The Global Superorganism

раздел посвящен анализу современных реалий и виртуалий с позиций Традиции

The Global Superorganism

Сообщение Александр Волынский 28 июн 2016, 04:57

Мировой Суперорганизм: эволюционно-кибернетическая модель возникновения сетевого сообщества
Франсис Хейлиген
http://pespmc1.vub.ac.be/Papers/Superorganism.pdf

Внутри кибернетики и системной теории можно выделить несколько моделей, которые могут быть использованы при изучении как живых организмов, так и социальных систем: теория живых организмов Миллера, теория автопоэзиса Матураны, теория перцептивного контроля Пауэрса и теория Турчина о метасистемных переходах.
Перечисленные выше научные подходы наряду с более мистической теорией Т. де Шардена [59] вдохновили некоторых авторов возродить взгляд на общество как на единый суперорганизм [58, 52, 16, 17, 18, 61] . Подобный рост популярности этой идеи был вызван бурным развитием коммуникационных сетей, которые можно рассматривать как зарождающуюся нервную систему социального организма. Однако, все возникшие теории остаются на уровне метафор, указывающих на аналогии, но не анализирующих сами механизмы.
Настоящая статья ставит своей задачей развитие новой, более детализированной модели мирового сообщества, которая бы базировалась на упомянутых ранее моделях и объединила бы их. Особенно я хотел бы сфокусировать внимание читателя на эволюционных процессах, постоянно создающих и совершенствующих природу. Подобный угол зрения сможет дать нам лучшее понимание нашего сегодняшнего быстро изменяющегося общества, и направления, в котором оно движется. Положенная в основу модели кибернетическая теория поможет нам в анализе все возрастающей важности понятия информации в развивающемся взаимосвязанном обществе.
Главная идея данной модели состоит в том, что мировое общество может рассматриваться как единый суперорганизм и, что в условиях сегодняшнего быстрого развития технологий оно становится все более похожим на суперорганизм. Суперорганизм - это живая система высшего порядка, элементы которой (в нашем случае, отдельные индивидуумы) сами являются организмами. Биологи соглашаются с тем, что социальные колонии насекомых, например, муравейники или пчелиные улья, лучше всего анализировать как суперорганизмы. Если отдельные клетки являются организмами, тогда многоклеточный организм - тоже суперорганизм. Человеческое общество, вероятно, очень похоже на плесневый грибок, чьи клетки могут выживать как по одиночке, так и целыми колониями.
Вопрос не в том, является ли общество организмом, а в том, насколько полезна подобная точка зрения. Это то, что Гейнс [20] называл "коллективная позиция", рассматривать коллектив, как целостного индивидуума. На мой взгляд, подобная позиция помогает разобраться в том многообразии важных изменений, которые происходят в структуре общества, и эта точка зрения более действенна, чем традиционный взгляд на общество как на сложное образование взаимодействующих индивидуумов (см. Хейлиген и Кемпбел, [24]). Моя точка зрения состоит в том, что и общества, и биологические организмы можно рассматривать с самых общих позиций как частные случаи "живых" или "автопоэзийных" систем, которые будут обрисованы ниже.
В данной статье я, в первую очередь, постараюсь определить, что означает для системы быть "организмом", и рассмотрю более детально две основные подсистемы любого организма: обмен веществ и нервную систему. Затем я постараюсь показать, что "обмен веществ" и "нервная система" общества под воздействием ускоряющегося технологического прогресса становятся все более и более взаимосвязанными. Такое развитие в особенности будет способствовать возникновению "мирового разума" суперорганизма. В заключении я постараюсь рассмотреть значение подобного развития для будущего.
Общество, подобно всем автопоэзийным системам - это открытая структура, ему требуется поставка материала и энергии (ресурсов) для создания своих компонентов, а само оно выбрасывает в окружающую среду отходы своей жизнедеятельности в виде промышленных отходов и тепла. Несмотря на то, что оно открыто с точки зрения термодинамики, оно, как и любая автопоэзийная система, организационно замкнуто, его структура явно определена как внутренняя. Окружающая среда не подсказывает системе, как ей следует строить себя; среда лишь служит источником сырья. Поведение автопоэзийной системы встроено в ее собственную внутреннюю организацию. Замкнутость означает, что каждый компонент системы может быть создан внутри системы. Ни один компонент или подсистема компонентов не могут воспроизводиться сами по себе вне системы. Если бы подсистема могла существовать вне системы, тогда бы подсистема стала самостоятельной автопоэзийной системой вместо того, чтобы быть частью общей структуры.
Необходимость выполнения условия замкнутости, вероятно, и делает приложение автопоэзиса к социальным системам таким противоречивым. Замкнутость позволяет четко отделить то, что находится внутри системы, ее части, от того, что находится снаружи - частей окружающей среды. Первоначальное определение автопоэзиса, данное Матураной и Варелой [44] , добавляет ко всему выше изложенному, что каждая автопоэзийная система должна иметь свою границу, иными словами пространственное или топологическое разграничение между системой и окружающей средой. В отличие от биологических организмов большинство социальных систем не обладают явной пространственной границей. Более того, для многих социальных систем требование замкнутости выполнимо лишь частично. Например, страна может произвести большую часть необходимых ей компонентов у себя, но она все равно будет импортировать отдельные компоненты (людей, артефакты) или знания из-за рубежа. Это означает, что любая граница, которую мы обрисуем вокруг социального организма, будет пористой и расплывчатой. Единственная возможность выполнить требование организационной замкнутости - это рассматривать всемирное общество целиком, как автопоэзийную систему. Ни одна из его подсистем, идет ли речь о странах, корпорациях, институтах, компаниях или семьях, не является в должной мере автопоэзийной. Все они до известной степени зависимы от внешней организации.
Это наблюдение, возможно, объяснит, почему различные авторы не друг с другом в вопросе о том, могут ли социальные системы быть автопоэзийными. Хотя Матурана, создатель концепции автопоэзиса, ограничил ее применение только биологическими организмами, некоторые другие (например, Люман, [42] ; Роб, [51] ; Зелени, [68] ; Мингерс, [47] ) предполагали, что социальные системы могут быть автопоэзийными, расходясь между собой лишь в том, какие именно системы проявляют автопоэзис. Мне кажется, что данное противоречие может быть преодолено только, если рассматривать мировое сообщество как суперсистему, которая охватывает все прочие социальные системы, и, таким образом, может считаться подлинно автопоэзийной.
Можно различить степень автопоэзийности: система будет более автопоэзийной, если она производит большую часть своих компонентов внутри себя, и, значит, менее зависима от окружающей среды. Как мы позднее увидим подробнее, эволюция общества обыкновенно приводит к увеличению автономности и способности самостоятельно производить свои составляющие, минимально взаимодействуя с окружающей средой.
Чтобы осознать, каким образом общество достигает автопоэзиса, нам следует детальнее рассмотреть, как сеть производственных процессов позволяет достичь создания устойчивой организации вопреки зависимости от поступления ресурсов извне и вне зависимости от пертурбаций в окружающей среде. Этот механизм можно функционально разделить на несколько подзадач, выполняемых различными подсистемами. Самые важные из подсистем - это система обмена веществ, ответственная за обработку материалов и энергии, и нервная система, отвечающая за анализ информации. Цель обеих подсистем - поддержание стабильности всей системы, компенсируя или препятствуя влияниям на нее извне.
Как хотели подчеркнуть Матурана и Варела, автопоэзийные системы не формируются окружающей средой, их форма определяется исключительно внутренней организацией. Автопоэзийные системы - самоорганизующиеся. Данные из окружающей среды требуются только для того, чтобы предупредить систему о необходимости изменения ее функционирования - иначе структура может быть повреждена или даже разрушена . Путем противодействия или компенсации этих пертурбаций система может поддерживать неизменной свою организацию в непостоянной среде.
Таким образом, организмы (по определению - управляющие системы в кибернетическом смысле [3]) регулируют или управляют значениями определенных параметров так, чтобы уменьшить отклонения от оптимума. Например, чтобы поддерживать свою сложную организацию, теплокровные животные должны сохранять температуру своего тела в достаточно узком интервале (для человека - приблизительно между 35 0 С и 40 0 С при оптимальном значении около 36,5 0 С ). Если температура окружающей среды изменится, внутренние процессы, например, выделение пота или дрожь будут противодействовать влиянию температуры окружающей среды на внутреннюю температуру.
Возможно, наиболее четкая модель подобной регуляции предлагается теорией живых управляющих систем Вильяма Пауэрса [49, 50] . В этой модели поведение или цепь действий организма объясняется исключительно как стремление организма достичь некоторого оптимального состояния. При достижении цели действия изменяют состояние окружающей среды, затем организм проверяет, насколько он отклонился от намеченной цели. Полученное отклонение вызывает другое действие, нацеленное на корректировку "курса". Эффект этого действия вновь переосмысливается, вероятно, побуждая к следующему действию и так далее. Эта цепь действий , если она функционирует нормально, сохраняет систему в неизменном состоянии, несмотря на непрекращающееся противоборство изменений окружающей среды и действий, направленных на их ликвидацию.

Хотя конечное состояние может казаться достаточно устойчивым, сила, затрачиваемая на противостояние пертурбациям окружающей среды, требует постоянной поставки энергии. Как показал Пауэрс в своих математических моделях, эффективная связь управления характеризуется усилением, небольшие отклонения должны компенсироваться серьезными действиями. Иными словами, при взаимодействии между организмом и окружающей средой результат будет в такой же степени зависеть от изменений окружающей среды, как и от действий организма. При большем усилении результат будет меньше зависеть от внешних условий. Помимо больших энергетических затрат на выполнение действия подобное усиление требует очень тонкого, чувствительного восприятия, такого, чтобы отклонения можно было бы обнаружить на самой ранней стадии, когда противодействие им можно осуществить с маленькими затратами энергии.
Различные цели или требуемые значения входных величин, которые организм пытается оптимизировать, обычно составляют некое подобие иерархии, где комбинация текущего восприятия и цели высшего порядка определяют цель более низкого порядка. Таким образом, цели не статичны, но постоянно приспосабливаются к конкретной ситуации. Подобное ощущение - это не просто отражение состояния окружающей среды, это скорее восприятие аспектов окружения, соотнесенных с целями системы, которые сами по себе определяются требованием выживания. Поэтому эпистемология теории автопоэзиса и теория перцептивного контроля конструктивны, знание об организме не должно рассматриваться как калька внешней реальности, а только как субъективная конструкция, направленная на поддержание равновесия между основными целями поддержания организации и различными внешними изменениями, способными поставить эти цели под угрозу.
Для большинства людей, не занимающихся кибернетикой, слово "управление" непременно означает образ некоего центрального аппарата контроля, автократического органа, направляющего и надзирающего за тем, как действует система. Кибернетический анализ связей управления, например, как у Пауэрса, абсолютно функционален. "Аппарат управления" не требует воплощения в виде отдельного локализованного структурного компонента. Я уже полемизировал [34] с тем, что по схеме Пауэрса рыночный механизм можно рассматривать как управляющую систему. Цель системы - удовлетворить "спрос" путем производства подходящего "предложения", несмотря на колебания в доступности ресурсов или компонентов. Спрос на любой товар сам по себе определяется доступностью различных товаров и высшими целями или ценностями (выживание, уровень жизни, ...) потребителя.
Это отрицательная обратная связь с усилением; небольшие колебания в предложении будут восприняты и трансформированы в изменение цены на товар, а это явится средством согласования между спросом и предложением. Незначительное увеличение в цене (восприятие) заставит производителей немедленно внести дополнительные средства в производство (действие), таким образом увеличивая предложение. Это, в свою очередь, снизит цену и вместе с тем уменьшит рассогласование. Сходным образом снижение цены повлечет за собой сокращение производства, и, следовательно, сокращение предложения и рост цен. Таким образом, рынок существует для регулирования доступности необходимых системе товаров. Несмотря на подобный четкий механизм управления ни один компонент или группа компонентов не находятся "под контролем". Изменчивый спрос, который управляет процессом, возникает из коллективного желания всех потребителей, в то время как переменчивое предложение является совокупным результатом всех действий и всех процессов. Функция контроля не централизована, а распределена по всей экономической системе.
Эволюционное развитие суперорганизма
Развитие кооперации и разделения труда
Хотя согласно дарвинистской теории эволюция индивидуумов шла по экстенсивному пути развития, эволюция сообществ организмов очевидно не вписывается в эту схему. Главная проблема - это контраст между эгоистичным и альтруистичным поведением. Теория Дарвина предсказывает, что если необходимо выбрать между поведением, которое будет способствовать личным интересам, и поведением, направленным на пользу группе или обществу, к которым принадлежит индивидуум , личные интересы будут преобладать над всем остальным. Причина в том, что эгоистичные индивидуумы в обществе альтруистов ("вольные всадники") извлекают из альтруистического поведения других гораздо больше пользы, чем последние. Поэтому альтруистское поведение отвергается. Однако, и животные, и люди демонстрируют множество примеров альтруизма, то есть поведения, которое больше способствует выживанию других, нежели самих альтруистов.
Подобному положению вещей было дано несколько объяснений (см. Докинс, [14] ; Хейлиген, [25] ; Кемпбелл, [8] ). Механизм группового выбора (группы альтруистов имеют больше шансов выжить, чем группы эгоистичных индивидуумов) кажется не вполне удовлетворительным из-за проблемы "вольных всадников", упомянутых ранее. Тем не менее, тема группового выбора в последнее время стала вновь популярной [65] частично из-за наблюдения, что не все типы поведения, приносящие пользу группе, имеют высокую цену для альтруиста. Наиболее популярное объяснение, лежащее в основе социобиологического подхода - это родственный выбор, принцип, что быть альтруистом по отношению к индивидуумам, в которых заложены те же самые гены ("к родственникам"), в процессе эволюции имеет больше преимуществ. Эта схема убедительно разъясняет строение сообществ насекомых, где все особи являются близкими родственниками через их общую мать ("королеву" улья). Другое популярное объяснение - это обоюдный альтруизм или принцип "услуга за услугу", но его нельзя применить к кооперации больших сообществ, где индивидуумы имеют мало возможностей отвечать друг другу взаимностью.
Для объяснения возникновения человеческого общества наибольший интерес представляет теория культурного конформизма ([8], [24], [25] ). Если культурная норма, проповедуя альтруизм, сможет распространиться внутри группы, давление конформистов не позволит "вольным всадникам" уклониться от этой нормы. Так как различные группы придерживаются различных норм, будет существовать один культурный групповой выбор, развивающий более альтруистские нормы, который принесет наибольшую пользу всей группе. На практике этот механизм, вероятно, дополнялся другими механизмами, направленными на создание кооперативных соглашений в человеческих группах.
Каким бы ни было ее происхождение, кооперация была заложена в основе человеческого общества и довольно быстро привела к разделению труда. Разделение труда базируется на том принципе, что если индивидуум выполняет одну определенную операцию, его производительность повышается. Однако, если человек исключительно занят производством одного типа товара или услуги, его возможность получать прочие необходимы ресурсы зависит от возможности обмена с другими людьми. Поэтому разделение труда может развиваться только на прочной основе кооперации. Но как только этот процесс начался, разделение труда начинает стихийно разрастаться, движимое цепным механизмом (как проиллюстрировал Гейнс [20] при помощи компьютерного моделирования) , индивидуумы, успешно обеспечивающие прочих своим типом товара или услуги по причинам благоприятных возможностей, компетенции или просто случайности, начинают наблюдать увеличение спроса на свой товар и, таким образом, им становится выгодно развивать свою область производства. Например, человек, живущий поблизости от фруктовых деревьев, обнаружит, что легче получать мясо и прочие ресурсы в обмен на фрукты, чем принимать участие в коллективной охоте и бортничестве, поэтому он станет тратить больше времени, внимания и сил на развитие в себе способностей садовода.
Эволюция сети
В условиях наличия разделения труда главной движущей силой эволюции в обществе будет не групповой и не индивидуальный выбор, а то, что можно назвать сетевым выбором. Легче всего объяснить этот механизм экономическими терминами. Индивидуум или подгруппа, специализирующиеся на поставке определенного товара, могут рассматриваться как подсистема всего социального организма. Взамен своего "продукта" подсистема получает плату ("обмен"), которая инвестируется в ресурсы (компоненты, сырье, энергия, люди, информация, инфраструктуры, и т.д.), необходимые для дальнейшего производства. Продукт определяет выход подсистемы, ресурсы - ее вход. Задача подсистемы внутри целого - преобразовывать вход в выход. Выход одной подсистемы служит входом одной или нескольким другим подсистемам, которые в свою очередь подводят свои выходы к третьей линии систем, и так далее. Таким образом, все подсистемы связаны друг с другом через входы и выходы, совместно они образуют огромную сеть процессов, питающих один другого как было показано на рис. 1. Если всемирная система автопоэзийна, тогда эта сеть будет замкнута на себе, будет обмениваться только небольшим количеством сырья с окружающей средой и изнашиваться вместе с ней. Но прежде чем анализировать эволюцию всемирной сети, мы должны рассмотреть развитие ее отдельных звеньев.
Отношения системы с окружением определяются тем, что она получает на входе и производит на выходе. Если несколько различных систем конкурируют в выполнении одной функции, тогда наиболее приспособленные выживут, а все прочие будут устранены. Даже если только одна система способна выполнить данную функцию (например, правительственная организация или коммерческая монополия), все равно на нее будет оказываться давление со стороны ее окружения, заставляющее систему повысить свою эффективность. Это означает, что если система подвергнется изменениям, сохраняются только самые продуктивные ее варианты, тогда как менее полезные подвергаются дальнейшим изменениям. Таким образом все подсистемы или компоненты в сети производственных процессов находятся под постоянным давлением отбора с целью увеличить их "производительность".
С точки зрения целой сети все ее компоненты постоянно адаптируются друг к другу под влиянием дифференциации и отбора. Сеть в целом приспосабливается к окружающей среде, но это имеет лишь косвенное влияние на ее подсистемы. Если мы проигнорируем относительно небольшое действие мировой окружающей среды, то эволюцию сети можно, в таком случае, рассматривать как самоорганизацию [20] или "сетевой выбор" [32], ее развивающиеся совместно компоненты адаптируются друг к другу, таким образом повышая общую эффективность и связность сети даже в отсутствие отбора, происходящего во внешней среде. Ни один компонент не может проигнорировать это развитие ради собственного блага, так как все компоненты из-за своей специализации зависят друг от друга, как уже обсуждалось ранее. И ни одна подсистема не может отказаться от специализации, потому что тогда она не сможет соперничать с более преуспевающими конкурентами.
Все возрастающее разделение труда ведет к дифференциации компонентов системы в более специализированные подвиды. Увеличивающаяся зависимость этих подвидов от остальной системы для того, чтобы возместить те способности, которые были утеряны из-за специализации, ведет к повышению интеграции и сплоченности. Дифференциация и интеграция вместе ведут к усложнению [32] мировой системы и к большей независимости ее от окружающей среды. Положительная обратная связь между интеграцией и дифференциацией ведет к ускоряющемуся развитию сложной организации из совокупности первоначально простых компонентов. Это метасистемный переход [24, 60] , эволюционное возникновение кибернетического организма высшего порядка. Это чем-то похоже на фазовые переходы вещества, такие как кристаллизация, намагничивание или конденсация, характерные для самоорганизующихся физических систем. Эта же движущая сила лежит в основе эволюции от простых клеток до многоклеточных организмов и обществ, состоящих из отдельных индивидуумов.
Развитие мирового мозга
В то время как в предыдущем разделе мы, в основном, обсуждали развитие компонентов, и функции обмена веществ социального суперорганизма, в данной части мы уделим внимание эволюции его нервной системы, иными словами, особой подсистемы, ответственной за передачу информации. Подобно прочим подсистемам, ее эффективность зависит от автономности, то есть, использования таких структур, как архивы, кабели и компьютеры. Ее развитие направлено на расширение таких функций человеческой нервной системы, как хранение, передача и обработка информации. Аналогично тому, как повышающаяся эффективность функций обмена продукцией и распределения ведет к глобализации экономики, так автоматизация процесса передачи информации приводит к глобализации познавательных механизмов и механизмов принятия решений человеком. Наиболее значимы в зарождающейся мировой нервной системе глобальные коммуникационные сети. На данный момент подобная сеть - Интернет, соединяющий большинство компьютеров на планете. Дальнейшее обсуждение коснется современного и будущего развития этой сети, в предположении, что она образует зачаток "мирового мозга" социального суперорганизма.
Предмет нашего обсуждения - не отдельные функции, реализуемые посредством Интернет, большая их часть может выполняться прочими средствами массовой коммуникации - факсами, сотовыми телефонами, цифровым телевидением или конкурирующими видами компьютерных сетей. Очевидно что, все эти конкурирующие методы обмена информацией постепенно интегрируются в Интернет, по причине его общей гибкости и возможности создания единого интерфейса. Это значит, что исторические случайности, создавшие определенные стандарты для различных типов связи , со всеми своими выгодами и недостатками, будут все менее и менее важными в определении строения нервной системы общества.
В обществе телекоммуникационные каналы играют роль нервов, передающих сигналы от органов чувств к органам действия (Турчин [60] ). У большинства животных нервы образуют сложную сеть переплетений - мозг, где обрабатывается поступающая в организм информация. После изобретения в XIX столетии телеграфа и телефона, а в первой половине XX радио и телевизора, в последние десятилетия особенно стремительно наблюдается развитие сложных коммуникационных сетей. В то время как традиционные средства коммуникации напрямую связывают посылающее устройство и приемник, сетевые средства имеют сложное перекрестное соединение между информационными каналами, позволяющее объединять информацию из различных источников, прежде чем она попадет в приемное устройство. Более того, тот факт, что отдельные узлы цифровой сети контролируются отдельными компьютерами, как мозг состоит из отдельных нейронов, позволяет усилить аналогии между сетью и мозгом. Это и привело к уподоблению мировой компьютерной сети "всемирному мозгу" (Рассел [52] ; Майер-Кресс и Баркзис, [45] ; Хейлиген и Болен, [23]).
В организмах эволюция нервной системы характеризуется серией метасистемных переходов, порождающих высшие уровни иерархии управления (Турчин, [60] ; Хейлиген, [33] ). Уровень, где органы чувств напрямую соединены с исполнителями нервными волокнами, называют уровнем простых рефлексов. Только на следующем уровне сложных рефлексов, где нервные волокна переплетаются согласно некой схеме, мы начинаем распознавать признаки элементарной мозговой деятельности. Теперь я попробую доказать, что современная мировая компьютерная сеть находится на грани перехода к следующим уровням развития, обучению, для которого характерна автоматическая адаптация соединений, мышления и возможно даже метарациональности. Эти переходы резко увеличат силу, интеллект и незаменимость сети.
Современная мировая компьютерная сеть уже задействовала миллеровские функции канала и сети (распределение информации), памяти (хранение данных), органа чувств (сбор информации, например, ввод с клавиатуры, автоматические датчики), действия (использование сети для активации процессов на расстоянии, например, с помощью сообщений электронной почты, требующих выполнения определенных заданий, управляемого на расстоянии оружия, электронных заказов товара, и т.д.), и даже расшифровки (обработка информации с целью облегчения ее интерпретации, например, " datamining" - поиск необходимых клиенту сведений в большом пласте информации) (см. Хейлиген, [31] ; Хейлиген и Болен, [23] ). Помимо памяти, канала и сети, на сегодняшний день большая часть этих функций только минимально присутствует в сети, по крайней мере, по сравнению с их присутствием вне электронной среды. Однако должно быть ясно, что переход большей части этих функций в Интернет - это только вопрос времени, так как нет никаких видимых технических препятствий для этого.
Обучение и мышление
Менее очевидна автоматизация функций ассоциации и принятия решений, соответствующих высшим познавательным функциям, которые мы обычно ассоциируем с разумом. Последние мои разработки и работы моих коллег (например, Хейлиген, [31] ; Болен и Хейлиген, [6, 23] ) приводят доказательства того, что подобные формы творческого мышления могут напрямую поддерживаться сетью, без человеческого надзора. Это даже не требует сложных программ по созданию искусственного интеллекта, достаточно поддержать самоорганизацию информационных потоков в сети, таким образом, повышая коллективный разум, интеллектуальные возможности которого должны быть больше простой суммы сознаний пользователей сети [31] . В настоящей статье я не ставлю своей целью обсуждение технических деталей возможного воплощения подобных технологий. Я хотел бы рассмотреть основные принципы, и показать возможность повышение эффективности познавательных процессов в сети.
Основная роль функции ассоциации - установление новых связей между понятиями. Документы в интернет соединяются [23] посредством специального языка разметки гипертекста (HTML). До сего момента создание связей происходило вручную, это делали создатели документов, выбирая, на какие материалы следует ссылаться. Но число релевантных документов в сети очень велико, и человеку очень сложно создать достаточно полный набор ссылок. Это осложняет пользователю поиск в сети при движении по ссылкам. Поисковые машины, которые находят материалы, содержащие определенные ключевые слова, только частично решают эту проблему, поскольку наличие ключевых слов в документе не гарантирует его соответствие запросу пользователя.
В мозге человека процесс обучения основывается на правиле Хеба [13] для нейронных сетей: синаптическая связь (проводимость синапсов) между нейронами усиливается, если они одновременно активируются в течение определенного промежутка времени. В гипертекстовой сети эквивалент нейронов - это документы или страницы, а эквивалент активации - использование или чтение материалов одним и тем же человеком за короткий период. Чем больше людей внимательно прочтут документ В вскоре после того, как они просматривали документ А, тем сильнее должна стать связь между А и В. У документов имеющих ссылку друг на друга, но которые редко используются вместе, связь должна ослабнуть и возможно даже исчезнуть. Чем больше люди пользуются сетью, переходя от одной страницы к другой с помощью ссылок или поиска, тем быстрее сеть сможет создать крепкие связи между документами, которые пользователи посчитают наиболее сходными. Поскольку каждая страница косвенно соединена с любой другой страницей в сети, это значит, что очень похожие страницы рано или поздно создадут сильную связь. Применение подобной концепции в интернет позволят перестроить гипертекстовую сеть из громоздкого объединения слабо связанных документов в связную ассоциативную структуру , схожую с нервной сетью, образующей наш мозг (Хейлиген и Боллен, [23, 31]).
Получив, таким образом, ассоциативную сеть документов, следующей задачей будет использование этой сети для того, чтобы решать проблемы или отвечать на запросы. Этот процесс может быть назван "мышлением". Можно предложить реализовать его в сети по аналогии с другим нейронным механизмом - распространения активации. Если в мозге определенные понятия (или соответствующие группы нейронов) активированы - из-за перцепции или предшествующего осознания ситуации - тогда эта активация распространится на соседние понятия, следуя по каналам связи пропорционально степени их ассоциативной связи. Это задействует новые понятия, которые в свою очередь могут активизировать другие похожие понятия и так далее, поддерживая постоянную работу мысли. Распространение активации в сети может осуществляться с помощью программных агентов - программ, которые, получив понятия, определяющие проблему, находят наиболее подходящий к данному запросу материал и затем исследуют связи от него, активизируя соседние страницы в соответствии с первоначальной активацией и силой связи.
Преимущество данного подхода заключено в том, что проблему не обязательно определять конкретными ключевыми словами, так как активация автоматически распространится на ту страницу, которая содержит другие ключевые слова, но все еще близка к первоначальной формулировке. Например, в прототипе нашей обучающейся сети (Боллен и Хейлиген, [6] ) активация понятий "здание", "работа" и "бумага" сразу же выдаст слово "офис" как наиболее близкое. Это больше похоже на то, как наш мозг решает сложные задачи с помощью интуиции и ассоциации, чем на работу традиционных программ искусственного интеллекта, решающих проблемы при помощи логической дедукции.
Функция принятия решений
Другая функция, требующая автоматизации - это функция принятия решений. Имея информацию о ситуации, полученную посредством органов чувств и восприятия, а также цели или систему ценностей, организм, задействовав процесс мышления, ответственный за принятие решений должен выбрать наиболее адекватные действия, которые приведут из имеющейся ситуации к желаемой. Мы уже показали, что для социального суперорганизма "цель" или ценность возникает из коллективного требования общественности.
Очевидно, что сетевые технологии можно использовать для поддержания рыночного механизма определения оптимальной цены на товар. Разработаны программы для того, чтобы автоматически сравнивать цены на любое наименование в различных электронных магазинах, и таким образом находить наилучший вариант для потребителя. Это заставляет поставщиков незамедлительно снижать цены на представленные в изобилии товары. С другой стороны, появились и онлайн аукционы, где потребители со всего мира могут торговаться за необходимые товары. Таким образом, цены на редкие товары, если предложение не удовлетворяет спрос, повышаются. Два механизма, один исследующий спрос, а другой - предложение, могут ускорить процесс уравнения цен, чтобы оптимально отразить баланс между спросом и предложением. Доступность цен в сети на всевозможные товары и услуги будет подталкивать поставщиков к вложениям в те товары, где разница между спросом и предложением наиболее высокая.
Не ко всему применим критерий цены, как показатель качества и востребованности, многие важные понятия (дружба, идеи, красота ...) свободны от него. Но и здесь можно использовать сеть. Легче всего проиллюстрировать это на примере документов содержащих определенную информацию, и размещенных в сети. Предположим, вы нашли ряд страниц, где излагаются разные способы лечения простуды. Какую из них вы выберете? В обществе эта проблема решается обращением к авторитету, некоторые источники информации (например, ваш доктор или медицинская энциклопедия) считаются более надежными, чем другие (например, ваш сосед или семейный журнал). В сети, где выбор информации огромен, крайне разнообразен по происхождению и постоянно меняется, традиционные способы определения авторитетности (академические степени, репутация и т.д.) не работают. В сети помощь в определении авторитетности источника, может оказать анализ топологии ссылок между документами.
Главная идея заключена в том, что документ или сайт считаются авторитетными, если на них ссылаются другие страницы, точно признанные авторитетными. Хотя это определение и может показаться замкнутым циклом, оно воплощается с помощью рекурсивного алгоритма, позволяющего определить "авторитетность" источника после нескольких последовательных итераций. Были разработаны две вариации этого метода: PageRank (Брин и Пейдж, [12]) подсчитывает общий авторитет документа, в то время как HITS (Клейнберг, [11] ) определяет авторитет для конкретной темы (например, для документов, касающихся простуды и респираторных заболеваний). Оба удивительно хорошо работают на практике, и будут функционировать еще лучше, если ссылки между документами в сети будут постоянно оптимизироваться с учетом предпочтений пользователей, как это было описано нами выше.
В принципе, подобные алгоритмы могут определять "авторитет" не только страниц или сайтов, но и идей, людей, услуг или организаций, на которых ссылается сеть. Вообще, они предлагают пользователям автоматические средства определения ценности чего-либо, не требуя от людей желания платить за это деньги. Однако недостаток заключается в том, что средняя ценность, установленная для одной группы, может существенно отличаться от специфической ценности конкретного пользователя. Например, ваш вкус в музыке может значительно расходится со вкусами средне статического слушателя, и поэтому вы сочтете не очень ценными наиболее популярные записи. Но вам будет интересно услышать рекомендации от людей, чьи вкусы близки к вашим. Подобные личные рекомендации тоже можно автоматизировать, используя набор технических приемов, известных как "групповая фильтрация" ( collaborative filtering) (Шардананд и Маес, [15] ; Хейлиген, [31] ). Основной принцип, используемый в подобных технологиях, базируется на том, что система записывает личные предпочтения множества людей, а затем советует пользователю совершить выбор (например, музыкальные записи, сайты, кинофильмы), наиболее востребованный людьми со схожим с ним вкусами. Эта система может помочь даже при создании личных отношений, исходя из простого предположения, что люди, имеющие взгляды и друзей сходных с вашими, смогут и с вами хорошо ладить.
Четкое определение, какие продукты или услуги требуются в данный момент, вполне тривиальный аспект функции принятия решений. Основа этой функции в использовании сведений об осознанной ситуации, целях и ценностях для того, чтобы выбрать адекватные действия. Это сложнее всего воплотить в сети, хотя уже имеется ряд примеров. Так, в программу поиска на подобии Google (http://www.google.com ) можно вводить ряд ключевых слов, описывающих характерные черты проблемы. Она найдет документы, которые не только обсуждают эти симптомы, но обладают и высокой ценности согласно алгоритму PageRank . Поэтому, найденные материалы, вполне вероятно, смогут предложить реальное решение, если подобное решение известно, и если проблема верно описана подходящими ключевыми словами. Требование четкого описания отпадает, если в систему будет включен алгоритм, основанный на распространении активации, описанный выше. Система решения проблем станет еще более смышленой, если интернет будет организован в форме семантической сети, где страницы и части страниц будут классифицированы и связаны друг с другом в соответствии с онтологией видов понятий и связей, как задумано для сети в новом стандарте XML . Это позволит системе производить логические заключения, выводя те аспекты проблемы, которые не были введены пользователем (Хейлиген и Боллен, [23] ; Хейлиген, [31] ). Например, если пользователь опишет симптомы заболевания своего пуделя, система автоматически сделает заключение, что, поскольку пудель - это собака, нужно поискать подобные симптомы в документах, описывающих собачьи болезни, даже если в них не упомянуты пудели.
В идеале, функция принятия решений в сети напрямую будет связана с функцией выполнения, так чтобы действия не только автоматически выбирались, но и выполнялись. Например, программа может не только собрать сведения о доступных товарах и разумных ценах для того, чтобы выбрать "наилучшую покупку", но также способна и заказать выбранный товар.
Объединение индивидуумов в мировой мозг
С точки зрения обмена веществ мирового суперорганизма большинство индивидуумов уже включены в него, они полностью зависимы от общества в плане жилья, энергии, пищи, воды, здоровья и удаления отходов. Даже рождение нового человеческого создания сегодня трудно представить без сложной социально-технической инфраструктуры - больниц, врачей, медсестер и оборудования. В интеллектуальном отношении люди также получают большую часть информации, знаний и ценностей от окружающей их социальной системы. Однако, обмен информацией между индивидуумом и суперорганизмом происходит достаточно медленно и малоэффективно, в отличие от того, как это происходит в человеческой нервной системе. С другой стороны время, затрачиваемое человеком на получение питания от суперорганизма (например, при посещении ресторана быстрого обслуживания) не больше, чем время, необходимое для того, чтобы пища была усвоена организмом в результате обмена веществ.
Относительная неэффективность передачи информации в скором будущем будет ликвидирована. Для того, чтобы эффективно использовать познавательные способности мирового мозга, границы между внутренним и внешним сознанием должны быть максимально размыты. Молниеносное распространение беспроводных коммуникаций, портативных устройств, и вскоре " ubiquitous computing " (Вейзер, [10] ) предвещает возможность постоянного сетевого соединения в любой точке мира. Зарождаются технологии "переносных компьютеров" (Старнер, [57] ) - маленьких, но с высокими вычислительными мощностями. Подобные компьютеры будут всегда под рукой, например, прикрепленные к одежде. Пользователи могут носить специальные очки, предоставляющие доступ к информации с компьютера, проецируя визуальное отображение данных на картину реального мира. Таким образом, компьютер может постоянно снабжать человека сведениями об окружающей среде и предупреждать его, например, о поступлении срочных сообщений.
Подобные компьютеры будут использовать мощные мультимедийные интерфейсы. Это позволит им использовать весь диапазон восприятия человека - 3-х мерное изображение, звук, осязание для облегчения получения им информации. Дополнительные средства распознавания речевых и жестовых команд облегчат ввод информации. Например, к переносным компьютерам подсоединяются крошечный микрофон и перчатка или устройство, носимое в кармане, с помощью которого пользователь может соответственно говорить, передвигать курсор или манипулировать виртуальными объектами.
Достаточно легко представить себе еще более прямое соединение мозга и сети. Уже проводились эксперименты (Уолпо, [66, 67] ), в ходе которых люди передвигали курсор по экрану компьютера, просто думая о нем , их определенные мозговые импульсы (такие как "вверх", "вниз", "вправо", "влево") регистрировались сенсорами и обрабатывались специальным программным обеспечением, превращающим эти импульсы в машинные команды. Также проводятся исследования по нервным интерфейсам, которые обеспечивают прямую связь между нервными клетками и компьютером (Кнэпп и Лустед, [41] ). Если такие прямые интерфейсы станут более мощными, то это позволит человеку лишь задуматься о задаче, чтобы компьютер предложил возможные решения и соответствующие действия были выполнены. В этом случае, граница между познавательными процессами индивидуальными и внутри мирового мозга была бы лишь теоретической, что позволило бы осуществить интеграцию индивидуума в суперорганизм не только физически, но и ментально (Хейлиген и Боллен, [23]).
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9077
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: The Global Superorganism

Сообщение Александр Волынский 28 июн 2016, 05:00

Обсуждение
http://pespmc1.vub.ac.be/Papers/Superorganism.pdf

В настоящей статье я попытался обрисовать эволюционно-кибернетическую модель общества и ее развитие, рассматриваемое, как зарождение мирового суперорганизма. Модель позволяет по-новому взглянуть на несколько проблем таких как: расширение рынков, компьютерные сети и электронная экономика, и, следовательно, лучше понять, что происходит в нашем сложном, быстро изменяющемся обществе. Более того, модель дает общие, качественные прогнозы в следующих областях: реструктуризация организаций, повышение эффективности управления экономикой, производством, обработки информации и услуг, интеграции и дифференциации в мировой социально-экономической системе и появление сложного коллективного разума для принятия решений и выполнения задач, обеспечиваемого компьютерной сетью. Понадобится еще много лет и дальнейший сбор информации прежде, чем мы узнаем, окажутся эти прогнозы верными или нет.
На данный момент, более полезно оценить эту модель, обсудив наиболее общие вопросы, поднятые органическим взглядом на общество. Это позволит нам показать, что мировая интеграция не только желательна, но и фактически неизбежна.
Тоталитарный контроль, коллективизм или свобода?
Как уже упоминалось во введении, основным недостатком модели суперорганизма является тот факт, что люди склонны относится к ней, как к тщательно замаскированной системе, пропагандирующей коллективизм и тоталитаризм. Использование таких слов, как "контроль" и "коллективный" вызывает ассоциации со сталинизмом и жестким подавлением индивидуальной свободы. Эти негативные ассоциации можно понять, но они в корне неверны. Социальная эволюция, которую я обрисовал, демонстрирует скорее дальнейшее расширение свободы, индивидуализма, демократии и децентрализации, нежели их сужение (Хейлиген и Бернхайм, [21, 22] ). Эти процессы можно прямо объяснить механизмами дифференциации, которые открывают гораздо больше возможностей для индивидуума выбирать образование или работу, а также уменьшением трения, что повышает общую свободу движения.
Дополнительный механизм интеграции можно рассматривать как источник новых ограничений, но он скорее сдерживает свободу слишком могущественных индивидуумов - таких как диктатор или теневой магнат - и организаций для того, чтобы оградить систему от разрушения, нежели покушается на свободу и амбиции обычных людей. Мировая интеграция означает возрастание взаимной зависимости различных организмов, и, таким образом, невозможность одной организации доминировать над другими. Это возмущает тех, кому есть, что терять, но должно приветствоваться менее власть имущими. (Это может объяснить общее недоверие к мировым институтам, таким как ООН, в наиболее сильной на данный момент стране - США).
Исторически тоталитарные режимы, например, гитлеровская Германия, режим Саддама Хусейна в Ираке, Сталина в СССР, были результатами желания одного человека или группы избранных обрести и удерживать власть и привилегии за счет остального населения, лишая его возможности подвергнуть сомнению эти привилегии. Механизм, лежащий в основе подобных государственных систем - это культ личности, опирающийся на власть социальных структур (см. Хейлиген и Кемпбелл, [24] ). Кроме более изощренных методов пропаганды и контроля, тот же самый тип грубой, централизованной организации можно обнаружить в королевствах и империях античности и средних веков.
Насколько тоталитарные общества основываются на идеологии или жесткой политической системе, настолько они отличаются от самоорганизующейся, кибернетической системы - организма, о которой мы говорим в данной статье. Как писал кибернетик и диссидент Валентин Турчин [61] , в советской системе недоставало основного компонента кибернетического управления: обратной связи. Вместо распределенной по системе обратной связи, постоянно адаптирующейся к изменяющимся обстоятельствам, советская экономика базировалась на строгой, механической структуре команд сверху - вниз, с минимальным вниманием к тому, какой эффект оказывают эти команды в реальной жизни. Это привело к хорошо известной "проблеме подсчета", когда комитет по центральному планированию не мог определить, сколько ботинок на левую ногу необходимо произвести, чтобы удовлетворить спрос населения. Результатом экономической неэффективности стал крах советской системы.
Акцент на распределенное управление в данной статье не подразумевает, что централизация обязательно негативна, выделение управления в отдельную подсистему имеет ряд преимуществ (Хейлиген, [35] ). Основное преимущество заключается в возможности придания системе управления четкой, физической формы, что делает ее более удобной для исследования и доработки. Например, управление клеткой находится в ядре ДНК. Это облегчает эволюции создание новых форм организации путем небольших изменений в ДНК. Клетка, где управление будет распределено по всем молекулам, как предполагает модель автокаталитического цикла происхождения жизни (Кауфман, [39]), может показаться более гибкой, но вряд ли разовьется в сложный механизм.
Подобным образом, хотя механизмы рыночного регулирования могут решить многие проблемы, они обладают определенными недостатками (например, "мыльные пузыри" или пренебрежение последствиями определенной деятельности, такими как загрязнение), распределенные системы нельзя исправить, заменив отдельные компоненты. Так как рынок действует, как единое целое, им может управлять только внешняя система (правительство), предусматривающая соответствующие меры регуляции (например, налоги или субсидии) (Хейлиген, [34] ). Преимущество такой отдельной системы в том, что если она функционирует плохо, ее можно заменить другой (также как бездействующее правительство не выбирается на второй срок), в отличие от мирового рынка.
Отсутствие централизации является другим кошмаром, приписываемым модели суперорганизма - якобы это "настоящий коллектив", в котором все едины в мыслях и поступках и нет места личностной инициативе и принятию решения. Эта точка зрения в основном поддерживается примером из мира насекомых (например, улья или муравейники), чем существующими политическими системами. Наиболее популярным подтверждением этому служит "Борг", раса киборгов, созданная воображением сценариста фантастического сериала "Звездный Путь". С кибернетической точки зрения, организации, похожие на "Борга", были бы наименее эффективны. Как отмечалось ранее, законы Эшби и Олина предполагают, что мировой организм для максимизации своего влияния на окружающую среду и повышению собственных шансов на выживание, должен увеличивать способность своих компонентов самостоятельно принимать решения. Более того, он должен поддерживать разнообразие стратегий, используемых его составляющими. Этого можно достигнуть, только если индивидуумы будут развиваться самостоятельно (см. Хейлиген, [26]), выбирать свой путь, а не слепо ориентироваться на коллективную точку зрения.
Даже в случае с муравьями, легко доказать, что колония будет эффективнее добывать пищу, если отдельные муравьи не будут пользоваться уже проложенными до них путями к пище, а будут создавать свою собственную сеть маршрутов (Хейлиген, [30] ). Если человека не устраивает аналогия между человеческим обществом и обществом насекомых, то это не потому, что общество насекомых организовано по тоталитарному способу, а потому, что насекомые более глупые и бесхарактерные создания по сравнению с человеческим индивидуумом. Отдельное насекомое, чье поведение управляется несколькими простыми правилами, не становится более свободным, чем насекомое, живущее в колонии. Если бы вам пришлось выбирать, кем бы вы стали, термитом или его родственником тараканом? Стали бы вы "коллективисткой" пчелой или "индивидуалисткой" мухой? Похоже, ни один из этих вариантов не кажется привлекательным.
Конфликты и общие ценности
Другой вопрос, возникающий в связи с моделью суперорганизма, заключается в том, согласятся ли индивидуумы и их группы стать частью подобной мировой системы. В принципе, индивидуум, нация или группа наций может отвергнуть возможность интегрироваться в транснациональную социальную систему.
На уровне индивидуума этот феномен уже существует в виде бродяг, отшельников или авантюристов, которые всегда жили "вне" общества. Этот феномен всегда был незначительным, и, похоже, до сих пор остался таким. На самом деле не существует причин, почему социальный организм не может терпеть существования подобных людей или небольших групп ( на пример, коммуны или изолированные монастыри), которые не вносят никакой вклад в общество и не подчиняются его правилам. Единственное условие, выдвигаемое обществом - не причинять вред тем, кто живет внутри, как в случае с преступниками или людьми с проблемами умственного развития. На практике вряд ли значительная доля общества выберет подобную изоляционистскую форму существования. Преимущества принадлежности к обществу, например, безопасность, комфорт, возможность общения и получения знаний, медицинская помощь и т. д., слишком очевидны, чтобы ими стоило пренебрегать. Все эти преимущества с дальнейшим развитием суперорганизма будут только увеличиваться.
С другой стороны, распространенная мысль, что то, что вы потеряете в комфорте, вы приобретете в свободе, основывается на непонимании того, что такое "свобода". Без технологий и систем социальной помощи жизнь представляет собой борьбу за выживание, где вся энергия и время должны быть направлены на поиски необходимой еды и крова. Устранив необходимость постоянно бороться за свое существование, общество предоставило нам реальную свободу делать то, что мы хотим, где хотим и (в большинстве случаев) когда мы хотим, не волнуясь по поводу того, сможем ли мы выжить на следующей неделе. Технологии, такие как транспорт и системы коммуникаций, расширили нашу свободу передвижения и связи. Чем больше суперорганизм увеличивает свою дифференциацию и интеграцию, тем у нас будет больше возможностей выбирать себе профессию, или поехать туда, куда мы хотим тогда, когда мы пожелаем.
Конечно, факт принадлежности окружающей системе накладывает определенные ограничения, направленные на максимизирование синергии между взаимодействующими компонентами и минимизирование взаимных помех. Однако такие ограничения незначительно сокращают возможности. Это можно проиллюстрировать примером дорожного движения. Возможность передвигаться на собственной машине в любую точку на местности предоставляет огромные возможности, которые люди в средних веках даже не могли себе представить. Однако, для того, чтобы люди имели возможность безопасно и минимальными помехами передвигаться на своих автомобилях, они должны соблюдать правила дорожного движения. Хотя некоторые из правил, например, ограничение скорости, явно предназначены для избежания угрозы собственной жизни и жизни других, предназначение других правил менее очевидно. Например, не существует логического объяснения тому факту, что автомобили должны останавливаться на красный свет светофора, а не на зеленый, следовать по правой половине дороги, а не по левой. Эти произвольные условия становятся полезным способом управления потоком автомобилей, если все их соблюдают. Без этих очевидных ограничений вашей личной свободы, вождение стало бы гораздо более опасным и сложным, что еще более значительно ограничило бы свободу вашего передвижения. Ограничение свободы выбора в данном случае более чем компенсируется возможностью безопасного передвижения транспортных средств.
Основная проблема таких правил в том, что каждый должен принять их и беспрекословно им следовать. Так как трактовать эти правила можно по-разному, у разных народов можно встретить различные их модификации (Хейлиген и Кэмпбелл, [24] ). Например, в Великобритании автомобили передвигаются по левой половине дороги, в отличие других стран. Изменить установленные правила достаточно сложно, дорого и болезненно, и это встретит сопротивление со стороны местного населения, которое по традиции следует им - особенно если они считают свои правила более выгодными. Глобальная интеграция влечет за собой возможную гармонизацию всех правил, чтобы сделать свободный обмен товарами, услугами, людьми и информацией как можно более подвижным. Это также предполагает уменьшение свободы выбора некоторых социальных групп (например, правительства) устанавливать правила, отличающиеся от тех, которые используются остальными. Это дает таким группам повод для сопротивления интеграции. Например, Европейский Союз, являющийся на сегодняшний день самой успешной попыткой межнациональной интеграции, испытывает постоянное давление при попытке согласовать законы и стандарты, то есть, при попытке создать единое юридическое пространство.
Все еще остается реальной опасность, что некоторые группы или страны пожелают остаться в стороне от процессов интеграции в мировое сообщество. Вполне вероятно, что будут созданы различные федерации стран, каждая, следуя своим собственным правилам, будет минимизировать обмен с другими. В некоторой степени это произошло во времена холодной войны, когда капиталистические страны были политически и идеологически изолированы от блока коммунистов. Сегодня подобное разделение может произойти межу развитыми и развивающиеся странами, или странами с христианской традицией и мусульманскими. Возникновение такого разграничения может в принципе привести к появлению нескольких, борющихся суперорганизмов.
Однако есть несколько причин, по которым этот сценарий кажется нереальным. Страна, решившая покинуть международное сообщество, немедленно лишится большого количества преимуществ: ресурсы, продукция, услуги, информация, новые технологии, взаимопомощь. Это значительно замедлит или даже повернет вспять ее развитие по сравнению с прочими странами. Это можно продемонстрировать на примере судьбы "отвергнутых" стран, таких как Ирак, Северная Корея или Албания до падения коммунизма. Все возрастающая отсталость будет подталкивать режим к изменению политики.
Негативное влияние разрыва с остальным миром может быть смягчено, если несколько стран, отвернувшись от остальных, образуют враждебный блок. Однако, холодная война показала, что два враждующих блока, даже если они сопоставимы по размерам, ресурсам или военной мощи, не могут оставаться на одном уровне развития. Из-за ускорения экономического и технического прогресса, небольшая разница в первоначальном состоянии или скорости развития приведут к увеличению разрыва до тех пор, пока всем не станет ясно, что один блок движется вперед значительно успешнее. Это вынудит менее успешного противника пойти на союз с соперником, чтобы перенять его достижения.
Вторая причина невозможности раскола суперорганизма - это процесс гомогенизации предпочтений и стандартов благодаря мировой сети коммуникаций (см. Хейлиген, [34] ). Если людям приходится выбирать между конкурирующими, но одинаково ценными вариантами, они выберут тот, который наиболее часто им встречался. Это укрепляет положение наиболее общего варианта, и отбрасывает все прочие альтернативы (см. Артур, [2]). В ситуации ограниченного сообщения между группами, этот процесс может привести к появлению в каждой группе своих стандартов (см. Хейлиген и Кемпбел, [24]), но в период быстрых, всеобщих коммуникаций все группы будут стремиться к выработке одного общего стандарта.
Третья причина интеграции заключается в том, что фундаментальные ценности, лежащие в основе различных политических и этических систем, вполне универсальны. Таким образом, соревнующиеся варианты почти равноценны. Но что, если различные культуры или группы не согласятся по поводу основных ценностей? Например, в некоторых странах смертная казнь считается варварством, в то время как в других отдельные преступления караются смертью. Подобные различия привели мыслителей постмодернистов к утверждению, что ценности определяются и зависимы от конкретной культуры, и поэтому не может быть никакого рационального механизма достижения консенсуса. Даже если мы забудем об "иррациональном" механизме все возрастающих повторений, о котором мы говорили выше, все равно останется надежная почва для консенсуса. Хотя различные религии и идеологии могут не соглашаться друг с другом по поводу конкретных "да" и " нет" (таких как, запрет есть свинину, и соответственно - запрет есть говядину), большинство из них разделяют общие ценности. Все этические системы запрещают убийства, кражи, ложь, инцест и прочее. С позитивной стороны, люди всех культур в основном согласны с такими ценностями как здоровье, дружба, знание, честность, безопасность, равенство, свобода и так далее. Фактически, подобные универсальные ценности можно вывести эмпирически, изучив, какие социально-экономические факторы соотносятся с человеческим счастьем или удовлетворенностью жизнью в различных социальных группах (Хейлиген и Бернхайм, [21, 22] ), и теоретически исследовать, выяснив, какие условия помогают соответствовать требованиям эволюции на уровне индивидуума и общества в целом. Конечный перечень ценностей очень близок к Всемирной Декларации Прав Человека, показывая этим, что с универсальными стандартами можно разумно соглашаться, даже если их практическое воплощение во многих случаях оставляет поле для дискуссий. Развивающаяся мировая сеть может только ускорить обсуждение этих вопросов.
Картина развивающегося мирового организма, которую я обрисовал в данной статье, как и модель Стока [58] , вполне оптимистична - хотя возрастающая сложность и ускоряющиеся изменения, сопровождающие эту социальную эволюцию, создадут массу напряжения, конфликтов и беспорядка, общее развитие будет только улучшать ситуацию, увеличивая благосостояние людей, свободу, уровень знаний и всеобщее качество жизни (см. Хейлиген и Бернхайм, [21, 22] ), создавая при этом более гибкое, устойчивое и надежное общество. Более того, из-за вовлечения обратной связи, это развитие оказывается вполне устойчивым, и может быть приостановлено только серьезной катастрофой, например, ядерным взрывом или падением астероида. Хотя временной промежуток, в течении которого это произойдет, наиболее слабое место моего прогноза, предположу, что ближайших пятидесяти лет будет достаточно для того, чтобы суперорганизм принял вполне узнаваемые всеми формы.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9077
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: The Global Superorganism

Сообщение Валерий Инюшин 18 июл 2017, 16:14

У меня схожая идея, которую я тогда называл биоэкономикой, возникла года четыре назад. Так и не успел оформить в текст.
Аватара пользователя
Валерий Инюшин

 
Сообщений: 578
Зарегистрирован: 11 авг 2011, 00:13
Откуда: Москва


Вернуться в Традиция - Модерн - Постмодерн


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1