ПРАРОДИНА НА СЕВЕРЕ

ПРАРОДИНА НА СЕВЕРЕ

Сообщение Олег Гуцуляк 04 янв 2010, 02:45

Изображение

Возможно ли было реальное существование на севере Европы (шире – Евразии) благоприятных условий для существования "цивилизации"?

Палеографы отвечают утвердительно. По их мнению похолодания в Арктике произошло где-то в середине I тыс. до н.э., когда начала формироваться современная тундра.

До этого здесь господствовал т.н. "субмариальный теплый климат", который определяют как "второй климатический оптимум". Первый (голоценовый) климатический оптимум существовал в Арктике где-то в 9-2,5 тыс. до н.э. (или 6-4 тыс. до н.э.). Например, на о. Жохова, одном из Новосибирских островов, в районе легендарной "земли Санникова", где обитали таинственные онкилоны из одноименной книги В.А. Обручева, в 1967 г. были найдены каменные охотничьи орудия, датированные радиоуглеродным методом 8-9 тыс. лет назад и принадлежащие к сумнагинськои археологической культуры, распространенной от Таймыра до Чукотки. На территории Гренландии найдено ископаемую фауну, указывающую на то, что тогдашний климат здесь ничем не отличался от нынешнего климата в районе Женевского озера в Швейцарии.

Также палеогеографами установлено, что 10-12 тыс. лет назад нынешний подводный Северо-Атлантический хребет не позволял современному Гольфстриму течь к берегам Европы. Теплые воды Атлантики потоками достигали Северного полюса, согревая Арктику. Температура января, например, резко подскочила на 300 С, уровень мирового океана поднялся на 130 метров, и шельф оказался затопленным. Кроме того, по взглядам некоторых палеогеографов и палеобиологов (И. Пидопличко, П. Макеев, А. Маркевич, М. Золотарев, И. Пузанов), похолодание прекратилось (его максимум пришелся на 21-18 тыс. лет назад) в связи с исчезновением ее основной причины – как существующего с конца плейстоцена (рисс, LX тыс. до н.э.) до начала голоцена (вюрм, Х тыс. до н.э.) Балтийско-Беломорско залива, открытого на севере водам Арктики, согретых Гольфстримом, так и с исчезновением сплошной суши между Ледовитым и Атлантическим океаном (т.н. "порог Томпсона" – линия Гренландия-Исландия-южная Норвегия) (1).

Дж. Гудмен, Дж. Бада, Т. Придо считают, что именно этим сухопутным "мостом" из Америки в Европу (!) проник современный тип гомо сапиенс (кроманьонец), который сформировался в Америке где-то 250-500 тыс. лет назад и выглядел как кавказоидного типа охотник на доледниковую мегафауну, о чем свидетельствуют обнаруженные археологами черепа того времени (эпоха солютре), во время ледникового периода (35-8 тыс. лет назад) кроманьонцы не раз переходили с одного континента на другой (Азия-Америка-Европа) и возвращались назад вслед за мигрирующими стадами, а с потеплением в Х-IX тыс. до н.э. последние переселенцы из Америки в Европу принесли новые культурные навыки, неизвестные более архаичном населению Старого Света. Среди сюжетов кроманьонського росписи следует особо отметить "птицеголового человека" – одно из ключевых изображений американской архаики.
Но главным условием, которая делала жизнь возможным и в определенной степени комфортным в этом регионе, был сам ледник. В частности, "тундра" располагалась значительно южнее, чем современная, а значит инсоляция (приток лучистой энергии солнца) была больше и способствовала развитию травяного покрова из однолетних растений и пресекала появление леса (южнее была не лесотундра, а нечто похожее на африканскую саванну, где мощные кусты и деревья останавливали рост стада мамонтов и шерстистого носорога, а еще южнее было нечто похожее на нынешние североамериканские прерии). Как следствие, возникал плодородный грунт, который быстро согревался в летнее время, имел достаточную влагу, не переходил в заболачивание, поскольку и испарения влаги было больше.
«…Ледник захватывал не всю сушу Земли, а жить около ледника было очень неплохо. Обычно говорят, что жить у ледника холодно, голодно. В наше время тоже есть ледники: в Швейцарии – Давос, у нас на Кавказе – Теберда, в Средней Азии – Тянь-Шань. Это все курортные места. Туда люди едут отдыхать и очень дорого за это платят, что совершенно разумно. Ледник – это огромное скопление льда, который только потому и существует, что над ним стоит столб чистого воздуха с высоким давлением, то есть антициклон. Огромная масса чистого, ясного воздуха захватывает значительно большее пространство, чем сам ледник. Значит, рядом с ледником, рядом с глыбой льда, которая поднимается на километр, иногда на 2–3 километра, будет совершенно ясное небо, а следовательно – огромная инсоляция. Температура воздуха низкая, но солнце светит и нагревает землю. На земле растет трава. Солнце нагревает тела животных и людей, им не холодно. Ветра почти никогда не бывает.
Высказывалось мнение, что вокруг ледника вьюги навевали огромные сугробы снега. Это географическая безграмотность, свойственная гуманитариям. Если бы навевало снег, это означало бы присутствие теплого влажного ветра, и тогда бы растопило ледник. Ничего подобного! Снега и дождя выпадало очень мало. Разогретая почва создавала конвекционные токи воздуха, и иногда из соседних широт, там, где были циклональные условия, могли пробиваться небольшие влажные воздушные массы, которые выпадали в виде дождя или очень небольшого снежного покрова. Этого было достаточно, чтобы за ледником в зоне антициклона расстилалась великолепная сухая степь с небольшим количеством снега, что не мешало травоядным животным зимой добывать из-под снега сухую траву, очень калорийную, пропитанную солнцем. С другой стороны, ледник под солнечными лучами тоже таял, то есть с него стекали струйки и ручейки чистой пресной воды, которые образовывали по закраине ледника озера. А где озера, там и рыба, и водоплавающая птица, которая переносит икру на своих лапах. А где влага, там будет расти пышная растительность, там будут расти леса. Там при большом таянии начнется сброс вод в виде рек, и они потекут туда, куда им подскажет рельеф. Эти реки создадут в сухой степи, окаймляющей ледник с юга, необходимые животным водопои. Сухая степь вроде монгольской, где очень мало выпадает снега, – раздолье для копытных, которые могут зимой разрывать снег копытами и доставать себе еду. А где копытные, там и хищники, а среди хищников и человек. Тающий ледник – это оптимальные условия для развития человека. Другое дело, когда там теплело. Ледник все время перемещался. От Таймыра он, все время нарастая, шел к Фенноскандии и таял в Атлантике. Циклоны приносили дождь, туманы, мокрый снег, который падал на ледник и увеличивал его. А на восточной окраине ледник таял, поэтому тут и были лучшие условия. Лучшие условия в ледниковый период были в Сибири! И так было до тех пор, пока ледник не ушел под течение Гольфстрима и там растаял. А Гольфстрим прорвался и понес влажный атлантический воздух до Енисея и дальше, до Якутии, куда, в свою очередь, пришли тихоокеанские муссоны, и на месте степи выросла тайга. Тогда стало плохо. Огромные заносы снега лишили животных растительной пищи. Погибли мамонты, носороги, туры; уцелели выросшие в тайге олени, зайцы и комары. Людям жить стало почти невозможно. Численность населения резко спала. Однако люди выжили и, мало того, расширили свой ареал!» (2).
Так, пока в Европе таял ледник, как замечает Н. Новгородов, стада копытных и шерстистых в Азии, которые паслись в бесснежные холодных саваннах, достигли берегов арктических морей (например, до канадские олени-карибу летом мигрируют на побережье Арктики, преодолевая расстояние до 3 тыс. км). "... Стада мамонтов, вероятно, приходили на Таймыр только летом. Они паслись на приречных лугах, богатой травянистой и кустовой растительностью, которую теперь можно наблюдать в южных лесотундрах, например, в бассейне Анадыря или Пенжины. На лето мамонты меняли шерсть на более короткую ... Здесь, на Таймыре, в благоприятных условиях теплого времени года самки рожали детенышей. Мамонты не были единственными жителями лугов Таймырской лесотундры. Из других, сопутствующих им крупных млекопитающих, следует первым делом назвать лошадь"(3).

Поскольку север Азии имеет вид клина, где мыс Челюскина выдвигается в Арктический океан на 12 градусов, стада животных постепенно кочевали этим клином, а вслед за ними шел человек с копьем. Именно здесь началась первоконцентрация тогдашнего мезоевразийського населения.

Постепенно в районе Таймыра сформировалась ностратическая (бореальная) протоцивилизация (ее состояние было сходно с тем, как существовала "единая" папуасские протоцивилизация до прихода европейцев в Папуа-Новую Гвинею), её языковые потомки (корни слов ностратических праязыка начинались из четырех диакретичних гласных "а, и, у, е ", выявляя основные пространственные отношения – удаленности, близости, глубины и высоты), следуя за Х. Педерсеном – В. Ильич-Свитычем – А. Долгопольським (4), делятся нами теперь на следующие группы: урало-алтайцев (бриареных; восточных мезоевразийцев), индо-европейцев (зефиральных; западных мезоевразийцев), семито-хамитов (эвральных; афраазийцев), дравидо-эламитов (нотийних; южных мезоевразийцев) и картвелов (оритальних мезоевразийцев) и ряд других (на-дене, чукото-эскимосы). Сердцевиной этой протоцивилизации стали таймырские горы Бирранга на берегах морей Карского и Лаптевых.
В ответ на скептические взгляды относительно зарождении человеческой истории именно в северной части Евразии ныне сформирована сугубо научная концепция севера как фактора глоттогенезиса (Н. Луценко, М. Маковский) (5), базируясь на анализе определенных частичных особенностей языковых явлений (родство слов, причастных к сигнализации смыслов "север", "мрак", "смерть", "страх" т.п.).
Представители бореальной (ностратических) общности были типичными европеоидами, северной скандинавской подрасы ("массивные северные европеоиды-кроманьонцы") (6). С Таймыра они колонизировали территории на запад (Кольский полуостров и Скандинавия, Пообсько-Иртышская равнина), на юг (на Обь и Иртыш), а оттуда – на юго-запад (вплоть до Понтийского шельфа) и восток (на Лену, Индигирку, вплоть до Камчатки, Чукотки и Америки). Возможно также расселение и по знаменитой Большой Трансевенкийськой тропе, идущей водоразделами рек от Саян через Ангару и Лено-Енисейским междуречьем с юга на север через плато Путорана и дальше на Таймыр и в горы Бирранга (7).

Другие географы также констатируют роль Северо-Западной Сибири в эпоху отступления ледника:
Не остается никаких других возможностей, как предположить заселение сибирского севера Азии пришельцами из восточного (Украина) Присередземноморья (8). По неизвестным нам причинам в эпоху верхнего палеолита они прошли в направлении с запада на восток почти весь материк Евразии и достигли верхнего течения крупных сибирских год Ангары, Лены и их притоков. Первоначальные охотничьи племена, которые переселялись в Сибирь, были типичными представителями "европейского физического типа в его древний палеолитические форме" (Окладников). Они достигли южного Приангарья и верховьев Лены, когда лишенными лесов пространствами тундры рядом с мамонтами кочевали еще и носороги. Когда европейские переселенцы осели на стоянках Мальта и Бурети, полный комплекс характерной для этого времени мамонтовой фауны распространился далеко на юг и на юго-запад – в Крым, юга Франции и Пиренейского полуострова. В материале Ангарских стоянок кости носорога имеются в достатке. Это обстоятельство позволяет геологически точно датировать время проживания здесь человека финальными моментами ледникового периода, когда северные олени вслед за отступающим ледником стали двигаться до Ледовитого океана. В позднепалеолитических стоянках (верхнемадленських) и переходных, возможно мезолитических, стоянках Енисея, Ангары и Лены (Дабаан, Макарово, Олекминск) в изобилии встречаются кости травоядных животных. Потепление, что произошло, вызывает перекочевывание на север, до Ледовитого океана, песца и полярной куропатки, где они в суровых условиях Арктики продолжают жить до наших дней. На определенное время вместо тундры основной растительной группировкой становится степь, более сухая и сначала лишь чуть более теплая. Её пространствами свободно кочуют стада быков и табуны диких лошадей. Несмотря на то, что климатические условия менялись постепенно, без резких движений, тем не менее они не только вызвали крупные изменения в составе животного мира и растительности, но и отразились на всех областях культуры позднемадленських и азильських жителей Сибири по сравнению с эпохой Мальтинських и Буретських поселений. Эти изменения отражались и на типах жилищ, которые с глубоко опущенных в землю выходят либо частично, либо целиком на поверхность, и в резком упадке техники изготовления каменных и костяных орудий. Из употребления исчезают тонкие, с большим изяществом созданые буретським человеком украшения, иголки, булавки, а каменные орудия становится более массивным и грубым. Ими удобнее рубить и колоть, а не соскребать. В строительной технике применяются уже не кости мамонта или носорога, а дерево. В пищу идет не мясо этих крупных животных, а мясо коз, косуль и других копытных. Этот переход к неолитической технике совпадает с увеличением монголоидной элементов среди старого европеоидной этнического типа первых поселенцев Сибири, возникает смешанный монголоидной-европеоидной этнический тип, третий, "лапоноидний" этнический тип с характерным вогнутым носом, низким лицом, светлыми глазами и темнорусыми волосами. Костяные останки людей "лапоноидного" типа хорошо известны не только в Сибири, но и с позднепалеолитических стоянок Восточной (Прибалтика) и даже Западной Европы, этим свидетельствуя чрезвычайно далекое продвижение позднепалеолитических и ранньонеолитичних монголоидной людей на запад (9).
Границей между той и другой расой, т.е. европеоидами и монголоидами, можно считать долину среднего течения Енисея (правда, такие контакты есть и на Урале, где потомки смешения европеоидов и монголоидов, в которых видят предков современных индейцев Америки, оставили знаменитую стоянку Карабаликты). В верхнем течении Енисея представители европеоидной расы на более длительное время, чем в других районах Сибири, проникли дальше на восток, сохраняя свои черты вплоть до Карасукского и Таштикського времени (X-VIII века до н.э. до I в. н.э., связанного с появлением железных орудий, с огромными успехами в земледелии и ирригации в засушливой Минусинскаой котловине, тут возникает на основе карасукских, тагарських и таштикських племен в V-VI вв. первое государство енисейских кыргызов-хагасов, "рода Ворона-Карго", предков современных хакасов, которые до смешения их с монголоидными хунну, были европеоидами – блондинами, рыжеволосыми и голубоглазыми (10)).
Установленное антропологами смешение монголоидов с европеоидами с Ананьевском эпохи шло за счет проникновения определенной части населения с юга в области срубной культуры, а с другой, за счет пришлого населения с востока – из Сибири, из области Енисея, где обитали племена, которых китайцы называли Динлин (носители Тагарськой культуры) (11).

Именно в районе Таймыра, на 77,4 градусе северной широты наблюдается засвидетельствованное "Ведами" на прародине ариев явление продолжительности полярной ночи в течение ста дней (12).
Также сохранили предание иранские мифы о том, что на прародине наступило резкое похолодание: злой демон ежегодно на десять месяцев насылал на родину ариев холод и снег. Солнце начало восхождать только один раз, а сам год превратился в один день и одну ночь. По совету богов люди покинули родину навсегда. "... И в царство Йимы пришли триста зим и стало тесно людям и скоту. Тогда Йима выступил со светой на юг путем Солнца (то есть с востока на запад, –О.Г.) и расширил свою страну, где люди жили шестьсот лет, а затем расширил страну в сторону Солнца и жили в стране девятьсот лет".
Переход из тайги в лесостепь и степь привел к изменению оседлого типа проживание на кочевой, изменился состав стад, появился в большом количестве конь, изменилась стратегия и тактика войн, появились прибавочный продукт, его приватизация и, как следствие, социальное расслоение. Лесостепь дарила комфортные условия проживания – способность прокормить огромные стада скота вследствие травостоя, который не выжигался солнцем, а также – заготавливать сено на зиму, нормальные условия для полеводства и огородного хозяйства, неисчерпаемы рыбные ресурсы.

Как резюмирует Н. Новгородов, в память о вторичной прародине европеоидов в лесостепной зоне Южной Сибири, где существовали такие блаженные условия, используются мифологические понятия "идилия" (у греков и римлян), Идиль или Идель (у тюрков), Идавель-поле (в древне-скандинавской традиции) (13). Также он считает, что первичная прародина соседующих и еще неразделенных представителей ностратических языковой общности была именно на Таймыре и они образовывали две своеобразные фратрии - "хеттов" и "хаттов":

Хатты – с Хатанги, а хетты – с Хетты. Об этом свидетельствуют совпадения важнейших топонимов этих разобщенных регионов: Таймыра и Малой Азии, на Таймыре главный гидроним называется Хатанга, образующийся при слиянии Котуя и Хеты. Гидроним Хатанга (например, Катеннгами по-эвенкски называются все три реки Тунгуски) легко раскладывается на определенные части – хата и формант -нга. Формант принадлежит теперь проживающему на Таймыре народу нганасан и означает множественность чего-либо, в данном случае много домов.
Слово «хата» в украинском языке означает мазанку, на других индоевропейских языках – жилье, дом, поселение, крепость, загон для скота, город. Самое удивительное, что по данным А. Малолетко [Малолетка А. М. Палеотопонимика.-Томск.: Изд.ТГУ, -1992, С. 153-155], с таким же значением это слово встречается в виде хата, хотон, кутон и других вариациях в тюркских, монгольских, тунгусо-манчжурских, финно-угорских, нахско-дагестанских, австронезийской, кушитських и чадских языках. Такая широкая общность свидетельствует, с одной стороны, об очень большой древности этого слова (укр. "хата", иран. kata, инд. kott, англ. cot, cottage, нем. cote, монгол "Хото", уйгур kant, остяц "хат", "кат", венг. haz, хант. xot, xat, фин. xota, морд. kud, айн. kotan – " жилье, крепость, город", что, по мнению В. Абаева, происходит от корня со значением "рыть, копать, насыпать, накапливать "(15)), когда языковая общность еще не распалась на языковые семьи, а с другой стороны , о том, что эта общность жила на Таймыре, на реке Хатанге.
Также следует добавить, что формант "хе-" является каким-то древним обозначением лесной местности. Не случайно на Таймыре три реки, протекающие у границы леса и тундры, поросшие на берегах лесом, имеют старые самодийские названия Хета (Большая и Малая Хеты притоки Енисея и Хета , по-эвенкийски Лама, конфлюент Хатанга). Две Хеты ( "Хетта") впадают также в Надим. Вероятно, когда-то название Хета означало "лесная", хотя современные самодийци, по крайней мере Таймыра, это слово перевести не могут"(14).
Считают, что на смену верхньопалеолитичним охотникам-ностратикам, которые расселились на запад и восток, на Северо-Запад Сибирь пришли долихокефальные представители двух верхнепалеолитических (кроманьйонских) культур охотников на северного оленя – Аренсбургская и Свидерская (в связи с исчезновением мамонтов в XIII-XIV тыс. до н.э. и ухода эпиграветских охотников на них на юг), потомков Гамбургской и Лингбийской культур юго-западной Балтии (в свою очередь – наследников Мадленской охотников на оленей).
Аренсбуржцы переселялись из Дании и Северной Германии на северо-запад (в Норвегию) и северо-восток (в Прибалтику), охватывая тогда еще существующее Балтийское озеро, и создали культуры т.н. круга Маглемозе (VIII-VI тыс. до н.э.) –Фосна (в Норвегии и Швеции), Комса (на крайнем севере Скандинавии и Кольском полуострове), Асколи и Суомусярви в Финляндии и Карелии, Веретье на Востоке Ладожского озера, Кунда в Ингерманландии, Эстонии и Латвии и собственно Маглемозе в Англии, Северной Германии и Дании. Для этого круга культур характерны специфические угловатые ножи и кинжалы, костяные поворотные гарпуны с каменными жалом для охоты на морского зверя, скребки, резцы, проколки из кварца и горного хрусталя, разнообразная глиняная посуда, каменные кирки и лопаты из рогов лося, украшения из кости и т.д. Но самым странным является переход на территории Финляндии от орудий из кремния на кварцевые изделия, объясняющих вышеупомянутой катастрофой в IX тыс. до н.э. (в региональном масштабе это был в 8213 до н.э. – грандиозный прорыв Балтийского ледникового озера в Белое море), которая прервались контакты Феноскандии с остальными материком и оставив малые группы охотников на северного оленя в положении Робинзона на огромном пространстве (16).
Представители Свидерский верхньопалеолитической культуры, которая превалировала в районе Польши, Беларуси, Литвы и Волыни и была родственная Аренсбургской, продвинулась на северо-восток и заложила основы таких культур как Валдайская (на Валдайской возвышенности) и Бутовская (на западе Волго-Окского междуречья), которые стали родоначальниками следующих осваивателей Западной Евразии, в которых не без оснований усматривают протосаамов и протофинов. За В. Сафоновым, значительно позднее ответвление-"колония" Свидерский культуры – т.н. тахунська культура, докерамический неолит в Сирии и Палестине VIII-VI тыс. до н.э. и ее представители соседствовали с автохтонной натуфийской культурой, в которой в 7200 г. до н.э. захватили крепость Иерихон.
На территорию Европы, освобожденную свидерцами, пришли альпийской расы брахикефальные лесные охотники культурной общности Дювенси, которая в VIII-X тыс. до н.э. охватывала огромные пространства от Темзы на западе и до Десны на востоке (на территории Польши их ветвь – Коморницька культура, Полесья и Литвы -–Кудлаивская культура). Считается, что говорили о прототюркських диалектах (17) (определенные следы родства на уровне праязыка оказываются между тюрками, шумерами и басками (18), а последние трактуются как наиболее реликтовый в генетическом смысле европейский этнос).
Потомки Аренсбургского ответвления Маглемозе около VIII тыс. до н.э. в бассейне Вислы, Припяти и Немана сформировали Яниславицкую культуру лесных охотников, колонизировав дальнейшем территории до Северского Донца и Крыма. В V тыс. до н.э. на основе именно этой культуры сформировалась мощная Среднестоговая культура лесостепного Левобережья Днепра (19). Вероятно, именно с этим миграционным потоком из Балтии связано появление в лесостепях Левобережья и Надпорожье массивных европеоидов вовнизского антропологического типа, известных из многочисленных могильников VII-V тыс. до н.е. Середнього Поднепровья и Надпорожья. Следовательно, антропологические данные подтверждают выводы археологов о миграции в VII-VI тыс. до н.э. жителей Западной Балтии в юго-восточном направлении, через Польский и Полесской низменности в Среднее Поднепровье, Надпорожье и Левобережье Днепра и оставивших многочисленные могильники мариупольского типа, в условиях аридизации климата под воздействием Триполья постепенно осваивала навыки отгонного скотоводства, став основой древних индоевропейцев – Среднестоговской и родственных с ней культур степного неолита (20) (Нижнемихайловской, Хвалынской где-то в VI-IV тыс. до н. е., ямной, Афанасьевской в III тыс. до н.э. и др.), то есть степной, отгонно-кочевой культурно-исторической провинции (VII тыс. до н.э. – XVIII век до н.э.).
Следовательно, носителями пра-индоевропейских диалектов были представители культур пост-Маглемозе, которые продвинулись на восток с берегов Балтийского и Северного морей вплоть до Приазовья (где сформировалась на V тыс. до н.э. мариупольская общность). В Приазовье произошла консолидация индо-европейцев в мощную скотоводческо-военную силу (Л. Зализняк - Ю. Павленко). Именно тогда и возник этноним "арии" с бореального корня HR-, значением которого было "храбрый" ("тот, который хрипит, как зверь"): санскритское hAR-yaka - "храбрый", "доблестный"; древньоиранське AiRe – "храбрый ", финское HuR-ja – "неистовий, "отважный", UR-ho – "храбрый", "герой", HaR-taus – "усердием"; нанайский AR-da – "доблестный"; маньчжурские AR-cha – "идти навстречу зверь"; греческое AR-istos – "лучший "," доблестный "," храбрый ", AR-eithoos" атаковать" (21).
Произошла консолидация протоариев не без контактов (и идеологического влияния) лесостепных неолитических носителей праугро-финнськои общности (например, самоназвание праиндо-европейцев имело в праугро-финов унизительное значение: совр. фин. orja "раб, слуга"), сформированной на базе восточной группы верхньопалеолитической Свидерский культуры Полесья IX тыс. до н.э.
Однако не обошлось здесь и без "южного" влияния средиземноморско-циркумпонтийських культур, северо-западной периферией которых была балкано-дунайская культурно-историческая провинция. Её первым репрезентантом для прото-индоевропейцев была, по мнению Л. Зализняка, Гребениковская культура позднего мезолита, за которой последовали культуры Криш, Линейно-Ленточной керамики, Боян, Гумельница, Кукутени-Триполье (22), носители которых были родственны носителями пра-северокавказских языков, субстратные следы которых обнаружены, в частности, в древне-греческом языке С. Старостиным.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4615
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: ПРАРОДИНА НА СЕВЕРЕ

Сообщение Олег Гуцуляк 04 янв 2010, 02:46

Примечания.

1. Пидопличко И.Г., Макеев П.С. О климатах и ландшафтах прошлого: Вып. 2. / Отв.ред. А.П. Маркевич. — К.: Изд-во АН УССР, 1955. — С.45, 55, 72, 86, 96, 116, 134 — 140.
2. Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало: Популярные лекции по народоведению. — М.: Айрис—пресс, 2003. — С.18-19.
3. Портенко Л.А., Тихомиров Б.А., Попов А.И. Первые результаты раскопок таймырского мамонта и изучение условий его залегания // Зоол.журнал. — 1951. — Т.ХХХ, вып. 1. — С.14-15; Цит.за: Пидопличко И.Г., Макеев П.С. О климатах и ландшафтах прошлого: Вып. 2. / Отв.ред. А.П. Маркевич. — К.: Изд—во АН УССР, 1955. — С.89—90.
4. Долгопольский А.Б. Гипотеза древнейшего родства языковых семей Северной Евразии с вероятностной точки зрения // Вопросы языкознания. — М.. 1964. — № 2. — С. 53 — 63.
5. Луценко Н. А. Жизнь на севере в отражении языковых явлений // Филологические исследования: Сб. науч. работ — Донецк: Юго—Восток ЛТД, 2004. — С.234—250.
6. Новгородов Н. Сибирский Грааль // http://hyperbor.narod.ru/www/graal.htm
7. Утенков Д. Записки тунгусофила // Чудеса и приключения. — 1998. — № 9. — С.50—52.
8. Гладилін В.М. До питання про час і шляхи первісного заселення людиною території України // Український історичний журнал. — К., 1969. — № 10. — С. 101—109.
9. Как считает Г. Ловмянский, следуя за Т. Лер-Сплавинским, представители «лапоноидной» («ляпоноидной») расы, т.н. «староевропейские народы», были непосредственными предшественниками славян на территории Европы. От них прибывшие приняли топонимы и названия рек во времена еще балтославянского единства, и что в результате ассимиляции местного «ляпонского» населения из пришлых индо-европейцев сформировались на разных субстратах собственно германцы и балтославяне (см.: Lowmianski H. Poczatki Polski. — 1963. — T. 1; Lehr-Splawinski T. O pochodzeniu i praojczyznie slowian. — Poznan, 1946).
10. История открытия и исследования советской Азии / Науч.ред. Э.М. Мурзаева. — М.: Мысль. 1969. — С. 205—206, 207, 215, 216.
11. Смирнов А.П. К вопросу о происхождении татар Поволжья // Сов. этнография. — 1946. — 3 №. — С. 38.
12. Лоскутов Ю. Рубежи полярной прародины // Наука и религия. — М., 2004. — № 2. — С. 63—64.
13. Новгородов Н. Сибирский Грааль // http://hyperbor.narod.ru/www/graal.htm
14. Долгих Б.О. Очерки по этнической истории ненцев и энцев. — М.: Наука, 1970. — С. 59.
15. Мурзаев Э.М. Очерки топонимики. — М.: Мысль, 1974. — С. 116—119.
16. http://www.continuitas.com
17. Трофимова Т.А. Этногенез татар Поволжья в свете данных антропологии. — М.—Л., 1949. — С.247; Еремеев Д.Е. Этногенез турок (происхождение и основные этапы этнической истории). — М.: Наука, Гл.ред.восточ.лит., 1971. — С.22-23.
18. Hommel F. Ethnologie und Geographie des alten Orients. — Munchen, 1926. — S.21; Kosay H.Z. Bask dili ile Turkce arasindaki munasebetlere dair yeni deliller // Belleten. — 1959. — XXIII, N 92; Kosay H.Z. Dil mukayeselere gore Basklarla Turklerin temaslari, goc yollari ve zamani hakkinda // Belleten. — 1957. — XXI, N 84.
19. Залізняк Л. Полісся в системі культурно-історичних регіонів України (за даними археології) // Полісся: Мова, культура, історія: Матеріали міжнародної конференції. — Київ: Асоціація етнологів, 1996. — С.183.
20. Залізняк Л.Л. Культурно-історичні провінції території України у первісну добу // Археологія. — 2006. — №3. — С.7, 9.
21. Джадан И. Сумерки богинь: Антропологические основы ксенофобии (рукопись, 2004).
22. Залізняк Л.Л. Культурно-історичні провінції території України у первісну добу // Археологія. — 2006. — №3. — С.6.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4615
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина


Вернуться в Наша Прародина


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron