Археократия. Глобализация.

раздел посвящен неотрадиционным направлениям в искусстве и литературе, и обсуждению работ наших авторов

Археократия. Глобализация.

Сообщение Александр Волынский 06 июл 2016, 16:08

Глобализация.
Первую волну глобализации подняли кочевники-скотоводы. Точная история возникновения и распространения кочевания нам не известна, но зато известно, что именно языки скотоводов стали основой географически самых широко разбросанных групп - семитской, индо-иранской, тюркской, банту. Хотя скот и обеспечивает большинство текущих потребностей человека, всё же у скотоводов всегда существует нужда в продуктах и материалах иного происхождения — в растительной пище в первую очередь. Потребность в обмене у скотоводов-кочевников выше, чем у земледельцев. Без обмена с земледельцами кочевое скотоводство существовать не может.
Скот издавна был мерилом ценности. Сaput – голова скота стала корнем для термина Капитал. Кормовые ресурсы ограничивают количество скота в оседлом хозяйстве. Для преодоления этого препятствия в развитии скотоводческого хозяйства и потребовалось перейти к кочеванию. Огромные стада были нужны кочевой элите не для пропитания, а для обмена его на оружие и другие предметы городского ремесла, городской роскоши и статуса. Сам образ жизни, занятых охраной стад, кочевников, их постоянные ссоры из-за пастбищ вынуждали к созданию, сперва, грабительских шаек, затем многочисленных ополчений, состоявших из различных племён. В результате завоеваний кочевники создавали огромные империи, в состав которых входили народы со значительно более высоким уровнем развития. Кочевая элита переселялась в города, а потом начинался новый цикл, когда новые племена кочевников волной накатывались на развратившихся в городской неге братьев. Так было с амореями, арамеями, бедуинами в Месопатамии, так было с хунну, тоба, чжурчженями, монголами, манчжурами в Китае, так было с киммерийцами, скифами, сарматами, булгарами, мадьярами, хазарами, печенегами, половцами, татарами в Европе, так было с мидянами, персами, саками, парфянами, пуштунами в Иране.
Вторая волна глобализации началась с эпохи Великих географических открытий. После окончания реконкисты португальцы, которых возглавляли наследники тамплиеров, решили продолжить войну с мусульманами уже на путях в сказочно богатую Индию. Знаковым событием той эпохи можно считать изготовление глобуса уроженцем Нюрнберга и португальским рыцарем Мартином Бехаймом в 1492 году. Глобус, по сравнению с картой, это совершенно новая точка зрения на мир. У карты всегда есть центр, а на поверхности шара все точки одинаковы. Можно сказать, что Бехайм был первым глобалистом. Если для предидущей волны характерны кочевые империи скотоводов, то океанский флот и пушки создали колониальные империи буржуазии.
Третья волна началась совсем недавно, со момента создания информационных и авиационно-космических сетей. Эти сети стали основой для очень быстрого перемещения информации и людей. Если по Великому Шелковому пути караван шел почти год, а чайные клипера шли из Шанхая в Лондон три месяца, то сегодня можно получить любой товар из китайского электронного магазина в течении трех недель. Специалисты по глобализации называют это "потерей трения" в результате которого Мир стал "ускользающим".
Единая мировая экономическая система основана на международном разделении труда, когда производитель и потребитель разделены между собой границами и пространствами. Иммануил Валлерстайн в своей мир-системной модели постулировал существование своего рода миров-экономик в до-капиталистическую эпоху. В каждом из этих миров формировался рынок, складывалась своя система норм и символов. Миры-экономики системно шире цивилизаций. В центре Восточно-Азиатской мир-экономики была китайская цивилизация, а вокруг множество диких племен, варварских народов и культурных государств. В долинах Инда и Ганга был центр мир-экономики Южной Азии. Мир-экономика Запада раскинулась от Месопотамии до Атлантики и от Кавказа до Сахары. В центре Евразии сформировалось огромное кочевое пространство, ставшее базой "первой волны" глобализации.
Политическим оформлением мир-экономик были империи. В центре империй был город, а в центре города храм. Все номовые храмы в древнем мире выполняли функцию концентрации, хранения и распределения прибавочного продукта. Уже в неолитических общинах появилась необходимость хранить посевное зерно до следующего урожая в особых сакральных местах, чтобы не растаскивали без особой нужды. Чем успешней было хозяйство нома, тем быстрее росло его население и тем быстрее шло исчерпание ресурса, которое вынуждало создавать центральную власть, регулирующую внутренние конфликты и ведущую внешние войны. Победа означала, что либо отстояли свой храм, либо ограбили чужой. История первых империй, вроде империи Саргона Аккадского или Ассирии это история армии, которая жила постоянным грабежом. Никакие стены городов и храмов, никакие кочевые ополчения не могли устоять против прекрасно вооруженных и обученных воинов. Но эти империи разрушались в тот момент, когда местная мир-экономика была истощена самой имперской армией. Хотя правители древних империй и пытались способствовать концентрации ресурсов через наведение закона и порядка, но успешная концентрация и рост потребления неуклонно приводили к истощению экономики и тогда на ослабленную империю набрасывались варвары.
В Европе феодализм был продолжением номовой системы с ее натуральным хозяйством, где роль центра играл феодальный замок или монастырь. Феодализм успешно расширялся в эпоху "потепления викингов", были распаханы все свободные земли в Германии, активно шла славянская колонизация Восточно-Европейской равнины. Но нашествие монгольских орд и Великий голод, вызванный началом Малого ледникового периода, привели к тяжелому кризису, натуральное хозяйство тоже исчерпало свой ресурс, возникла потребность в империи. Англия, Франция, Испания, Австрия Польша, Литва, Московия интенсифицировали политику централизации. Дешевая и многочисленная королевская пехота с арбалетами, пиками и пушками была выгодней чем тяжелая кавалерия рыцарей. Феодалы становились придворными и хотя централизация не отменяла натуральное хозяйство сразу, но она способствовала концентрации ресурсов, без которой мир-система не могла бы возникнуть.
Португалия и Испания, завершив реконкисту, оказались перед необходимостью "расширения нома". Нужные ресурсы и знания они получили из Италии и Германии. Христофор Колумб, Америго Веспуччи были итальянцами, Мартин Бехайм баварцем. Богатства Америки и Индии хлынули в Европу, привели к "революции цен" и открыли период "первоначального накопления капитала". Не Капитал создавал империи, но империи создавали условия для успешного его функционирования.
Испания и Португалия использовали в основном торговый капитал, но Испанские Нидерланды и Англия активно развивали промышленность. Если до "революции цен" производство сукна ограничивалось слабым кредитом из-за нехватки золота и серебра, то после открытий Колумба начался стремительный рост производства, причем восстание в Нидерландах и конфликт Елизаветы Тюдор с Филиппом Испанским стимулировали поиск новых изделий и рынков. В Англии началось широкое производство пороха, бумаги, селитры и сахара. Кроме того, для производства стали, пивоварения и варки мыла, требовалось большое количество топлива, а лесов осталось мало. Началась закладка глубоких шахт, что стало возможным благодаря применению насосов, приводившихся в движение водой, и улучшению способов вентиляции. Все это означало, что углубление угольных шахт, представлявшее раньше лишь выкапывание в земле неглубокой ямы, превратилось теперь в сложную операцию, требующую больших капиталовложений.
Рабочую силу для растущей промышленности составляли согнанные с земли сельские жители. Огораживания в Англии проводились по мере роста производства сукна с XIV века и не вызывали столь жестоких последствий. Повсеместная экспроприация крестьян в XVI веке совпала с увеличением населения страны примерно до пяти миллионов, числа, которое могла прокормить земля при существовавших тогда способах обработки. Прекращение Тюдорами феодальных войн привело к исчерпанию ресурсов натурального хозяйства и вызвало рост промышленного капитализма со всеми его ужасными последствиями.
С кризисом исчерпания ресурса столкнулась не только Англия, но и колониальные империи Португалии и Испании, а вместе с ними и Германия, которая вместе с Польшей и Венгрией пытались остановить наступление мусульманских армий. Золота стало мало и это привело к Тридцатилетней войне и революциям XVII века. В результате кризиса королевская власть взяла на себя основные усилия по созданию промышленности. Особенно преуспели в развитии государственного капитализма Франция, Пруссия и Россия. Политическим следствием победы местного промышленного капитала над международным торговым стало возникновение национального государства.
Европейский колониализм был вызван сознательными действиями европейской элиты. Со времен Крестовых походов Запад понимал, что ресурсы Индии и Китая намного превышают ресурсы Европы. Португальцы, испанцы, голландцы активно строили свои мир-экономики пытаясь вытеснить конкурентов. Выход на геополитическую арену Англии и Франции открыл эпоху борьбы за гегемонию в мир-системе. Разгромив Голландию, Англия соединилась с бывшим противником против Франции, причем целью всех континентальных войн XVIII века для англичан стала защита и расширение своих заморских колоний и требование открытости континентальных рынков.

В эпоху Промышленной революции между 1760 и 1830 годами Соединенное Королевство обеспечивало две трети прироста мирового производства. Если к середине XVIII века на долю Британии приходилось менее 2% мировой продукции обрабатывающей промышленности, то в первой половине XIX века ее доля выросла до 10%, а к 1860-м годам — до 20%. На долю страны, где проживало всего 2% населения планеты, приходилось примерно половина промышленного потенциала человечества.
После победы над Наполеоном в мире окончательно утвердился принцип свободной торговли и появляется возможность для сотрудничества англичан и французов. Индустриализация Бельгии, Германии, Италии, России тоже сопровождались английскими и французскими вложениями. Точно так же, как Англия уступила Франции долю морской торговли, она отказывается от промышленной монополии, сохраняя за собой техническое и экономическое лидерство.
Британская империя поддерживала равновесие мир-системы в течении века. Но развитие Капитала привело мир-систему к глобальному падению нормы прибыли. Промышленная революция вызвала рост вложений в технику при слабой покупательной способности населения. Кризисы перепроизводства толкали цены вниз и вызвали острую потребность в новом переделе мира. Поскольку наиболее обделенной считала себя Германия она и заняла наиболее жесткую позицию в требовании более справедливого с ее точки зрения раздела мир-системы.
С 1914 по 1945 год продолжалась борьба за гегемонию в мир-системе, победителем из которой вышли США. Новый мировой порядок опирался на систему регулируемого капитализма, в основе которой лежали идеи Джона Мейнарда Кейнса. Государственное вмешательство, прогрессивные налоги, позволяющие повысить жизненный уровень населения вытеснили либерализм. В 1945 году на долю Соединенных Штатов приходилось 60% мирового индустриального производства. Противостояние двух сверхдержав — СССР и США было исключительно выгодно новому гегемону, ибо превращало его в гаранта безопасности Запада. Успех СССР в гонке вооружений способствовал его поражению в социальном соревновании. Потеряв несколько зон влияния США сохранили контроль над мир-системой в целом, в том числе и в результате управляемой ими деколонизации.
Период 1950-1973 годов был самым успешным за всю историю капитализма. При росте мирового населения на 2% в год средний доход на душу населения увеличился на 3% в год. Однако, оказалось, что социальное государство тормозит развитие мир-системы. Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган стали символом решительного наступления Капитала, которое совпало с третьей волной Глобализации.
Энтони Гидденс утверждает, что еще в 80-х годах ХХ века никто не использовал термин "глобализация". К началу Третьего тысячелетия, благодаря новейшим средствам связи, скорость и объемы движения денег возросли многократно, а крушение советского блока сделало мировую финансовую систему единой. Но Глобализация не сводится к финансовой сфере, она также распространяется на политическую, технологическую и культурную сферы. Распад СССР был во многом следствием унификации, именно, культурно-информационного пространства.
В Глобальном мире нет конкретного центра. Транс-национальные корпорации (ТНК) не проводят согласованной политики по ослаблению конкретных государств, они даже между собой ничего не согласовывают, но именно эта ситуация абсолютной анонимности глобальных кризисов и вызывает ощущение "потери контроля" у большинства жителей Земли.
Если идеи Универсализма подразумевали некий порядок, то Глобализация стала синонимом хаоса. Зигмунт Бауман считает, что уже в период Холодной войны между Западом и Востоком "постепенно, но неумолимо — причем в политической практике это происходило быстрее, чем в теории — утверждался новый принцип, принцип надгосударственной интеграции. «Мировая арена» все больше рассматривалась как театр, где сосуществовали и соперничали группы государств, а не сами государства. Теперь появились государства, которые — без всякого принуждения со стороны — активно и последовательно стремятся отказаться от своих суверенных прав, и буквально умоляют, чтобы их суверенитет отняли и растворили в надгосударственных структурах". Но сегодня таких структур реально не существует, хотя все трубят о региональных и глобальных блоках и союзах.
Государства, с точки зрения корпораций, должны выполнять роль полицейских участков, которые очищают улицы от попрошаек, сглаживают самые вопиющие контрасты, создают для штаб-квартир и топ-менеджеров комфортную среду, но ни при каких обстоятельствах не мешают свободному обороту финансов, не увеличивают налоги и бюрократическую регуляцию. Если государство не отвечает этим требованиям ТНК, то корпорации или подкупают бюрократию или оставляют страну без кредита. Поскольку ТНК не связаны сегодня с конкретным местом и очень подвижны они с пренебрежением относятся к локальным проблемам. Акционеров и вкладчиков хэдж-фондов судьба городов, регионов и их жителей интересует гораздо меньше чем ежегодная прибыль. Корпорации могут проявлять филантропию, но только после того как поделят дивиденды.
Историю Капитала можно поделить на фазы свободного рынка и на фазы государственного вмешательства. Новые технологии вдохнули жизнь в либерализм. Рейган и Тэтчер объявили войну профсоюзам, сделали ставку на монетаризм и приватизацию государственных услуг. Борис Кагарлицкий отмечает, что "отмена социального регулирования и отказ от государственной политики поддержки занятости привел к тому, что влияние наемных работников на оплату труда резко снизилось. Одновременно крупные предприятия заменялись более мелкими, сложившиеся там трудовые коллективы и профсоюзы подвергались разгрому, а возрастающая часть производства переносилась в страны с дешевой рабочей силой. На фоне демонтажа «социального государства» (Welfare State) эксплуатация дешевого труда в Азии была доведена до крайнего предела. Проблему спроса решили расширенным кредитованием. Но это, в свою очередь, привело к перераспределению денежных ресурсов, которых теперь категорически недоставало в «реальном секторе», в то время как на финансовом рынке один за другим возникали спекулятивные пузыри.
Кризис американской гегемонии отражает кризис Капитала. Создав глобальную мир-систему Капитал оказался неспособен ей управлять. Грандиозный кризис, начавшийся в 2008 году, выявил это с максимальной ясностью. Первой естественной реакцией на него, как и на другие кризисы, было усиление роли государства и переориентация производства на местные рынки, восстановление непосредственной связи с потребителем, минуя глобальную рыночную инфраструктуру. Но это не может быть окончательным решением, ибо задачи глобального развития человечества требуют восстановления координации на новом уровне и новыми средствами. Возвращение к более ранним и простым формам рыночного обмена означает деградацию.
Капитал совершил объединение человечества, опираясь на принуждение и насилие, неразрывно связанные с логикой накопления, которой была, в конечном счете, подчинена любая производственная деятельность. На смену этому принципу должно рано или поздно прийти демократическое согласование экономических процессов. Технологические и информационные возможности для этого есть."
"Ускользающий" от нас из-за "потери трения" Мир должен быть возвращен человечеству.





.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9389
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Вернуться в Артель


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron