БИОкосмист №1 (креаторий московских анархистов-биокосмистов)

БИОкосмист №1 (креаторий московских анархистов-биокосмистов)

Сообщение Валентин Чередников 10 ноя 2009, 23:17

Приложение 11

№ 1 Цена 2 р 1 марта 1922 г.


Б И О к о с м и с т

Орган организации:
КРЕАТОРИЙ РОССИЙСКИХ
и МОСКОВСКИХ АНАРХИ-
СТОВ – БИОКОСМИСТОВ

Журнал выходит два раза в месяц

СОДЕРЖАНИЕ: 1. К. Р. и М. А.-Б.: декларативная резо-
люция; 2. Из «Протокола № 1»; 3. Из нашей летописи-
.А. Агиенко; 4. Наши утверждения- Александр Святогор;
5. О тактике- .А. Агиенко; 6. На пути к биокосмизму-
Э. Грозин; 7. Движения биокосмизма- В. Анист; 8. Худо-
жественные организмы: а) Луна- Александр Святогор;
б) Личная критика- Николай Дегтярев; 9. «Открытое
письмо.

Креаторий Российских и Московских
Анархистов-Биокосмистов.

Декларативная резолюция*)

Возникшее в анархизме в 1920 г. течение анархизма-универсализма явилось попыткой выйти из затянувшегося философского, социологического, политического и тактического кризиса анархизма, кризиса, особенно остро сказавшегося в ходе великой русской революции. Исторический анархизм, поскольку он базируется на устаревших научных и философских предпосылках, уже не может удовлетворить современное анархическое сознание. Кроме того, факт появления революционной советской власти, непредвиденный историческим анархизмом, заставил приступить к пересмотру вопроса о власти и государстве вообще и, не ограничиваясь принципиальным и безотносительным отрицанием, по новому и положительно взвесить принцип революционной советской власти. В констатировании кризиса исторического анархизма, в новой оценке советской власти, как фактора, положительного — в этом историческое значение анархизма-универсализма.
Но, констатируя необходимость выхода из тупика, анархизм-универсализм не создал новой идеологической концепции, единой, определенной и стройной, могущей разрешить означенный кризис. Выдвинутая проблема не могла быть разрешена уже потому, что самый вопрос был поставлен неполно и неопределенно,- в результате «уни- [+]1 версал” оказался универсально-политическим магазином.
Чтобы неустойчивости и неопределенности, мы биокосмисты, как активные члены ВСАУ и МСАУ со времени их возникновения (декабрь 1920 г.) и как единственно правомочная ныне и политически ответственная группа анархистов-универсалистов, совместно с членом секретариата т. А. Святогором, утвержденным всероссийской конференцией а.-у., на объединенном собрании с членами клуба “Креаторий биокосмистов” постановили считать, что только биокосмизм может положить конец этой неясности и колебаниям.
Биокосмизм- это новая идеология, для которой краеугольным принципом является понятие личности, возростающей в своей силе и творчестве до утверждения себя в бессмертии и в космосе. Существенными и реальными правами личности мы считаем ее право на бытие (бессмертие,воскрешение, омоложение) и на свободу передвижения в космосе (а не мнимые права, провозглашенные в декларации буржуазной революции 1789 г.). При этом биокосмизм опирается на последниезавоевания науки и техники и в то же время стремится к их перестройке, а также философии,социологии, экономики, искусства, этики согласно своей великой телеологии.
В своем общественном творчестве мы опираемся на завоевания Октябрьской Революции, расчищая дорогу дальнейшему шествию революции и тем положительно способствуя закреплению и расширению уже достигнутых ею результатов. Цель культуры для нас предрешена. Поэтому мы не ждем никаких откровений от представительных учреждений парламентского типа и считаем их [с.1–2]2 нелишними. К советской системе мы относимся положительно, видя в ней государственную форму, революционным темпом переходящую от власти человека над человеком к власти человека над природой.
Наша тактика- прямое трудовое, легальное действие в направлении реализации великих целей биокосмизма. Ни в какие блоки с существующими промежуточными политическими группами мы не входим, что не исключает однако возможности совместного действия с отдельными личностями, поскольку они будут усваивать нашу точку зрения.
Мы считаем необходимым в своих организационных формах быть строго определенными и четкими, полагая, что расплывчатость и неясность безусловно вредны и несоответствуют нашей тактике. Поэтому дисциплину и организационное единство (централизм) мы считаем здоровыми принципами, особенно необходимыми в условиях нашего времени, когда не миновала угрожающая революции опасность. Чтобы гарантировать себя от проникновения контр-революционных и подозрительных элементов, мы в уставе своем оговариваемся, что прием новых членов обусловливается 8–12 месячным стажем и санкционируется центральным органом.
Принимая во внимание все вышеизложенное, собрание постановило:
1) С нашей точки зрения считать роль анархизма-универсализма исчерпанной.
2) Слиться с клубом “Креаторий Биокосмистов” в одну организацию “Креаторий Российских и Московских Анархистов-Биокосмистов”.
3) В виду того, что существование провинциальных орагнизаций а.-у. на прежних основаниях является дальше невозможным, предложить этим организациям в месячный срок сообщить в секретариат КР и МАБ свои соображения о способах выхода из кризиса в области идеологии и тактики; в случае непредставления этих соображений или неудовлетворительности их, соответствующие организации полагать распущенными.
4) Созвать всероссийский съезд анархистов-биокосмистов.
Пороручить выполнение п.п. 2, 3 и 4 настоящей резолюции секретариату КР и МА-Б.

Секретариат КР и МА-Б
А. Святогор,
П. Иваницкий,
В. Зикеев,
Э. Грозин.



И з “П Р О Т О К О Л А № 1

Объединенного заседания группы активных членов ВСАУ и МСАУ совместно с представителями клуба “Креаторий биокосмистов” от 29 декабря 1921 г.”.

Доклад А. Святогора. На только что происходившем общем собрании членов В. и МСАУ, мною от имени группы биокосмистов был поставлен вопрос о безотлагательном пересмотре идеологии и тактики а-у, так как переживаемый в этом отношении кризис настолько обострился, что необходим немедленный выход. Этот кризис был неизбежен, т.к. универсализм не представляет органи- [+] чески цельной группы, но состоит из сторонников разных течений анархизма. Против такой характеристики универсализма собрание не возражало, наоборот — подтвердило правильность ее — Медынцев заявил, что он ан.-коммунист и только по тактическим соображениям (его слова) вошел в “универсал”, Елизаров назвал себя синдикалистом, остальные же, в силу неопределенности своей, молчали. Я констатировал, что собрание универсалистов, если не считать биокосмистов, которые всегда понимали универсализм, как биоксмизм, вряд ли имеет универсалистов, и поставил вопрос, как же собрание мыслит выход из создавшегося тупика, ведь выход необходим в целях сохранения и дальнейшего существования организации, мы же готовы по данному вопросу высказать свое мнение. Тов. Зикеев также настаивал, что поднятый вопрос необходимо по товарищески обсудить теперь же. Но собрание, в лице Медынцева и Елизарова, ответило, что оно вовсе не желает обсуждать поднятого нами вопроса, при чем свой отказ ничем не мотивировало. Медынцев сказал, что все должно оставаться, как было, и, при молчаливой поддержке остальных, закричал, что мы, биокосмисты, захватчики, что он примет решительные меры против нас, поставит обо всем в известность ВЧК, РКП, ВЦИК, все анархические группы и т.д. После этого мы, заметив, что такое непримиримо враждебное отношение к нам, своим сочленам, и нашим вполне законным требованиям, губит организацию,- покинули собрание.
Заслушав доклад тов. А. Святогора, собрание единогласно решает, что дальнейшая совместная работа с “универсалистами” невозможна, поэтому остается единственный выход- действовать самостоятельно, слившись с клубом “Креаторий биокосмистов” в одну организацию К. Р. и М. А.-Б.
Подписи.
__________


Из нашей летописи.

Нам, как действующим, некогда быть собственными летописцами, тем более, что наши дела и дни будут, конечно, иметь своих Геродотов. Но теперь, когда биокосмизм вышел на общественную арену, не лишне отметить главные исторические даты нашего движения.
Совершенно не случайно для нас, что первое печатное обнаружение идей иммортализма и космоплавания совпало с началом революции. Уже в февральские дни “Петух Революции” А. Святогора обозначил великий смысл открывшихся событий, которые не могли быть только политическими и социальными, но необходимо дерзали в космос, в бесконечность времени.
В 1918 г. новые идеи нашли себе место на столбцах “Анархии”, в статьях А. Святогора, под общим термином “вулканизм”. 16 декабря 1920 г. состоялось выступление А. Святогора с идеями биокосмизма пред большой аудиторией бывш. ресторана “Яр”; оно послужило началом длинного ряда публичных выступлений в Москве. Сразу же образовались две группы биокосмистов: поэтов и художников. Правда, в качественном отношении эти группы оставляли желать лучшего, но для [с.2–3] нее было важно то, что идеи биокосмизма сразу нашли отклик, что они являются здоровыми дрожжами, на которых может вырости «новое тесто».
С первых же дней нашего натиска на уши аудиторий мы далеко не церемонились с обывательским сознанием, и в этом усматриваем правильность нашей тактики. Мы ненавидим брюзжанье и меланхолическое покачивание головой, мы высмеиваем половинчатое благоразумие среднего человека, но мы ценим и приветствуем здоровую насмешку. Здоровая насмешка признак здорового духа, а, следовательно, и веселого духа. Те, же, кто ступил на путь безсмертия, кто решил, что «иной путь пора предписать земле», те уже не узнают судьбы и весело творят биокосмическое.
17 апреля 1921 г., под смех биокосмического остроумия, был основан «Креаторий биокосмистов»- клуб в 26 человек. Креаторий — несколько варварское словообразование, но разве мы не варвары, когда считаем всю предшествующую историю человечества, как эпоху мелких дел, когда мы ненавидим всю буржуазную культуру, когда мы утверждаем, что из биокосмического духа должен родиться совершенно новый порядок вещей.
Так как биокосмизм должен охватить всю жизнь, мы не могли ограничиться территорией искусства и ударами по религиозному сознанию. Нам видится иная философия, иная техника, иная наука. Наша телеология должна определить собою также экономическ. и хозяйственный уклад жизни. Вся жизнь, каждый день ея, каждый час должны строиться под углом зрения биокосмизма. Для нас было очевидно, что область политики есть область, в которую мы должны войти.
Определяя свое политическое лицо, мы увидели, что в своем общественном творчестве нам необходимо отправляться от Октябрьской революции. Мы предвидели эту революцию, мы первые приветствовали ее (о чем засвидетельствовал тогда же в печати В. Фриче), мы усматривали в ней великий биокосмический смысл. В советской системе мы усмотрели форму государственной власти, революционным темпом переходящей от власти человека над человеком к власти человека над враждебными силами природы.
Определив себя, как политическую группу, мы публично выступили с нашими мыслями о революции, о советской системе, о профдвижении, о синдикализме, о кооперации. Но тут мы встретили противодействие, так сказать, внутреннего характера. Дело в том, что со времени возникновения анархизма-универсализма, мы, биокосмисты, небольшою группой состояли членами В. и МСАУ. Идеологически универсализм мы понимали, как биокосмизм, на что мы имели неот’емлемое право, так как универсализм, как идеология, был крайне неясен и сбивался на синдикализм, мы же выдвигали стройную и в то же время действительно универсальную идеологию.
«Универсал» фактически являлся механически сшитой организацией, куда входили люди разных оттенков: анархо-коммунистического, синдикалистского и анархического просто. При отсутствии единой идеологической спайки, внутренний разброд был неизбежен, разложение таилось в самом начале и рано или поздно должно было сказаться. В то же время не было надежды, что из [+] такого состояния идеологической неясности и неопределенности универсализм сможет выйти.
Встречая противодействие и оставаясь в меньшинстве, кстати сказать, искусственно поддерживаемом (конечно, не нами), мы решили предоставить все собственному течению, зная, что разложение организации, прежде всего по причинам внутреннего характера, неизбежно. Происшедший в конце октября арест части членов секретариата ВСАУ, послужил внешним обстоятельством, подчеркнувшим внутренний распад организации. Затем, в течение последних двух месяцев, очевидным стало, что дальше существование организации, на прежних основаниях, невозможно, к тому же ей грозил захват и, следовательно, полная ликвидация со стороны других анархических групп, при поддержке отчасти самих членов ВСАУ. Это грозило уничтожением и того положительного в универсализме, что мы отметили в своей декларации. Поэтому мы во имя того, что есть лучшего и творческого в анархизме, и в то же время единственные носители универсальных идей, решили положить конец этой неопределенности и разброду.
Так возник “Креаторий Российских и Московских анархистов-биокосмистов”.
А. Агиенко

__________

Наши утверждения.

Еще в первые дни и годы революции, выступая в печати и пред аудиториями с великими идеями иммортализма и космоплавания, я сводил их к немногим, далеко неполным. Но все же достаточно определяющим наше лицо утверждениям. Важно было прежде всего бросить в сознание окружающих идеи в их основной обрисовке, в форме близкой к лозунгу, а то, что именуется научным и философским обоснованием, высказывалось постольку, поскольку в этом встречалась реальная необходимость.
Для нас первейшая ценность есть реальное бессмертие личности и жизнь ее в космосе. Эту ценность мы возвели в цель — и так получим нашу телеологическую концепцию. Наша философия есть прежде всего великая телеология, и все философские проблемы мы ставим под знак наших великих целей.
Мы положились на свой неистребимый инстинкт бессмертия, на жажду безконечно великого творчества и доверились нашему биокосмическому сознанию, для которого мир реален об’ективно. Бытие — это бесконечная арена великой борьбы, которую ведет за утверждение своего максимального существования все то, в чем заложена индивидуальность и цельность.
Наша этика есть этика дела в направлении осуществления великих целей биокосмизма. Наши этические нормы определяются нашей целью (в чем мы совершенно противоположны, напр., Канту, которому казалось, что ценность и цель вытекают из нормы). Наша этика находит себе опору в нашей космологии: ведь если бы мир был гармонически законченным, готовым, то не было бы места не только для нашего, но и для любого дела.
На этих философских предпосылках, представ- [с.3–4] ленных здесь в крайне сжатом и неполном виде, базировались наши первые высказывания идей биокосмизма и сводились к следующим положениям:
1. Смерть принижает человека, разлагает человеческий тип: боязнь за свою жизнь рождает трусость, робость, низость, лживость, уродство. В то же время глубочайший корень социальной несправедливости, уродливой частной собственности, интериндивидуальных, национальных и классовых антагонизмов — лежит в смерти. Этот локализм во времени (смерть) есть извечная основа духовного и материального распада личности и общества.
2. Но человек носит в себе могучий неистребимый инстинкт безсмертия и поэтому никогда не может примириться с порядком смерти. Смерть настолько логически безсмысленна, этически недопустима, эстетически уродлива, что проблема безсмертия неизбежно возникает в сознании личности. Не примиряясь со смертью, человечество искало спасения в религии и мистике, в надежде на безсмертие хотя бы в духе.
3. Теперь же, когда религия окончательно изживает себя, когда религиозное и мистическое решение проблемы безсмертия не может полагаться за реальный хлеб, когда биологически твердыни смерти поколеблены, человечество вплотную подошло к постановке проблемы реализации индивидуального безсмертия, как безсмертия личности во всей полноте ее физических и духовных сил.
4. Биокосмизм утверждает, что только в борьбе за индивидуальное безсмертие каждая личность и человечество в целом обретет полное освобождение, что эта борьба есть подлинная основа для духовного и материального об’единения людей, что в этой борьбе личность и общество возрастут до небывалых размеров в своей силе и творчестве, в ней неизмеримо повысится человеческий тип.
5. Нужно заметить, что проблема личного безсмертия, или иммортализма, в биокосмизме разсматривается и как проблема воскрешения. Воскрешение, прежде всего, есть логическое завершение проблемы личного безсмертия, как гарантия от случайной, принципиально не неизбежной, смерти человека, уже утвержденного в личном безсмертии. Затем, проблема воскрешения есть проблема возстановления жизни прежде живших людей.
6. Наряду с проблемой иммортализма, биокосмизм выдвигает проблему интерпланетаризма. Если первый корень зла индивидуальной и общественной жизни лежит в смерти (локализм во времени), то второй корень этого же зла — локализм в пространстве, т.е. примат домашнего очага, родного города, родной нации и государства, своей расы. Даже интернационализм, в конечном счете, — только локализм во вселенной.
7. Человечество уже вплотную подошло к проблеме интерпланетаризма, ведь за эпохой воздухоплавания непосредственно следует эпоха космоплавания. Интерпланетаризм — это проблема о том, как одолеть космическое пространство, стать гражданином космоса, активным участником космической жизни, своей умудренной волей регулирующим и трансформирующим движение космических тел, перестраивающим старые и созидающим новые миры. [+]
8. Проблемы иммортализма и интерпланетаризма нельзя рассматривать отдельно одну от другой, или связывать их механически. Эти проблемы одна из другой вытекают, одна другую восполняют, представляют собою одно органическое целое, об’единяясь в общем термине: биокосмизм.
9. Если в биокосмизме есть элемент фантастики, то наша фантастика не может быть целиком сведена к утопии. Биокосмизм опирается на последния завоевания науки и техники; поэтому фантастика биокосмизма достаточно созрела к тому, чтобы проблемы иммортализма и интерпланетаризма поставить в «порядок дня». Мы утверждаем, что биокосмизм — это новый максимальный план жизни для отдельной личности и в то же время для человечества в целом, и что к реализации этого плана необходимо приступить теперь же.
10. Утверждение наше, что уже пришло время к постановке проблем биокосмизма, как очередных задач реальной жизни, базируется на нашей оценке развертывающейся пред нами мировой борьбы угнетенных с угнетателями, труда с капиталом. Эта борьба имеет целью уничтожение классовых разделений, что, с нашей точки зрения, является необходимой предпосылкой к постановке проблем биокосмизма в их всеземной полноте. Затем, революция, несомненно, содержит в себе тенденции биокосмизма, и определение собирание и организация этих тенденций должна составлять важную задачу деятелей революции, хотя бы потому, что постановка проблем биокосмизма, как максимального плана, теперь же, когда революция продолжается, необходимо будет способствовать победе революции и в первом смысле. Такая оценка революции дает нам возможность, не отодвигая осуществление идей биокосмизма в будущее, после после революции, приступить к собиранию и организации биокосмических сил теперь же.
11. В борьбе за биокосмизм нельзя идти ни на какие подделки и соглашения религиозного или мистического порядка. Вместо безсмертия за гробом и безсмертия в духе, нашей целью мы выдвигаем безсмертие здесь, на земле, в реальном космосе, безсмертие личности во всей полноте ее духовных и физических сил. Поэтому к религии и мистике мы относимся непримиримо отрицательно. Точно также, вместо мечтательно-поэтического, мнимого проникновения в космос, мы выдвигаем реалистический интерпланетаризм, как очередную задачу техники.
12. В борьбе за биокосмизм мы опираемся на последния завоевания науки и техники и в то же время стремимся к пересозданию их, а также философии, социологии, экономики, искусства и т.д. согласно нашей телеологии, т.е. содержание и форма этих культурных факторов должны слагаться под углом зрения великих целей биокосмизма. Вот почему биокосмизм означает начало совершенно новой культуры, нового порядка вещей, нового бытия.
––––––––––
Эти двенадцать положений составляют «Первую скрыжаль биокосмизма», которая была и остается тем основным стволом, на котором, разветвляясь, ширилось и ширится наше творчество, наша пропаганда, наша борьба. Мы несем величайшее евангелие, и трудно осознать небывалую доселе гран- [с.4–5] диозность движения, которое должно охватить весь мир, и которое начинаем мы, биокосмисты, здесь, в России, в центре Великой Революции.
Доныне человечество было подобно людям древнего философа, которые пребывали в пещере, где видели только тени вещей. Ныне же, в лице биокосмического авангарда, человечество может быть уподоблено тем же людям, но уже вышедшим из пещеры, и увидившим при солнечном освещении подлинные вещи, даже решившим взглянуть на само солнце. Мы утверждаем, что, если не теперь, то в недалеком грядущем, человечество будет глядеть на себя и на мир нашими глазами и радостно пойдет под нашим знаменем биокосмизма.
Конечно, в нашем движении будут возможны ошибки, а нас, первых вестников и бойцов, б.м. ждет гибель. Но возможность даже крупных ошибок и неудач нас не смущает, как не смущает упорного завоевателя опасность даже длительных поражений. Тот, пред кем великие цели, кто твердо уверен в себе, кто смел, конкретен и четко выдержан, тот, в конечном счете, всегда победитель.
14 янв. 1922 г.
Александр Святогор

––––––––––

О тактике

Статья первая

В своей тактике мы должны базироваться на об’ективно-ясном понимании конкретной действительности и на точной оценке ее. Свое общественное бытие формально мы начинаем в пятом году революции, и потому, в смысле легкости понимания революционной действительности, находимся в более благоприятных условиях, чем те, которые начинали свои действия с момента начала революции. За нами лежит опыт других, и результаты его говорят о принципиальной безошибочности или ошибочности его.
В революции, как и в науке, прежде всего необходима строгая об’ективность в смысле понимания, оценки и строгого разграничения вещей. Это вытекает из существа революции, это необходимо в целях самой революции. Тут суб’ективизм недостаточен, ведет к импрессионистской оценке отдельных проявлений революции вне связи их с целым, и потому суб’ективизм, чем непомерно в течение революции грешили анархисты и эссеры, должен быть признан безусловно вредным.
Но опаснее всего вытекающее из крайнего суб’ективизма и граничащее порой с абсолютным невежеством, это смешение, соединение разнородного в одно целое. Мы имеем в виду непонимание того, что Советская власть по существу не может быть соединена знаком равенства с властью буржуазной. Только слепое мнение может не различать эти две вполне разнородные величины, полагая, что под термином «власть» всегда и везде мыслится одно и то же содержание.
Это смешение неизбежно влечет за собою самые вредные последствия — устанавливаются ложные цели и неверные методы, отчего получаются совершенно неожиданные результаты: тот, кто полагает, что он действует революционно, в действительности идет против революции. [+].
Почти пятигодичный революционный опыт свидетельствует, что наибольшим об’ективизмом, в смысле понимания и оценки вещей, обладает коммунистическая партия. Это необходимо честно признать. То, что эта партия являлась и является единственной руководящей силой революции, что другие, претендовавшие на это руководительство партии и группы, экзамена на этот предмет не выдержали (сначала анархисты, потом эсеры)), свидетельствует в пользу об’ективизма большевиков.
Опыт революции подтвердил правильность основного положения коммунистов, что диктатура пролетариата в переходное время необходима и целесообразна. И всем, кто действительно за революцию, даже самым крайним антигосударственникам, необходимо признать это бесспорное положение. Тут важно прежде всего признание принципа, формы же его применения — это вопрос обсуждения и критики, что необходимо в интересах правильности проведения самого принципа.
*
* *
Текущая революция по своему размаху является мировой, по своему содержанию она представляет собою борьбу эксплуатируемых с эксплуататорами, труда с капиталом. Цель же ее лежит в уничтожении классовых перегородок. Эту революцию мы принимаем целиком, так как полная ликвидация классовых разделений является необходимой предпосылкой для постановки проблем биокосмизма во всей их полноте.
Но в своем понимании революции мы идем дальше. Мы полагаем, что корень социального гнета, в конечном счете, лежит в гнете натуральном. Поэтому для нас происходящая борьба труда с капиталом выростает в реальный образ борьбы отдельного человека и человечества в целом с враждебными им силами природы. Восстание, борьба за свободу в политическом и социальном смысле всегда таит в себе восстание и борьбу против гнета натурального. А так как по своему размаху, содержанию и цели текущая революция не имеет себе равных в прошлом, так как борьба ведется в небывалых размерах с целью конечного освобождения личности в социалистическом смысле, то отмеченный нами момент в революции — именно устремление ее против гнета натурального, — обнаруживается несоизмеримо сильнее и ярче в текущей революции, чем это можно отметить в революциях прошлого. Для нас очевидно, что человек уже в плотную подходит к постановке проблем биокосмизма в «повестку дня», и совершенно не случайно, напр., то обстоятельство, что «биологически твердыни смерти поколеблены» (омоложение) именно в дни текущей революции.
Такая углубленная оценка революции дает нам возможность, не отодвигая проблем биокосмизма в будущее, теперь же приступить к собиранию и организации биокосмических сил, к творчеству в биокосмическом смысле. Поэтому свое место в революции мы определяем, как место передового отряда в ней. То же обстоятельство, что Россия является авангардом мировой революции, дает нам основание характеризовать себя, как авангард авангарда мировой революции. И наша тактика есть [с.5–6] тактика передового отряда революции, тактика прорыва революции из социальной сферы в сферу биокосмическую.

А. Агиенко.
––––––––––

На пути к биокосмизму.

Углубляясь в изучение человеческой личности, как совершеннейшего типа творчества природы, мы невольно замечаем, что человек во всех своих поступках сознательно или бессознательно выражает желание продолжать свою жизнь, как жизнь индивида и типа. Обращая внимание на то, как велик страх смерти у каждой умирающей личности, хотя бы естественной смертью, и как сильно желаниет жить и продолжить свое сознательное существование до беспредельности, мы смело можем назвать это желание инстинктом бессмертия. Человек жаждет бессмертия, он ищет победы над силами, нарушающими его сознательное продолжение себя в мировом бытии.
Но природа озаботилась о продолжении расы и вида, личность же умирает, совершая небольшой круг сознательной творческой жизни. Таков, якобы, непреложный закон природы. Но природа носит в себе созидающее и разрушающее начало, это то, что на языке старых этиков называется: добро и зло. Природа добра, ценна для нас, поскольку она творит и мы творим в ней, совершенствуя себя, но она зла и враждебна нам, поскольку разрушает и порабощает нас. Это разделение сил природы распространяется не только на видимое внешнее проявление жизни, но и на высшие ее формы, как инстинкты, мысль и воля человека. Борьба этих двух начал может иметь три исхода: победа творчества — это жизнь и движение вперед, победа разрушения — это смерть и полное уничтожение, и третье положение, — равнодействующая двух начал — потенциальное состояние сил — сон, спячка.
Смерть — конечная цель разрушения; она страшна и ужасающа для каждого живого существа; остальные силы, порабощающие человеческую личность, жалкие атрибуты смерти. Сознание, что я должен умереть, рождает во мне другое сознание — сознание безответственности. Отсюда социальное зло, рабство и насилие человека над человеком.
Человек, спешащий жить, стремится к тому, что дает максимум наслаждения. Он не думает о человечности и о самосовершенствовании, ибо он смертный. Все моральные и этические законы остаются пустыми звуками и слабой попыткой установить гармонию в человеческих соотношениях. Этика и эстетика оказались слабыми для искоренения зла, как разрушающего начала природы. Дикие силы, — разрушение и смерть — властвуют над жизнью и человеком. Мы живем, творим преходящие ценности, совершаем исторические события и исчезаем, как легкике метеоры. Жив и бессмертен лишь человеческий гений, бессмертен наш дух, бессмертно бытие, бессмертны искания человека.
До настоящего времени человечество обрело бессмертие лишь в области высшего познания, в области духа. Но если существует душа, она и так бессмертна. Таким образом, ища бессмертие путями религии и мистики, мы ломимся в открытую дверь. С другой стороны, идя по пути материализма и игнорируя трансцендентальную сторону нашего я, мы попадаем в другое болото, именно в болото неведения. Мы закрываем дверь перед [+] познанием, не поддающимся исследованию современного микроскопа. На этой почве мы создали бесконечное количество учений, школ и толкований. В лабиринте этих школ мы воюем и кричим, как жалкие пигмени, вокруг бытия. Материализм в своей современной форме не освобождает человека, так как он в своем ложном дуализме или монизме разделяет бессмертное начало с смертным в человеке.
Мистика же с своим бессмертием в загробном мире еще больше нас порабощает. Она, толкуя о бессмертном существовании в других планах, ставит человека в пассивное положение, она лишает человека участия в сознательном утверждении себя в бессмертии. Человек остается сырым материалом в чьих- то руках для постройки чего-то.
Человек может сознательно, активно творить только в своей физической оболочке, и если существует бессмертие души, природы и вселенной, то это бессмертие должно быть об’единено в человеке с смертным его началом и этим путем будет обессмертен человек. Реальное об’единение сил, планов и законов бытия, постепенное подчинение их человеческой воле и разуму, — вот пути, по которым пойдет биокосмический человек к победе над смертью.
Мы, биокосмисты, поднимая победное знамя борьбы за бессмертие, не можем признать ни одну из существующих школ, так как каждая школа представляет собой и ложь и истину и, как школа, каждая является заблуждением и односторонним исканием человека. Мы отбрасываем и попираем ногами все одностороннее и жалкое, все, что не нужно и чуждо биокосмизму.
Победа над смертью будет победой над временем и пространством и всеми силами, порабощающими человека. Только постоянное развитие личности, ее неотложное самосовершенствование и использование человеческого гения в области новых открытий науки даст эту победу. Все для биокосмизма, вне его нет жизни и нет победы.

Э. Грозин.
––––––––––


Движения биокосмизма.

О биокосмизме следует говорить или очень кратко, заметкой, или писать библию.
Ограничимся только сухим указанием на некоторые основные факты, свидетельствующие о движениях биокосмизма в прошлом году.
В Москве нами проделан длинный и разнообразный ряд публичных выступлений. Многократно с докладами о биокосмизме выступал А. Святогор. Эти доклады обычно сопровождались широкой дискуссией. Состоялось не меньше десятка совместных выступлений преимущественно художественного характера. Выступали: А. Святогор, В. Зикеев, П. Иваницкий, Н. Дегтярев, Б. Гейго-Уран, П. Лидин, В. Петров и др.
Из диспутов нужно отметить религиозный и два философских. На трехдневном религиозном диспуте выступал А. Святогор на тему: «Христос биокосмиста». Этим докладом впервые был открыт нами фронт по религиозно-мистическому сознанию. По докладу высказывались Н. Бердяев, Булгаков, Сергиенко, С. Попов, Вольтер и другие, при чем особенно волновались, негодуя, толстовцы. [с.6–7]
Первый философский диспут состоялся в конце лета. Докладчик Л.Р. Дунаевский читал на тему “Философия активизма”. По докладу высказывались П. Иваницкий и А. Святогор. Второй философский диспут состоялся осенью. С докладом о биокосмизме выступал А. Святогор, по докладу высказывались Михайловский и Аскаров.
Следует отметить выступление в клубе левых эсеров. Выступали П. Иваницкий и А. Святогор. Первый говорил “Об искусственном вызывании дождя”, второй о “Биокосмической поэтике” и читал свои “художественные организмы”. По докладам и поэзии А. Святогора высказывались: Л. Дунаевский, И. Штейнберг, А. Шредер и др.
В последнее время, на вторниках Вольной Философской Ассоциации, в качестве высказывающихся по докладам выступали П. Иваницкий и А. Святогор. Здесь следует отметить локлад анархиста Солоновича на тему “Анархия религии”. Докладчик впал в религиозность и мистику далеко не высокого сорта. Для него бог и дьявол — реальности, получаемые в мистическом опыте. Неприемлемость власти он аргументировал тем доводом, что власть от дьявола. Дальше идти, очевидно, некуда, более реакционного анархизма трудно себе представить. Выступивший по докладу П. Иваницкий отметил, что доклад наглядно свидетельствует, до чего может докатиться анархизм, если он не хочет смотреть открыто в лицо действительности.
Клубом “Креаторий биокосмистов” в декабре была издана брошюра: Биокосизм (материалы [+] № 1). Содержание: А. Святогор — Биокосмическая поэтика, П. Иваницкий — Пролетарская этика. Готовятся к печати следующие выпуски, а также сборники поэтов и др. На страницах журнала «Универсал», в 21 г. напечатаны, кроме «худож. Организ.» А. Святогора, следующие материалы биокосмистов: А. Святогор — «Лавочка поэтов», «Современная поэзия и биокосмизм» и «Биокосмическая поэтика», кроме того библиографические заметки А. Святогора, П. Иваницкого и А. Агиенко.
Наши идеи не могли пройти незамеченными и для провинции. В Семфирополе, осенью, поэт биокосмист Буяльский дважды выступал публично с чтением «худож. организ» А. Святогора и своих. Мы получили ряд писем из разных городов России. Вот, напр. Письмо Сормовского рабочего тов. С. Зеленова. Он пишет по поводу статьи А. Святогора: «смелое дерзновение товарища имеет свое основание» и потому: «поддерживаю предложение поставить в порядок дня задачи биокосмизма и начать практические работы в комитетах бессмертия, а для первого опыта отдаю себя». Свое письмо наш корреспондент заканчивает призывом: «все в безсмертия комитеты!»
Это письмо свидетельствует, что здоровый инстинкт безсмертия, не отравленный мистикой и теософией (как у буржуа и дряблого интеллигента), у рабочего свободно ведет к биокосмизму.
Таковы, в общем, в краткой заметке, движения биокосмизма в прошлом году. Но будем помнить, что краткая заметка не есть библия.

В. Анист. [+]

––––––––––

Художественные организмы.

Л у н а.
I.
Луна…
Что это — бог или светило
В полуночьи?
Или
Насмешливое рыло,
Засунутое в тучек клочья?
Или она
Удел одних поэтов,
Воителей в стакане,
Кастратов,
Чьи глупые куплеты
Безжизненны, как тени на экране?
Но мне-ль,
Чьи широки ладони
И в вечность устье,
Вздыхать Луне,
Как отрок на балконе,
В ветряном хрусте?
И мне-ль,
Как псу на четвереньках
Пред неба аналоем
К ногам Луны,
Взошедшей по ступенькам,
Припасть в тревожном вое? [+]
И бледный лик,
И грусть, и трель соловья —
Как это тоще!
О, мой язык,
Дроби, казни бескровное,
Будь злою тещей!
Вся эта чушь
Извечно повторяется
Людской оравой.
Но, довольно!
Луна отныне отменяется
Биокосмическим уставом.
Биокосмическим уставом
Луна отныне отменяется.
Но утверждается отныне
Луна, как участковый огород,
Который утром поливается,
В котором возрастают дыни.

II

Быть может в древности
Великие богатыри
Над ребрами Луны потели,
Но умерли —
И позабытые бугры,
Хоть плодородные, но запустели.
Быть может в древности [с.7–8]
Брели Земля с Луной, как две в телеге
клячи,
А вожжи были в лапах великана,
Но был провал, —
И мизерные выпали задачи
В удел Земле, в удел Луне — нирвана.
А человек,
Уйдя в земные дрязги,
Тысячелетья был и узок, и убог,
И лишь теперь,
В чаду всемирной встряски,
Он захотел космических дорог.
И лишь теперь,
Когда иное тесто
Курьерит на иных дрождях,
Увидел он,
Что мяч земной и мал, и слишком тесен,
Что дух в биокосмических путях.
И лишь теперь
Он понял, что культуру
Пришло продвинуть в неба свод.
И вот,
Отбросив облик хмурый,
Он на Луне разводит огород.

III

Вот вам бинокль биокосмиста. —
Глядите: там, где было пусто,
Отныне,
На Луне,
Под кепками зелеными капусты
Жирея пухнут в огороде дыни.
А тем, кто скептик,
Чей пуп прирос к лежанке,
Кто дальше носа видеть не привык,
Тому десяток слив
На тонкой ветке, как приманку,
Уже протягивает лунный лик.
И это не мечта,
Не сновиденье,
Не выдумка горячая голов,
Тут все действительно,
Как чай с вареньем,
Как отпечаток каблуков. [+]
Тут все действительно,
Хотя и смело.
Но ведь действителен лишь смелый взлет.
Сограждане,
Я вам даю космическое дело:
Полоть и поливать мой лунный огород!
Александр Святогор.

Личная критика

Не соблазняет ни Америка,
Ни Азия не соблазняет,
Когда бессмертия в уме река
И звезд зовущая возня.
Что обывателей истерика?
Поэт вселенную познает.
Путем сангвиника, холерика
Берется вечности казна.
Должны расплачиваться звездами —
Я завлечен звездообменом.
Стихами пышущими, пестрыми
Напоминаю о себе.
Фонтаны фантастичных грез да мы
Предстали новым Карфагеном.
Вооружась умами острыми,
Зарей закалены в борьбе.
Глупцы — зеленые кузнечики:
Все страны грузятся глупцами…
Кого, кого увековечивать?
Мертвец морочит мертвеца.
Пленит ни лоб, пленят ли плечики,
Я всюду мыслю мудрецами.
Певцу возможно-ль обесцвечивать,
Что обессмертило певца?
Кастрированные политикой,
Поймут ли пляшущие песни?
Смердит людская пыль… В пыли такой
Не задохнешься ли в толпе?
Эй, орды орд! Меня ищите-ка!
Я всех политик полновесней…
Хвалу слагаю личной критикой
Биокосмической тропе.
Николай Дегтярев
–––––––––

Открытое письмо

Член Всероссийской федерации анархистов т. Г. Успенский (билет 4365–1333) обратился в Креаторий с просьбою поместить в нашем органе «Открытое письмо».
Опираясь на ряд весьма некрасивых, но, к сожалению, не вызывающих сомнения, фактов, передачу которых мы опускаем, за неимением места, т. Г. Успенский приходит к грустным выводам, «что в последнее время все движение сводится ко взаимной травле, взаимным подозрениям. Подозреваются отдельн. Лица и группы. Первым инкриминируется предательство групп, вторым провоцирование всего движения. Результат — полное разложение». [+]
«Вместо здоровых исканий свободной мысли, мывидим слепую подчиненность больной фантазии «главков» и «центров» политических группировок. Жизнь выкинула их, а они мстят ей, разлагая ее».
«В такой атмосфере разложения, личных интересов, всевозможных интриг, не место анархисту, посвятившему себя революции. Сохранение личности прежде всего. В эпоху революционного творчества есть место приложить свои силы. А потому я заявляю, что вновь буду продолжать работать независимым анархистом, твердо помня, что «другой день» социальной революции еще не наступил». Независимый анархист Георгий Успенский. [+]
––––––––––
––––––––––
Временный адрес для справок: МОСКВА, Тверская, д.7, кв.5.
Издатель: Креаторий, Рос. и М. А.-Б. Редактор Александр Святогор.

Ц. № 714 (МОСКВА) 4.000 экз.
7-ая типография М. С. Н. Х.
Аватара пользователя
Валентин Чередников

 
Сообщений: 398
Зарегистрирован: 05 ноя 2009, 15:52

Вернуться в История, культура, язык


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron