БИОкосмист №2 (российские и московские анархисты-биокосмисты

БИОкосмист №2 (российские и московские анархисты-биокосмисты

Сообщение Валентин Чередников 10 ноя 2009, 23:50

Приложение 2

№ 2 Цена 75 т. Апрель 1922 г.


Б И О к о с м и с т

Орган организации:
КРЕАТОРИЙ РОССИЙ-
СКИХ И МОСКОВСКИХ
АНАРХИСТОВ-БИОКО-
СМИСТОВ.

Журнал выходит два раза в месяц.

СОДЕРЖАНИЕ: Радость играющего зверя — А. Святогор; 2. Альдонса — Алекс. Святогор; 3. Голод и биокосмизм — А. Агиенко; 4. В какую дудку —
Алекс. Святогор; 5. Об искусственном вызывании дождя — П. Иваницкий; 6. К вопросу о космической технике — А. Агиенко; 7. Победители — Ник. Дег-
тярев; 8. * * * — Ник. Дегтярев; 9. Обозная — В. Анист;10. От редакции.


Радость играющего зверя.

С тех пор, как предстали пред нами великие цели, мы твердим о великой правде и красоте. Мы твердим, что замызганные ассигнации необходимо заменить новым чеканом.
Но властны еще ходячие мнения, еще сильны чары мнимого, слишком прилипчивы общие привески. И как тут передать, что биокосмизм — это священнейший клич, что наш лозунг — это упругие мускулы и краснощекое здоровье, что в нашем девизе — чернозем и звезды, что в нашем кличе все: личность и свобода, коллектив и счастье.
Но вокруг мы видим признаки нового и в них находим опору. В самых разнообразных сердцах выростает одно и то же чувство, одна и та же воля. Новые открытия и лозунги потрясают самые твердые столпы ходячих чеканов. Невозможное становится возможным, немыслимое — мыслимым. Будто звезлы сходят на землю, или земля сдвинулась со своей орбиты. Так еще никогда не было.
Биокосмический подъем свидетельствует [+] о внутреннем сдвиге масс. Массовый голод по вечному, голод по космосу — вот наша основа. В этом стремлении — залог грядущих новых и ярких достижений. Только желая в космос, стремясь в безсмертие можно вступить на путь великого творчества. Великое творчество вдохновляется широким размахом великих задач.
Биокосмический сдвиг масс усиливает наше чувство реальности. Он укрепляет наш порыв. Он свидетельствует, что предпринятая нами поездка по земле во имя безсмертия и жизни в звездах должна перейти в массовое движение, в крестовые походы, в переселение народов, в колонизацию планет.
Биокосмический сдвиг масс укрепляет нашу непримиримость. Наши удары по мнимому, срединному, зайцеухому должны быть метки и беспощадны. В этой борьбе не может не повыситься наша мощь. В этих ударах крепнет наш пульс, выказывая нашу своеобразную силу.
Смысл жизни и красота обретены. Все бесчисленные пути мы об’являем мнимыми. Потому что открыта подлинная дорога. Дали ее безмерны, необозримы. Красота ее [с.1-2] непобедима. На этом пути не нужны ходячие ассигнации и мертвые привески. Этот путь — есть путь явлений сильных и широких.
Факел биокосмизма светит на гибель середины. Все, что исходит из традиции, что навязано шумихой, — необходимо отшелушить. Ведь биокосмизм — это новые шаги, это подвиги и трудные подвиги. Они явят стиль, нами пока предчувствуемый, они обозначат эпоху совсем иную, абсолютно великую.
Но для победы нужны силы. Нужен избыток силы радостной, играющей, ликующей. Тут хмурые физиономии бессильны, не нужны. Тут серьезные и только серьезные лбы недостаточны. Тут нужны всплеск, порыв, радужные брызги, наличность какой-то особой беззаботности, свободной отданности. Все это только в избытке силы.
Биокосмическое лицо улыбчиво, весело, на нем абсолютный смех. Смеющийся играет. Хорошее дело легко, как игра, и улыбчиво. Великое дело требует великого игрока. Мы провозглашаем веселость и радость, как принцип. Да здравствует улыбка и смех. Мы утверждаем игру, как избыток силы, как внутреннюю свободу.
Утверждая игру и смех, мы уподобляемся ликующему зверю. Это совершенная правда! Мы даже хорошо не знаем, что прежде зверость или биокосмизм. Вернее — это один упруго смотанный клубок. Жажда личного бессмертия — это звериная, пышущая жаром любовь к себе. Это зубы и когти, чтобы защищаться, чтобы противостоять смерти. Это отвага безрассудная и хитрая. Это оборотство, чтобы обрести свободу. Это зоркость благородного хищника. Это быстрота птицы, переходящая в быстроту космического мотора. Вот почему мы провозглашаем звериность, бестиализм.
Нужно ощутить в себе зверя, взыграть и возликовать. Нужно учиться абсолютному нюху у пса, инстинкту у насекомых, хозяйственному добродушию у медведя, гедо- [+] низму у ящерицы, победе над темными силами у петуха. Но это особый зверь. Глубоко этический, высоко эстетический, аристократический зверь. А не какое-нибудь животное. Прежде всего аристократизм, но который обращается к массам, к человечеству.
Радость играющего зверя — вот точка отправления и стимул нашего движения. Это совершенно новое и в то же время прадревнее начало. Мы обращены к прадревней основе творчества. Она в нашем неистребимом инстинкте безсмертия, в нашем напоре в космос. Что-то древне вавилонское в наших днях. Какое-то новое звездочетство. Новой библии открывается первая страница. И Лазарь уже приготовился к выходу из могилы. И крепнет уверенность, что так будет, что так должно быть, что иначе не может быть, что так уже есть.
Но чтобы сложилась, связалась, сковалась новая эпоха — нужно, чтоб дело стало общим. Нам не нужны зрители и клакеры. Нам нужны соучастники, сотрудники, соратники. Не подозрительное братство, но деловое соратничество. Только такое творчество проникнет все проявления жизни. Только такое творчество гарантирует победу над смертью. Биокосмизм должен стать массовым движением. В этом залог великого возрождения страны и земли.
Биокосмическое творчество победит. Потому что безсмертие и космос не отразимы и всеобщи. Эта победа может быть отсрочена — ведь путь труден — но она будет. Эта победа будет победой над разделением, над жуткой разобщенностью, что дала история в своих мнимых путях. Эта победа будет победой сказки и чуда. Победой космических моторов. Победой омолаживающего Штейнаха и воскресающего Христа.

25 фев. 22 г. Александр Святогор

––––––––––

БИОКОСМИЗ — это новая идеология, для которой краеугольным принципом является понятие личности, возростающей в своей силе и творчестве до утверждения себя в бессмертии и в космосе. [с.2–3]

А Л Ь Д О Н С А

Вы, куцые познатели вещей
С иконою нелепой донкихотства!
Альдонсы грубой эскадрон страстей
Вы именуете; “какое скотство”.

Вы тщетно в небо пялите зрачок,
Глашая всюду только пустозвонство.
Ведь вы за то, что запахи порток
Альдонса любит, плюнули в Альдонсу.



Она-ж полна, доильница коров,
Дебелой силы в мускулах и чреве.
И ей равны все запахи духов
В лугах весенних и коровьем хлеве.

Приемлет мир она, как ни один мудрец,
Для всех она извечно двор заезжий,
И в рясе поп, и пастыри овец,
И даже Дон-Кихот в ее уловлен мрежи.
[+]
А Дульцинея? — Лишь мечта и дым,
И ложь, и смерть — извечная нелепость.
Она, как сифилис, касанием своим
Разрушить тщится жизни смак и крепость.

Пора низринуть чары Дульциней
Во имя жизни, полноты и солнца.
За искренность, за истину страстей
Люблю тебя, прекрасная Альдонса!

Коровой пахнет милый добрый рот
И на руках навозные браслеты.
Люблю тебя за твой козлиный пот,
За дух земли, и нежащий, и едкий.

Ты — сила сил, упругость и полет.
Все победим, когда в тебя упремся.
Отныне должен человечий род
Тебя любить, прекрасная Альдонса!

1920 г. Александр Святогор.

черта под бестиализмом: следует — интерпланетаризм.

Голод и биокосмизм.

Борьба за уничтожение классовых разделений, помимо общего смысла ее — осуществление социального равенства и всеобщего благополучия, — с биокосмической точки зрения приобретает новый глубокий смысл. Именно, социальное равенство уже не является последним пунктом на пути к лучшему порядку вещей, но уступает свое место идеалу личного бессмертия, вернее: идеал социальной справедливости восполняется биокосмическим идеалом иммортализма, и тем оплодотворяется новой силой, способной зажечь массы новым огнем энтузиазма на пути их в лучшую жизнь. Борьба за социальную справедливость необходимо выростает в борьбу со смертью, с враждебными человеку стихиями природы. И обратно: борьба со смертью предполагает борьбу с угнетателями, потому что смерть действует всегда в союзе с имущими классами. Как угнетатель и палачь, она щадит угнетателей и палачей и поражает сельский и городской пролетариат.
Наша точка зрения может казаться парадоксальной. Сознание, привыкшее колесить по знакомым рельсам, всякую свежую мысль всегда склонно причислять к лику парадоксов. Но чтобы смягчить парадоксальность новизны, следует новые положения облекать в плоть, доступную зрению и осязанию. Нам даже не нужно прибегать к такому воплощению. Плоть, действительность, лежит пред нами, у нас же только иная точка зрения.
Что же мы видим теперь и что слышим, как главное? Это — миллионы убитых голодом трупов. Это — матери, пожирающие своих детей. Это — крик о помощи. И крик о том, что голод необходимо победить, ибо от этой победы зависит судьба революции. Я же думаю при этом, между прочим, что традиционный образ смерти — скелет, вооруженный косою — уже отменен, что смерть слишком разжирела от сожранного ею мяса, что скелет ее давно покрылся гигантским слоем сала, что смерть необходимо представлять в образе заплывшей жиром свиньи, т.е. [+] в образе буржуа. Угнетатель — буржуа — вот самый точный образ смерти.
––––––––––
«Вопрос о голоде теперь рассматривается, как вопрос социально-экономический. Дело сводится к тому, как изыскать минимально достаточное количество средств для прокормления 35 мил. Голодных и как распределить эти средства. Вопрос чисто практический. Конечно, теперь только в таком практическом смысле и должна стоять на первом плане реальная борьба с голодом. Мы полагаем, что и при такой постановке вопроса революционная страна, в лице Советской власти, должна победить голод, потому что уже многократно она выказывала невероятную мощь, когда ставила пред собою ту или другую цель и на ней сосредоточивала свои усилия. Но в то же время мы считаем, что только практическая постановка вопроса борьбы с данным голодом недостаточна вообще.
Так, в борьбе с голодом недостаточно раскрывается великий революционный смысл этой борьбы. При нашем утверждении, что буржуазия является верной союзницей смерти, олицетворением смерти, смысл текущей мировой борьбы естественно углубляется, психологически обостряет эту борьбу, повышает ненависть к угнетателям и тем, кто с ними. Позорная роль буржуазии заграничной и особенно нашей, новоявленной, слишком очевидна в эту тяжелую годину. Возрастает и отрицательный смысл термина «соглашатели». Соглашатели — это союзники смерти. Так разве не явные соглашатели со смертью болгарские меньшевики, когда они вносят в парламент предложение конфисковать закупленный в Болгарии для России хлеб?
В борьбе со смертью, за осуществление личного бессмертия, необходимо сорвать все маски и образы смерти и маски всех ее союзников. В том числе разоблачить религию и церковь. Нам слишком наивным кажется, когда, обращаясь к церкви с призывом помочь голодающим, ссылаются на евангелие. Это может тронуть лишь тех, кто [с.3–4] недостаточно проникнут духом религии, которая всегда была и остается самой преданной союзницей смерти. Полагая бессмертие за гробом, церковь тем самым незыблемо утверждает смерть. Последовательная религиозная точка зрения должна рассматривать голод, как божье наказание, а против божественной воли церковь не может итти. И ссылки князей церкви на то, что церковные ценности имеют эстетическое значение и потому их не следует влагать в дело борьбы с голодом, — эти ссылки только хитрые уловки верноподданных смерти. Ведь церковь исповедует только Христа умерщвляющего, но не Христа воскрешающего. Заповедь Христа — «мертвых воскрешайте» — церкви пришлась не по плечу. Но Христос, как проповедник смерти во имя мнимого потустороннего бессмертия, вполне оказался приемлем для узкого и трусливого сознания церкви. Поэтому церковь всегда будет в союзе с теми, кто со смертью. Буржуазия, духовенство и соглашатели — вот три образа смерти, три союзника голода, — вот смертоносная троица, которую необходимо разоблачать в борьбе с голодом, необходимо победить на пути к реализации великих целей биокосмизма.
––––––––––
Голод весьма наглядно раскрывает ту правду биокосмизма, что основа распада личности и общества лежит в смерти. Пред лицом неизбежной смерти человек обращается целиком в до крайности раздраженный алчбой желудок, который в диком ужасе кричит о пище. Для такого желудка все человеческое не только обращается в нуль, но вырастает даже в отрицательную величину. Разве не злейшей насмешкой прозвучит проповедьо любви к матери, гложущей кости своего ребенка? Там, где голодная смерть, личность и социальность рассыпаются вдребезги. Об этом каждодневно напоминает пресса. Это — свидетельство действительности, которое целиком подтверждает (якобы парадоксальные) утверждения биокосмизма.
Действительность подтверждает и другое основное положение биокосмизма, что только борьба со смертью является подлинной, единственно прочной основой для духовного и материального об’единения людей. В прессе мы находим следующее о крестьянских комитетах общественной взаимопомощи в статье т. Владимирского («Известия» № 60). Разразился голод и «сама жизнь как бы поставила пред ККОВ вопрос быть или не быть и останутся ли они надежной опорой крестьянства в необычно тяжелое время». Комитеты оправдали себя, они «самостоятельно проявили и продолжают проявлять широкую инициативу в деле борьбы с голодом. И надо заметить, что именно в голодающих местностях ККОВ особенно прочно стали на ноги и являют из себя могучую организацию», проявляя «громадную работоспособность» (курсив мой. А.А.). Мы считаем необходимым обратить серьезное внимание на то, о чем в своей статье т. Владимирский говорит вскользь, именно на то, что на основе борьбы с голодом, т.е. со смертью, общественная взаимопомощь выростает в мощную организованную силу. В борьбе ККОВ с голодом явно чувствуются биокосмические тенденции. Последние необходимо всячески обнаруживать, раскрывать и непрерывно углублять.
––––––––––
Обсуждаемый вопрос не есть вопрос только о том, как практическиликвидировать данный голод. Вопрос [+] необходимо поставить шире и практически и теоретически. Думать о ликвидации только данного голода, значит рассматривать борьбу с ним, как нечто случайное. Но нужно помнить, что переживаемый голод хотя и является беспримерным в русской и европейской истории, все же он не первый и не последний. Поэтому борьба с голодом не может оставаться только эпизодической, но должна стать систематической. Голодовки повторяются периодически. У нас не с такой точностью, как в Британской Индии, где голод повторяется через каждое десятилетие вследствие недостатка муссонов. Но эта неточность еще в большей мере должна подстегивать нас в направлении систематической борьбы с голодом. Прежде всего важно предупредить голод. Стихийный голод может вспыхнуть неожиданно, как пожар. Поэтому у нас всегда наготове должны быть пожарные меры против голода. До сих пор ничего подобного в этом отношении у нас не было. Но должно быть.
У нас, как в стране континентальной, причина голода на востоке гл. о. — засуха, а на юге — сухие горячие восточные ветры. Если бы мы в достаточной мере располагали метеорологической техникой, чтобы во время вызывать необходимое количество атмосферных осадков там, где в них оказывается насущная потребность, если бы мы в достаточной мере могли воздействовать на ветры в смысле регулирования и управления ими, то голодовки, как стихийное бедствие, безвозвратно ушли бы в прошлое. Практически вопрос регуляции атмосферных осадков не является утопией. В Америке уже давно начали производить опыты по вызыванию дождя, и у нас этот вопрос поднимался в печати еще в прошлом веке (проф. Старков и др.). Это дело необходимо приблизить к надлежащей практической постановке его.
––––––––––
В конечном счете вопрос об управлении погодой есть вопрос всемирный, интернациональный, космический. Это — великое дело и требует широкого размаха в смысле сил, средств и территории. К нему необходимо приступить теперь, инициатива должна принадлежать «Очагу всемирной революции», тем более что этот очаг слишком поражен стихийным голодом, что должно особенно подсказывать и укреплять мысль о необходимости подчинить погоду воле человека. Кроме того, управление погодой, как дело всемирное, требует устранения классовых разделений и потому совпадает с задачами мировой революции и тем опять-таки должно усиливать ее, служить новым аргументом в пользу революции.
Выдвигая вопрос об управлении погодой, как меру предупреждения голодовок и ликвидации их навсегда, и подчеркивая революционный смысл этой задачи, мы в то же время в этом деле, в пропаганде его видим и дальнейшее биокосмическое значение. Управление погодой — это уже высокая ступень по дороге в космос. Владеть погодой, значит уже владеть отчасти космосом, потому что метеоры это уже небесные тела, и управление последними является преддверием к управлению собственно космическими телами. Управление погодой для нас является ближайшей задачей интерпланетаризма.
Необходим выход в космос в целях победы революции, в целях осуществления подлинного благоденствия земли. Связь с космосом дает невероятное могущество. Тут напрашивается мне такая немного слу- [с.4–5] чайная аналогия (Роденбах, Le Carillomeur). Бельгийский город Брюгге был могущественным городом, когда соединялся с морем. Когда же море отдалилось, наступило разрушение и смерть. Но уже один проект соединения города каналом с морем пробудил в Брюгге жизнь. Брюгге — это мы, земля, а море — это космос. Отрыв от космоса означает распад, разрушение, сумерки, смерть. Связь же с космосом — это об’единение, творчество, жизнь полным током. Управление погодой — это канал, через который мы соединяемся с космосом.
Борьба с голодом в ее современной революционно [+] практической постановке необходима. Но эту борьбу следует теперь же углублять идеологически в биокосмическом смысле. В последнем случае эта борьба, имеющая теперь только программу minimum, получит и программу maximum. Программа maximum и есть программа биокосмизма. Имея пред собою максимальный план, мы легче, успешнее осуществляем и минимальные цели. Вот почему биокосмические тенденции в борьбе с голодом необходимо подчеркивать, раскрывая пред массами их глубоко революционный и высоко человеческий смысл.
Март, 1922 г. А. Агиенко.
––––––––––

В КАКУЮ ДУДКУ?

Кто сердцем благ и во время пробрит,
Кто общею харчевней пьян и сыт,
Кто в общую дудит успешно дудку. —
Тем хорошо: и духу, и желудку.

Во мне же коробится иная складка.
Так поперек пути торчит рожон,
Так в прорванный чулок маячит пятка,
Так пляс преступен в миги похорон.


Мне не чужды, о братья, ваши сферы,
Но ваш канон в мое не входит дно.
И лик Христа, и лик слепой Холеры
В моей божнице я женил в одно. [+]

Глазам Христа и образу Холеры
Одна лампада и один псалтырь.
Молюсь на брюхе, подло лицемеря,
Как бес, пролезший в бабий монастырь.

Моя божница — новобрачных ложе.
Глядите, братья, как в огне лампад
Холера корчит сладострастно рожу,
В глаза Христа любви вгнетая чад.

Глядите, братья, мигов слишком мало.
Любовница ли утолит уста?
Ночь первая любви последней стала —
Проколет ужас очи у Христа. [+]

Что делать мне? Какой свершить поступок?
А сердце стынет. И такая жуть.
Холера блуд свершает с божьим трупом.
Скажите мне: в какую дудку дуть?
[+]
Александр Святогор
––––––––––

Об искусственном вызывании дождя*)
(Заметка).

В одном из русских научных журналов мы встречаем следующее сообщение, принадлежащее видному представителю нашей науки — проф. Э.Г. Лейсту.
«British Association for the Advantement of Science в сент. 1910 г. имела сессию в Шеффильде и в одном из заседаний происходило суждение по докладу O. Lodge о влиянии электричества на погоду, в особенности на осадки. J.J. Tomson заявил, что по его вычислениям достаточно употреблятьумеренное количество электричества, чтобы изменить погоду на значительной площади. Затруднения более политического, чем научного характера.
Подробности этих новых идей пока неизвестны, но имя Sir Oliuer и Sir J.J. Tomson слишком известны, чтобы сомневаться в успехе. Будем ждать»!
Однако, насколько нам известно, никаких дальнейших сведений об этих работах не появлялось в печати.
Собранные же нами материалы, относящиеся к вопросу об искусственном вызывании дождя посред- [+] ством регуляции атмосферного электричества, говорят в пользу того, что мысли О. Лоджа и Джозефа Томсона — далеко не фантазия.
Так мы имеем, сделанное небезызвестным в России ученым С. Грибоедовым, описание, связанного с регуляцией воздушного электричества, случая искусственной грозы, которую наблюдали 19 апреля, как «первую» грозу 1902 г. жители г. Павловского и других соседних местностей.
«В действительности это, говорит Грибоедов — было совершенно искусственное явление, вызванное при змейковом международном полете в Константиновской Павловской Обсерватории».
…Полет этот «состоялся в почти ясную погоду при синоптической карте грозового характера, хотя весьма низкая температура предшествовавших дней и весьма малая влажность делали грозу маловероятной.
Действительно в этот день грозы не наблюдалось нигде в России и только на следующий день, когда распределение атмосферного электричества осталось почти без перемены, а влажность повысилась, наблюдалась первая гроза в Пернове.
…Во втором часу дня с юга стала приближаться туча угрожающего вида, но стягивать змеи было уже поздно, так как было уже выпущено около 4-х верст проволоки под натяжением двух пудов. Вскоре стали набегать сильные порывы ветра и пошел дождь с градом. Проволока однако выдержала… в зените [с.5–6] стало прояснять и ветер опадал. В это время раздался сильный взрыв, как от динамитной шашки и проволока в том месте, где она сходила с лебедки, загорелась ярким пламенем, разбрызгивая искры; вслед затем вдоль по проволоке пробежала огненная полоса и загремел гром, уходя по направлению верхних змеев; еще мгновение и все затихло и только буроватый дымок напоминал о нескольких верстах стальной проволоки, мгновенно обращенной в раскаленные пары.
Явление это имело однако крайне изолированный характер, и никто из присутствовавших при полете не пострадал, будучи всего в двух-трех шагах от лебедки”…
Взрыв проволоки отбил однако у Грибоедова всякое желание заниматься вызыванием искусственных гроз и он закончил свой рассказ таким “нравоучением”:
“Практическое же заключение из этого случая таково… когда электрические действия при полете станут особенно энергичны, следует совсем воздерживаться от прикосновения к лебедке под опасением трагического исхода”.
Что регуляция атмосферного электричества все же вещь возможная — на это указывают опыты, которые еще в 1756 г, производил де-Рома, запуская на шнурке, i обернутом тонкою металлическою проволокою, змей на высоту до 500 футов. По сведениям Доминика-Франсуа Араго (знаменитого французского физика).
«Во время очень не сильной грозы, едва сопровождаемой несколькими легкими ударами грома, Рома извлекал из нижняго конца веревки своего снаряда не только простые искры, но даже огненные полосы в 9–10 футов длиною… неоднократно во время его опытов молния и гром совершенно прекращались».
О той же возможности регуляции говорят и опыты Гельсингфорского профессора Лемстрема, который посредством своего прибора с остроконечиями искусственно воспроизводил луч северного сияния более 100 метров высоты (1882–1884 г.).
Но если в случае С. Грибоедова мы имеем картину как бы привлечения туч к месту регуляции, то опыты Бодуэна в Тунисе (1876 и 1893 г.г.), когда он пускал к облакам змеи снабженные остриями и соединенные посредством проволоки с землей и получал «слабые дожди» или «образование тумана», — свидетельствуют о возможности получения осадков из облаков уже имеющихся на лицою.
История вопроса об искусственном управлении погодой вскрывает глубочайшее противоречие между защитниками старой буржуазной, мещанской культуры, культуры Haus’a и людьми нового космического сознания. Английский ученый (Томсон) говорит, что ему мешают «политические» причины: русский ученый (Грибоедов) просто заявляет, что боится подойти к лебедке… Араго с грустью отмечает (в 1838 г.) что никто не пошел по тому широкому и блестящему пути, который открывают опыты де Рома. Но и в 1912 г. дело не изменилось, т.к. в этом году уже упоминавшийся проф. Лейст, на основании соображений, подобных высказанным Грибоедовым, дал отрицательный отзыв о возможности бороться с градом посредством регуляции атмосферного электричества.
Еще в 1814 г. известный В.Н. Каразин (основатель Харьковского Университета) предлагал применять воздушные шары, снабженные громоотводом для [+] управления погодой, но рассматривавший его проэкт академик Фусе нашел, что 20,000 руб. необходимые для опытов Каразина «были бы истрачены понапрасну».
По нашему мнению необходимо все же поставить опыты с аэростатом, удерживаемым на месте тонкой стальной проволокой, представляющей наименьшее сопротивление ветру и (во избежание пережигания электрическим током) состоящей из звеньев изолированных друг от друга… Ток из верхних слоев атмосферы должен проходить по снабженному острием и прикрепленному к верхней части аэростата канату, несущему на себе легкую эластичную металлическую оболочку (или по лентовидному металлическому полотну, если окажется, что оно представляет меньшее сопротивление силе ветра). В виду значительной величины поперечного сечения каната (или ленты) регулирующая способность снаряда будет очень велика…
Когда мы, биокосмисты, подымаем знамя бессмертия, воскрешения прежде живших людей, знамя интерпланетаризма, то нас часто упрекают, что мы будто бы проходим мимо нужды и страданий, мимо злобы сегодняшнего дня. Пусть эта небольшая работа покажет, что с точки зрения биокосмизма можно дать ответ на запросы текущего момента и, притом, быть может ответ указывающий единственный возможный выход из положения — выход в космос. Только тряхнуть космосом и мы стряхнем с себя бедствия засухи и голода.
Павел Иваницкий.

––––––––––

К вопросу о космической технике

(анемофикация).

В качестве материала к вопросу о новой космической технике, к вопросу весьма важного значения с нашей биокосмической точки зрения, приводим в выдержках, статью В. Филатова «Анэмофикация (использование ветра)». («Известия» № 71).
Революционер конца 90-х годов, А. Уфимцев, вернувшись из ссылки, в Курске занялся изобретательской работой, руководствуясь идеей использования силы ветра.
«Его изобретение представляет следующую систему а) ветродвигатель с натянутыми крылевыми поверхностями, б) фрикционная квадратно-меняющаяся передача, в) инерционно-кинетический аккумулятор, г) простейшие регулирующие механизмы».
Т.к. «сила ветра постоянно меняется», то «передача Уфимцева, принимая энергию с вала ветродвигателя, с оси непостоянного числа оборотов, передает ее равномерно на вторую ось, которая является рабочей осью ветростанции с постоянным числом оборотов».
«Но как бы ни хорошо регулировала передача порывы ветра, придет день, когда будет полное затишье» И вот «лишь только прекращается работа ветра или она делается слишком слабой, начинает действовать аккумулятор». По емкости силы этот аккумулятор равен эелектрическому, «но превосходит его простотой устройства и меньшей потерей при отдаче силы». «Самое характерное в нем — необыкновенная простота».
Филатов полагает, что изобретение Уфимцева «принесет новую экономическую эру». Ветростанция [с.6–7] “средней мощности с колесом в 16 метров в диаметре при скорости ветра 4 метра в секунду даст работу 6,5 лош. сил, при 7 метрах — 33 лош. сил и при 10–100 лош. сил, ибо энергия ветра возростает пропорционально кубу скорости”. Такое количество энергии, доставляемой ветром, и в тоже время дешевизма установки и оборудования ветростанции открывают новые заманчивые перспективы.
“Каждая деревня может соорудить такой ветряк, чтобы освещаться; поставят ветряк большой мощности или несколько средних — будут зимой отапливаться, а летом двигать ими все машины; ведь теперь уже не будет опасности, что ветер стих: есть аккумулятор”.
“Постепенно заводы, фабрики, города перейдут к ветряному освещению, ибо оно самое выгодное. Тогда не будет топливных кризисов, исчезнут из домов дым и копоть”.
“Постепенное уменьшение сжигания топлива внесет серьезные изменения во всю жизнь”, “вырубка леса на дрова почти исчезнет, и это принесет красивый пейзаж, сохранение влаги, удешевление всевозможных деревянных построек и поделок. “Сейчас даже трудно учесть результаты этого изобретения: оно может принести то же, что принесла паровая машина Уатта”.
В настоящее время “это изобретение всеми научно-техническими инстанциями признано подлежащим осуществлению, теперь остался лишь вопрос об ассигновании средств, и сравнительно небольших”.
Свою статью Филатов заканчивает в надежде, “что это изобретение при правильной и широкой эксплоатации явится тем чудом, которое выведет Россию из экономического тупика”.
Вполне разделяя эту надежду Филатова, мы, биокосмисты, выдвинув проблему интерпланетаризма, которая содержит в себе вопрос о новой космической технике, можем смело утверждать на примере изобретения Уфимцева, что ныне в технике уже наступает новая эра. [+]
Идея ветряного двигателя, возникшая в древности, явно свидетельствует о космичности первобытной техники. Затем, постепенно, первобытно-космическая техника сменилась техникой каменного угля, но теперь, оплодотворившись идеями и достижениями последней и в то же время оставляя их позади себя, опять возрождается в небывалой силе и простоте, выказывая несомненные преимущества пред уже как бы обреченной на отход в прошлое техникой каменного угля.
Новая космическая техника знаменует собою не только наступление новой экономической эпохи. Она необходимо сливается с размахом и задачами Всемирной революции, углубляя и расширяя размах этот и задачи. В то же время она должна произвести коренной сдвиг и революцию в области духа, в результате которых должно возникнуть у массы биокосмическое сознание, пока еще характерное только для относительно немногих единиц. Уже та мысль, что тот свет и тепло, которым мы живем, есть результат гудящего за окном ветра, т.-е. Силы почти космической, которая нами если не покорена, то уже использована, и в то же время использована коллективно, невольно должна расширять наше сознание, социализировать его биокосмически, будить мысль и волю к победе над космосом и смертью. Вот почему изобретению Уфимцева необходимо оказывать спешное и всемерное содействие, и теперь же приступить к широкому распространению и эксплоатации изобретения, указывая не только экономические выгоды его, но и раскрывая биокосмическое значение этого «чуда».
А. Агиенко.
30 марта 1922 г.

Примечание: Редакция «Биокосмиста» располагает рядом материалов по вопросу о космической технике. В след №№ предполагается опубликовать статью П. Иваницкого «О ветряном двигателе Сенатова» и статью А. Святогора «Создание нового спутника земли».

черта под интерпланетаризмом; дальше — на пути.

П О Б Е Д И Т Е Л И

Г. Миненской

В ландо мечты неизреченной
Мы едем в звездный небозор.
Биокосмически степенно
Воссел на козлы Святогор.
Вот Иваницкий, вот Зикеев,
А вот с любовью Я и Ты.
Кому напомним Макковеев,
Тот заглянет в ландо мечты.
О, как творцам в пути просторно1
Ничто нам критики буран…
Ба! На запятки смехотворно
Забрался и Гейго-Уран.
Торчит толпа в недоуменьи,
Задравши кверху стадный нос,
Но мы в бессмертном устремленьи
Отвергнем миллиард Каносс. [+]
Мы жизнерадостны, как боги —
Весельчаки и мудрецы.
Не попадайся нам под ноги,
Кого приветствуют глупцы.
Тьма политических ублюдков,
Дыхание сопрет в груди…
Свободные от предрассудков,
Мы не цари, но мы — вожди.
Мы громом грянем по Европе.
Не даром Красный флаг в Кремле.
Эй, гибни, смерти опий!
Мы в небесах и на земле.
Лишь мы бессмертие создали
В смердящем зеве суеты…
Какие мировые дали!
Какие звезды и щиты!
Николай Дегтярев.
––––––––––

* * *

Тебя-ль не предрешаю Я,
Биокосмистов конференция.
Мои стихи — корреспонденция
Во все мифы, во все края.
Я — вышина и глубина:
Душа — безмерная дистанция.
Рукоплескания квитанция
Пустых клакеров не нужна.
Хочу создать, как левизна,
Восторги в каждом иностранце Я
Мечтами во вселенском Я, —
Во мне бессмертия весна.
О, конференции друзья!
Смешна Европы импотенция…
Тому моя аудиенция,
Кто мудрый вождь всебытия.
Николай Дегтярев.
––––––––––

О Б О З Н А Я . . .

«Культура природы — совершенна, а культура человечества — не совершенна». Смысл человеческого бытия в подчинении природе, и, если человек не подчиняется природе, — он не нужен ей, и «эту ненужность, несовершенное состояние, природа разрешает переменой, смертью т.е. приведением в более совершенное состояние». Для того, чтобы жить согласно воле природы «человечество должно сберечь себя от обрезания пуповины и места, являющихся питательным аппаратом самого совершенного растительного способа — землей и водой». Тогда «слившись чувствами с большей своей частью, т.е. стихиями, мы, природа, не вправе даже вводить в разсуждение свои человеческие предназначения». Тогда будет погребена вся культура, как зло, и если кто-либо задумает заняться техникой или горноделием, то это ему будет запрещено «под страхом обрезания пуповины». Наука и техника излишни и злы: «давно пора перестать уродовать природные органы и их чувства микроскопами и телескопами». Дело очень просто: человечеству, а также «ученому миру и русским новаторам (подразумеваются коммунисты) автор предлагает «чтобы они не ждали усиленных пайков», но «осуществляли свое бытие тождественно с природой», т.е. питались бы водой и землей через пуповину. Словом, — в пуповине спасение мира и благоденствие.
Об этом малограмотном вздоре нам приходится писать по необходимости. Некий Буторин напечатал эту чепуху под заглавием «Пуповина человечества» в сомнительном издательстве «Супрадины». Невежественный издатель в своем предисловии преподносит читателю эту стряпню, как замечательный философский этюд» и в без- [+] пардонном нахальстве выдает все это за биокосмизм, заканчивая: «да здравствует биокосмизм!».
С биокосмической точки зрения природа несовершенна уже потому, что в ней царит смерть. Не человек должен подчиниться природе, но подчинить ее своей творческой воле путем науки и техники, а не путем отрицания их и питания через пуповину. Проблема интерпланетаризма, как задача техники, для автора «Пуповины» вовсе не существует, как не существует для него и проблема воскрешения.Ему также неприятна революция, т.к. мешает спокойному питанию «землей и водой через пуповину». Только непроходимое невежество может смешать биокосмизм с этим венигретом из вегетарианства, толстовства и старенькой мыслишки о питании через пуповину.
Новые идеи, особенно если они животрепещущи, на своем пути обычно встречают безконечный ряд препятствий: невежественное сознание, шарлатанство, безсовестная спекуляция, фальсификация, хамство, клевета, ложь. Таков удел всего крупного, таков удел и биокосмизма. Недаром еще Дарвин утверждал, что размножению слона в Индии препятствуют паразиты из насекомых. Но как ни тяжело невежественное сознание, в котором новые идеи –преломляются часто настолько нелепо, что теряешься, как быть тут, все же нет ничего гаже откровенного паразитизма или, по словам А. Белого «обозной сволочи». Последняя особенно чутка к новым словам, она моментально подхватывает их, тащит по улицам и площадям, загаживая их и нагло спекулируя ими. Это самый злостный, уголовный вид паразитизма и хамства. В. Анист.
––––––––––

О Т Р Е Д А К Ц И И.

По обстоятельствам, от редакции независящим, № 2 «Биокосмиста» выходит с опозданием и в незначительном об’еме, почему ряд статей по анархизму (и народничеству) пришлось отложить до следующих №№..
Редакция надеется, что следующие №№ «Биокосмиста» будут выходить во время и что журнал будет в своем об’еме значительно увеличен, что даст возможность поставить надлежащим образом каждый из отделов журнала, в частности — научный, художественных организмов и библиографии.
Редакция обращается к издательствам и отдельным авторам с просьбой высылать в обмен свои периодические издания, а непериодические — для отзыва.
Наряду с изданием «Биокосмиста» Креаторий Биокосмистов издает две серии книги брошюр:
1) Научно-философская и политическая.
2) Художественная (сборники поэтов и т.д.)

Изд. Креаторий. Рос. и М. А. Б. Р.II. №610 Тир.4.000 экз. Типография № 32.
Ред. Александр Святогор.
Аватара пользователя
Валентин Чередников

 
Сообщений: 398
Зарегистрирован: 05 ноя 2009, 15:52

термен - не мрет

Сообщение Гвидон Сурдический 11 ноя 2009, 00:54

Б.Галеев.
Термен - не мрет
Советский Фауст. (Лев Термен - пионер электронного искусства).
- Казань. - 1995. - 96 С. (предисловие)

В этом палиндроме - истина: зеркальная инверсия замкнула звуки в кольцо, по которому циркулируют токи бессмертия. Вот хотел написать: три года не дотянул Лев Сергеевич Термен до своего столетия - но немедленно аннулирую эту фразу. Дотянул - и перетянул: Термен жив. И здесь он переиграл своего предшественника Фауста. Советский Фауст: так называется блестящая книга Булата Галеева о пионере электронного искусства. Когда скончался В.И.Ленин, то Термен предложил: заморозьте труп - я найду ключи к воскрешению. Утопия? Но характерна ее прагматическая, типично фаустианская форма: бессмертие - не трансцендентно, это инженерная проблема. Так рассуждал и Николай Федоров, основоположник русского космизма. Впервые увидев и услышав Льва Сергеевича Термена на казанской конференции Свет и музыка в 1975г., я сразу воспринял его в контексте именно этих идей - Термен встал для меня в один ряд с Н.Федоровым, К.Циолковским, Н.Рерихом. Книга Б.М.Галеева, содержащая массу новой информации о Термене, подтверждает правомерность этих ассоциаций и сближений.

Оказывается, Лев Сергеевич всерьез занимался проблемой бессмертия - развивал идею микроскопии времени: хотел направить его ход против энтропии. Не суть важно, какие конкретные методы для этого предлагались - нас интересует сама целевая установка победить смерть здесь, в посюсторонних измерениях. Это очень существенно для понимания русской космической утопии в целом. Что такое мировоззрение Н.Федорова, как не философия Преобразования, осуществляемого в материальном мире? И причем материальными, сугубо техническими средствами!

Лев Сергеевич Термен всю свою жизнь занимался по сути дела моделированием Преображения. Напомним: Преобразование - это вовсе не дематериализация (спиритуалисты неадекватно понимают данный вопрос), а высветление и одухотворение материи, ее освобождение от энтропии. Подобная акция носит заведомо магический характер. И разве не магией - пусть не в аспекте своей технической структуры, а на уровне эстетического восприятия - был легендарный терменвокс? Играя на нем, музыкант освобождается от бремени энтропийной материи - легко и непринужденно, практически не тратя никаких физических усилий, он манипулирует чистым эфиром (то бишь, электромагнитными волнами). Игра на терменвоксе дает представление о музыке уже преобразованного мира.

Дальновидение издревле считалось прерогативой магии. Можно ли иначе преодолеть непреложность расстояний? Молодой Термен отвечает на этот вопрос как инженер-электротехник: создает в 1923г. прообраз телевизора. Так он одолевает - и здесь-таки есть магический эффект - разрывы в пространстве. Но наш мир знает и другие разрывы, которые преодолеет Преображение - такова, например, расщепленность наших чувств: слух, зрение, осязание, обоняние работают подчас разобщенно - и разве не закономерно, что Л.С.Термен стремится к синтезу всех каналов информации? Характерно и то, что этот синтез он осуществляет на эстетической основе - ведь Преобразование есть полнота гармонии и максимум красоты. И еще это предельная свобода для художника! Снятие физических запретов, выход за пространственно-временные рамки: вот что сулит художнику Преображение, чью природу Л.С.Термен исследовал экспериментально. Искусство смыкается с магией в установке на творческое претворение мира. Их союз Л.С.Термен dnonkmhk техникой. Нет сомнения, что реальность преобразованного мира имеет много аналогий с так называемой виртуальной реальностью, которая создается с помощью компьютеров. Из книги Б.М.Галеева следует однозначно: Колумбом виртуальной реальности был Лев Термен - опыты в этом направлении он начал еще на переломе двадцатых-тридцатых годов. Многое из его идей тех лет можно понять по-настоящему только сейчас. Возьмем для примера идею тактильной перчатки, с помощью которой в ансамбль эстетических реакций включалась и осязательная сенсорика, - компьютеры, творящие виртуальную реальность, кроят подобные перчатки на свой фасон, поизящнее, чем Термен; но ведь он был первым.

Вернемся к нашему тезису: Термен - провозвестник Преображения. Высокая нота! Не диссонирует ли с ней то трагическое обстоятельство, что Фауст-Термен действительно имел короткие отношения с дьяволом? Тут начинаются парадоксы и антиномии такой напряженности, какой до нашего века не знала мировая культура.

В.И.Ленина восхищала игра на терменвоксе. Но вождь легко понял: электронные принципы, лежащие в основе удивительного инструмента, могут работать и на другие, сугубо утилитарные цели. Об этом В.И.Ленин пишет в письме к Льву Троцкому от 4.IV.1922: "Обсудить, нельзя ли уменьшить караулы кремлевских курсантов посредством введения в Кремль электрической сигнализации (один инженер, Термен, показывал в Кремле свои опыты: такая сигнализация, что звонок получается при одном приближении к проволоке, до прикосновения к ней)." С одобрения самого Ленина Термен стал работать на безопасность государства. Или на государственную безопасность, что не совсем одно и то же. Так или иначе, но на Лубянке Л.С.Термен сделался своим человеком, что не помешало ему пройти через ГУЛАГ. Помню шок, который я испытал несколько лет назад, когда гласность выпустила наружу ошеломляющий факт: многолетняя эпопея Льва Термена в Америке - а она ознаменована дружбой с Эйнштейном и Чаплиным - была в существе своем разведывательской миссией. Вот так!

Потомок альбигойцев, Лев Сергеевич имел свою твердую - и социалистическую по духу - мораль. Он чтил Ленина и его дело. На 80 стр. книги Б.М.Галеева опубликована фотография партийного билета нашего Фауста, - заветную книжечку он получил в 1991г., когда ему было 95. Искренность этого шага несомненна.

Со студенческих лет помню разговоры о том, что есть у КГБ уникальное подслушивающее устройство: оно считывает информацию, реагируя на колебания оконных стекол. Не легенда ли? Но в атмосфере подозрительности, столь характерной для нашей страны, в легенду эту верилось; душа дрожала ощутимее, чем стекла, которые могли предательски транслировать в пространство наши крамольные разговоры.

Легенда оказалась истиной. Да, такое устройство есть - вот его кодовое обозначение: Буран. Творцом Бурана является Лев Сергеевич Термен - за изыскания подобного рода он был увенчан лаврами Сталинской премии. Одобренный Сталиным, Буран, по указанию Берии, работал против Сталина: записывал его разговоры. Каким-то чудом фрагменты этих записей долгое время хранились у Термена. Выбросили их по причине ветхости магнитной ленты. Не поспешили ли?

От возвышенной гармонии сфер, которую улавливал и усиливал терменвокс - до низменных по свой сути подслушивающих устройств: такова амплитуда творческих исканий Л.С.Термена. Для нашего сознания тут есть контраст, есть альтернативность. Но в сознании Термена их не было: он служил общему делу (Н.Ф.Федоров) - и служил со всей полнотой самоотдачи. А структура общего дела (оно ndmn по своей глубинной сути и для альбигойцев, и для федоровцев, и для коммунистов) такова, что красота и польза здесь сливаются в нечто нераздельное, индифферентное. С подобной позицией можно спорить. Но в лице Л.С.Термена мы видим, что она может порождать великих людей.

Линник Ю.В.
(Весёлая) наука умеет много гитик
Аватара пользователя
Гвидон Сурдический

 
Сообщений: 74
Зарегистрирован: 09 ноя 2009, 23:57
Откуда: Жмеринка, Украина

Re: БИОкосмист №2 (российские и московские анархисты-биокосмисты

Сообщение Валентин Чередников 11 ноя 2009, 01:07

Мистический дарвинизм (энциклопедическая статья)

Основная концепция т. назыв. «академии мистического дарвинизма». Основоположник – Девиантов Ренат Онуфриевич (1809 – 1883), русский учёный биокосмист, сторонник механического богословия, немец по происхождению (фон Девиант). Осн. труд – «Сверхъестественный отбор как важнейшая тенденция развития идей Я. Молешотта и Ч. Дарвина» (1859, был запрещён царской цензурой). Основное понятие данной теории - сверхъестественный отбор, т.е. космический процесс, при котором из всех живых организмов сохраняются в вечности (в контрадикции с дарвиновской темпоральностью) только те, к-е обладают качествами, способствующими успешному воспроизведению своего эйдетического подобия.
В переходной среде организм из индивидуума трансформируется в над-тип (в согласии с бакуническим принципом «перехода из я в мы»). Мутации внутри над-типа внешни по отношению к типу без потери определяющих качеств. Это – высшая разновидность дизруптивного отбора: сохраняются только крайние (см. работу "Геометрическое вычисление экстремизма трансгрессии", 1882) направления изменчивости. Цель процесса – приспособление к «там-нишам» и «там-субнишам» (напр., Summum Bonum; Dii Minorum Gentium; Llias Malorum; Llapsus Memorae). Сверхестественн. разновидность дизруптивного отбора поддерживает полиморфизм внутри постиндивидуума (см. посторганизм). Утрачивается связь посторганизма с родом, семейственностью (см. анпатриархия; анматриархат).
Согласно конвенциональной классификации выделяют: зоотамы (напр., археоптерикс) и антропотамы (напр., полководцы, псевдоплатоники). К сожалению, Девиантов не успел создать ясную классификацию растений, грибов и простейших, хотя, будучи блестящим психобиологом, серьезно занимался психологическими особенностями первых двух царств (см. статьи «Разум грибов и их способность к убеждению», «Травы и вариации их настроений при передаче»).
Индивидуум, согл. М. Д., в интергалактической суперсреде принимает на себя функцию аллеля (аллеломорфа), обладая суммой фенотипов всех пройденных им витальных стадий. Сверхъестественный отбор осуществляется через Божественное вмешательство. Основная среда обитания постиндивидуумов, прошедших све. отб. - теоценоз с универсальными субуровнями: эдемоценоз и аидоценоз. Отрывок из письма Девиантова Э. Геккелю за август 1884 г.: «Тело не одушевлено тчк душа то что в процессе жизненной эволюции происходит из тела тчк смерть переходный этап между телом и душой тчк световое тело зачаток тчк». Так. обр, М. Д. с центральн. форм. св. отб. явл., по слов. акад. Елиз., "сов. пр. трин. выч. срынь. сум. кр. прот."
Также, на основании изучения известняка, окаменелостей и винных камней Девиантов пришёл к идее об эволюционном переходе от живых организмов к минералам, что привело к его окончательному разрыву с классическим дарвинизмом.
Уникальная теория Девиантова опередила своё время, и всё больше учёных и философов ХХl в. обращаются к ней как к аппарату, по универсальности уступающему только математическому.

Девиантов Р. Сверхъестественный отбор как важнейшая тенденция развития идей Я. Молешотта и Ч. Дарвина, М., Наука, 2009.
Deviantoff R. Letters to Ernst Heinrich Philipp August Haeckel and Peter Barlow. London, Penguin books, 2008.

Аракчеев-Войнаровский К.К.К.
Аватара пользователя
Валентин Чередников

 
Сообщений: 398
Зарегистрирован: 05 ноя 2009, 15:52

БИОкосмист №2 российские и московские анархисты биокосмисты

Сообщение Spurgedorge 24 мар 2010, 20:16

маловероятно. Рассуди сам, они по сути маргиналы, и вступают только в свои мелкие партии, где можно и нужно орать Зикхаль. Родинцы для них слишком лощеные и терпимые.
Леваки, да , но их тоже мало.
Да, бабладос Миронова поможет. Пиар довольно грамотный. Но, опять же, таргет групп не так уж велика.
Spurgedorge

 


Вернуться в История, культура, язык


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron