Археократия. Эволюция и Традиция.

раздел посвящен неотрадиционным направлениям в искусстве и литературе, и обсуждению работ наших авторов

Археократия. Эволюция и Традиция.

Сообщение Александр Волынский 14 авг 2016, 13:14

Эволюция и Традиция.

Феномен Эволюции состоит в тавтологической стабилизации стабильного, когда на основании принципов действия и симметрии происходит поиск и само-воспроизводство стабильных форм. Тавтология - продолжение одного из принципов симметрии - принципа тождества. Действие, в самом общем виде, это нарушение симметрии. Стабилизация это тоже действие, но выступающее как диалектическое отрицание отрицания, как восстановление нарушенной симметрии.
Хаос, вопреки интуитивным представлениям, является самой симметричной формой. В хаосе равноправны все направления, как в пространстве так и во времени все состояния равновероятны и энтропия максимальна. Отсюда становится понятным, что нулевая информация есть отсутствие различения. Логос, как символ информации, прежде всего, нарушает симметрию хаоса, устанавливает в нем пределы, выделяет точки начала кристаллизации, отделяет твердью верхние воды от нижних, собирает нижние воды в моря, а верхние проливает дождем.
Мы не знаем всех подробностей развития жизни на Земле, зато мы можем сказать, что ее началом стало появление молекулярной матрицы-репликатора, способной создавать копии самой себя. Копирование это форма симметрии, не первично-хаотической, а связанной с тождеством. С появлением репликаторов, действием нарушающим симметрию, стало мутационное варьирование. Для стабилизации опять потребовались разделяющие и сохраняющие пленки, мембраны, структуры, клетки, организмы. Создание сложных организмов – “машин выживания” для генов – окончательно закрепило победу молекул ДНК над всеми остальными репликаторами. Изначально, процесс репликации был связан только с удвоением ДНК и клеточным делением. Оказалось, что такая ситуация не может обеспечить надежную стабилизацию генов, огромное разнообразие и мутагенность вирусов и бактерий превратили их царство в высоко-энтропийное и мало-информативное скопление биомассы.
Вероятность мутаций на длинных молекулах возрастает с увеличением их длины, поэтому возникла потребность в разделении ДНК на хромосомные участки. Появились клетки содержащие ядро, хранилище хромосом. Революцией, стабилизировавшей отдельные гены и усилившей диапазон варьирования, стало половое размножение. В мейозе только половина хромосом родителя переходит в половую клетку, причем при оплодотворении рецессивные варианты-аллели генов подавляются. Варьирование на уровне аллелей значительно ускоряет эволюцию при этом не разрушая сами гены. Фактически произошла эволюции эволюции, репликация стала более стабильной на уровне отдельных генов, но комбинаторика генов ускорилась. Если считать генотип алгоритмом построения организма, то его отдельные команды-инструкци стабилизировались, а написание новых программ ускорилось. Тут важно заметить, что выживаемость организма есть результат реализации генетической программы, которая возникает не столько под влиянием внешней среды, сколько под влиянием внутренних факторов, среда только отбирает подходящие для нее генотипы, но не конструирует их, среда не отвечает за варьирование, среда, в стабильной ситуации, отвечает за стабилизацию генотипа.
Немецкий социолог Никлас Луман обнаружил сходные системные черты в эволюции организмов и социальных ситем: "В ходе эволюции возросло количество находящейся на земном шаре биомассы, а также - с тех пор, как существует язык - увеличилось число коммуникативных событий. Прежде всего, речь здесь идет о чисто количественной и поэтому - легко верифицируемой констатации. Желание объяснить этот факт подводит к предположению, что возрастание такого рода массивов возможно лишь благодаря дифференциациям. И применительно к области языковой коммуникации следует добавить, что их допустимое множество многомерно возрастает, если коммуникация становится возможной также и в модусе отрицания, т. е. в форме оспаривания или отклонения. За предположением о количественном росте таких массивов кроется, следовательно, гипотеза о структурных дифференциациях неслучайного типа. Эволюция возникает, используя преходящие, мимолетные условия. И именно в этой возможности кроется шанс для выстраивания невероятного временного порядка. Теория эволюция близка к теории ожидания полезных случайностей." По мнению Лумана, и в обществе существуют аналогичные половому размножению механизмы ускорения варьирования. И в социуме возникают “дополнительные структуры для накопления и ускорения. В общественной эволюции это осуществляется двояким образом: благодаря такому средству распространения коммуникации как письменность и с помощью усиления потенциала конфликтов и толерантности к конфликтам в обществе (или другими словами: благодаря отказу от экстернализации всех конфликтов, как это было характерно для сегментарных обществ)."
Что же является аналогом гена в обществе, а что является его машиной выживания? Поскольку почти все коммуникации в человеческом обществе проходят на основании символов, то роль генотипа в нем играют Символические формы, в понимании Эрнста Кассирера – миф, язык, наука, право, искусство. Поскольку носителями языков и мифов, а также морали и вкусов на протяжении человеческой истории были этносы, то их и можно считать "машинами выживания традиционных символических форм". Письменность произвела революцию в варьировании, осуществляя переход от однозначно-определяемого этнического выбора неделимой, морально-фундированной опции Стабильного, Единого, Благого, Истинного, Совершенного, Центрального, Прошлого к независимым друг от друга и от морали семантикам автономных систем: “справедливости” права, “легитимности” власти, “доказательства” истины, “зарабатывания” денег, “красоты” искусства, “страстности”любви. Каждая автономная социальная подсистема стабилизирует собственный набор коммуникативных ожиданий или, проще говоря, понятий, ценностей, парадигм. Разрушением целостности этнической семантики обусловлена эволюция механизма ускорения социального варьирования. Возникает даже особая система массмедиа, специализирующаяся на внедрении, мгновенной критике и отклонении новых дискурсов и семантик.
Луман связывает процесс отклонения отклонений от стабильной системы социальных связей с так называемой "самовалидацией", когда некоторые коммуникации приобретают собственное значение вне зависимости от внешних условий. Так происходит с ритуалами, возможно, раньше некое действие имело практический смысл, но со временем этот смысл забылся и действие стало значимым само по себе, указывая на более общий смысл. В средние века рыцари поднимали забрало и показывали отсутствие оружия, сегодня офицеры прикладывают руку к козырьку и пожимают руки. Более сложной является самовалидизация норм в моральные ценности. Для морального поведения нужны мотиваторы, таковыми являются воспитание и постоянные акты коммуникации с окружающими людьми. Если воспитание отсутствует, а давление коллектива слабое, то норма перестает быть нормой, а следовательно и теряется ее ценность. Хождение в церковь в большинстве христианских стран раньше несло в себе моральную ценность для всего социума, сегодня это уже ценность индивидуальной веры, которая продолжает играть роль мотиватора для религиозных общин. Но в странах ислама хождение в мечеть это норма, нарушать которую нельзя. Тут мы имеем две аллели, два варианта одной ценности.
Антоновский , анализируя идеи Лумана, спрашивает: "Что же в социальной эволюции остается неизменным, а лишь меняет свои конфигурации, сочетания? И есть ли в социуме те самые механизмы репликации, каковыми в генах оказываются средства синтеза белковых структур? Луман в воспроизводстве коммуникации, в ее ориентированности на общий символ-слово-ожидание-ценнсть, усматривает процесс, аналогичный генетической репликации. В лумановской интерпретации социальной эволюции, можно говорить о смысловых матрицах культуры, где именно отрицание, возможность сказать нет, тому или иному смыслу выступает в качестве аналога аллеля. При этом отрицание не уничтожает, а умножает, по крайней мере удваивает любое положение дел, давая ему еще и отрицательную редакцию, переводя его в культурно рецессивную стадию, но всегда готовую (в случае затребования в той или иной коммуникации) к актуализации, пусть даже и в контексте отрицания, как рефлексивное значение, т. е. как необходимое знание того, что не следует делать или знать."
Возникновение новых Символических форм связано с возникновением новых средств и способов коммуникации. Огромные массивы передаваемой информации ускоряют все возможные типы коммуникаций и создают новые способы их самоорганизации, независимые от отдельного сознания. Человек, с точки зрения социальной системы, это внешний фактор, не столько определяющий эту систему, сколько от нее зависящий. Особенно ярко это проявляется в крушении попыток социально-экономического планирования, плановая экономика сверхсложных систем не в силах предугадать свое собственное состояние после выполнения планов. Вместе с тем, внутри каждого социума постоянно происходит отбор наиболее устойчивых "символов", "ожиданий", "ценностей", вокруг которых группируются коммуникационные акты и социальные действия. Рост объемов информации приводит к "видовому взрыву разнообразия" различных социальных сетей, но именно такое супер-разнообразие нуждается в стабилизации, что требует создания универсальных и глобальных управляющих символов, ожиданий и ценностей, требуется Архэ.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9400
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Вернуться в Артель


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron