Размышления о жанре трагедии

Размышления о жанре трагедии

Сообщение Dzmitriy 20 июн 2014, 13:15

Имя: Наталья Шлемова
Страна: Россия
Город: Москва
Профессия: преподаватель философии, к.ф.н., доцент университета
Образование: высшее
Пол: Женский
День рождения: 27 июля 1966 г.
Знак зодиака: Лев
Конфессия: метафизик
Интересы: эзотерическая философия и искусство
Эпиграф: Всем - вдохновения и счастья! МОЯ НОВАЯ СТРАНИЦА НА ПРОЗЕ.ru : http://www.proza.ru/avtor/majtri

Моему Учителю, (прим. ред. -советской актрисе) Алле Сергеевне Демидовой, посвящается

(Фрагменты статьи: Актуальность жанра трагедии в наши дни.)

По нашему убеждению, кризис современного мира связан с отпадением от единой метафизической Традиции. Трагедия рождается из связи с этой Традицией, держит ее и восстанавливает на протяжении истории своего существования. Для трагического автора и героя самым важным оказывается восстановление своего первоначального единства с божественным миром, с миром вечных Идей.
Единая метафизическая Традиция транслирует сознание/состояние вечной жизни. Древний грек не просто верит в нее, он ее знает, видит, участвует в ней всей своей судьбою. Он онтогносеологически и антропологически через культ Диониса укоренен в вечной жизни, если хотите в ее истоках: Хаосе.

Трагедия ведет свое происхождение из Греции, где она развилась из лирической поэзии или дифирамбов – хвалебных песен в честь бога Диониса, в противоположность Аполлону, владыке иррациональной стихийной стороны жизни, богу вдохновения, как священного безумия, подсознательного, трансового начала. Дифирамбы повествовали о страданиях Диониса. Дионис – самая загадочная фигура в олимпийском пантеоне.

Высшего своего развития греческая трагедия достигла при Эсхиле, Софокле и Еврипиде.

По воззрениям древних греков, над жизнью людей тяготеет неумолимый рок. Отсюда возникают противоречия между личностью, ее нравственными стремлениями или страстями – и слепой силой, управляющей миропорядком. Нарушение установленного высшей силой порядка составляет вину героя, независимо от нравственного или безнравственного характера его стремлений; последствиями этой вины являются страдания, которые и примиряют с героем высшую мировую силу – судьбу. Цель трагедии, по Аристотелю, - очищение посредством страданий погрешившего против высшей силы героя. В новой литературе, со времен Шекспира, понятие о трагическом видоизменялось вместе с новыми представлениями о нравственном миропорядке. В отличие от древней трагедии, называемой трагедией объективною, или трагедией положения и судьбы, новая трагедия называется трагедией субъективною или характеров. Здесь трагизм заключается во внутреннем мире героя, в его полном противоречий характере. Из древних лишь у Софокла уже видны стремления к индивидуализации героя; в этом отношении его трагедии приближаются к новейшим.

В трагедии герой стоит в стволе высшей истины и проверяется ею на прочность. Он, как правило, обладает какими-то чудесными свойствами, которыми его наделяет Рок. Прометей – предвидящий титан, Медея – колдунья, Эдип разгадывает тайны Сфинкса, Антигона, Электра и Федра наделены гениальностью сердца бесстрашного в любви.

Герой находит опору в самом себе, ибо его микрокосмос слит с макрокосмосом. Так воспитан, сформирован внутренний мир и характер трагического героя, что пророческими и магическими силами он разбивает власть настоящего и будущего в своей судьбе. Даже если герой погибает, он погибает как победитель, а не побежденный (образы Эдипа, Антигоны, Федры, Медеи и др.). Смысл конфликта героя и социального порядка в столкновении сильного, развивающегося, свободного духа и мира косной инертной материи. В столкновении индивидуальной воли сильной Личности и власти тирании, как тупого усредняющего начала. В столкновении Божественного закона и государственного произвола.

Эдип (в трагедии Софокла «Царь Эдип») сознательно идет на саморазоблачение, он объективно невиновен, но субъективно несет индивидуальную ответственность. Он жаждет очищения от проклятья собственною кровью. Не прорастает истина, не политая кровью. И вечная любовь и верность, не распятые и не принесенные в жертву, не имеют перспективы становления Законом жизни. В Эмпиреи не попадают, не пройдя через Ад. Страдание изменяет душу, трансформирует, преображает.

Страдание расплавляет душу для восприятия высших истин.
Страдание соединяет душу с Богом. Без жертвы нет Духовного пути. Без жертвы не наступает духовного просветления.

В чем смысл пролитой крови за честь, достоинство и нравственные ценности, в чем смысл порванных цепей судьбы ценой жизни? – в предельной самоидентификации героя, в конечном самоопределении.
Он к духу ищет путь и находит его через страдание, жертву или смерть.

Античная трагедия – потомок мистерий древнего мира. А это работа в иной мерности пространства и времени. Акты мистерий – это алгоритмы посвятительного пути, которые начинаются очищением от скверны этого мира (материя есть зло, в древнегреческом представлении) и испытаниями воли кандидата в посвященные: пробужденные. Прошедший испытания удостаивается видения высшего света и эпоптии – слияния с божеством. Удостаивается посвящения в высшую мудрость и Любовь.

И если посмотреть внимательно, что мы обнаруживаем в основе всех великих трагедий – истину Любви, подтверждения, через испытания, бесстрашия в любви к Богу или человеку. Но острие любви обращается против любящего. "Лишь тот, кто умирает ежечасно, преодолевает смерть. Умирать означает любить". (Джидду Кришнамурти)

Герои трагедии испытывают свою экзистенцию (сокровенную сущность) на краю жизненной нормы. Гибельное пребывание на краю нормы – естественное состояние для трагического героя. И здесь важно не намерение, а конечный результат.

Греки 6-4 веков до нашей эры, еще не развращенные и не обессиленные цивилизацией, были открыты Космосу и свободно взаимодействовали с ним в акте творческого порыва, в трансцензусе творчества. Мало того, они осознавали шестым чувством, что их действия на физическом плане меняют и картину тонкого мира. Равно, обладали искусством считывать изменения в духовной (ноуменальной) реальности.

Современные люди испытание духом, вечностью не прошли, метафизическая воля к вечной жизни им неведома, потому трагедий не пишут и не ставят, за самым редчайшим исключением.

Обращаясь к сегодняшнему дню, кто в современном театре, после Аллы Демидовой, которая первая сыграла трагедию на русской сцене («Федра», «Электра», «Медея», «Гамлет-урок»), этому будет посвящена отдельная статья, обращается к жанру трагедии?
Ниже, в этом же разделе, мы предлагаем читателю нашу рецензию об «Антигоне» в Театре музыки и поэзии п/р Елены Камбуровой.

18.06.14.
©Наталья Шлемова, Москва
Российское Коммандорство «Во имя Святого Новосвященноисповедника Гурия, епископа Казанского»,
Президент Российской Национальной Ассоциации Суверенного Ордена Святой Девы Галиции
Аватара пользователя
Dzmitriy

 
Сообщений: 494
Зарегистрирован: 24 июн 2013, 16:22
Откуда: Троицк, Новая Москва, Сарматия

Вернуться в История, культура, язык


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron