МИФ - ИСТОРИЯ - ПАМЯТЬ (ТРАДИЦИЯ - ПРОГРЕСС - МОДА)

МИФ - ИСТОРИЯ - ПАМЯТЬ (ТРАДИЦИЯ - ПРОГРЕСС - МОДА)

Сообщение Олег Гуцуляк 10 авг 2014, 18:20

Сергей Эрлих‎

*ИСТОРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА*

Уважаемые коллеги пытаюсь сформулировать свои представления о памяти. Буду признателен за критические замечания, уточнения и ссылки на литературу по затронутым сюжетам.

Три лика прошедшего времени: Традиция - миф. Прогресс - история. Мода - память.

С 80-х годов прошлого века тема памяти попадает с задворков в центр исторических исследований. Историков она интересует не в широком «психологическом» смысле способности удерживать без опоры на внешние носители информацию о мире. В исторической науке под памятью понимаются представления индивидов и групп о собственном прошлом. Чтобы ограничить предмет профессионального интереса используется понятие историческая память. Идентичность – ядро исторической памяти. Память об идентичности строится на отождествлении с различными общественными группами. Для указания сущности феномена применяют термин социальная память. При рассмотрении различных аспектов употребляют уточняющие определения - национальная, культурная, групповая и т.д. память. Перечисленные понятия во многом пересекаются. В дальнейшем память о своем индивидуальном и групповом прошлом для краткости будем именовать памятью.

Память об истоках идентичности является одним из проявлений феномена времени. Социальное время не является «объективной», внешней сознанию сущностью. Оно не сводится к астрономическому времени лунных (месяц) и солнечных (день, год и т.д.) циклов. Субъективность времени очевидна зрителям спортивных состязаний. Для выигрывающей команды оно ползет. Для проигрывающей – летит.

В различных общественных условиях, у различных людей формируются различные образы времени. Можно выделить три его лика: традиция, прогресс, мода.

Время традиции – самое древнее. Ее космос возникает из безвременья хаоса в начале времен усилиями богов и героев. Они создают священные образцы для всех видов деятельности людей. Со временем происходит «порча» священного оригинала. Возникает угроза впадения в хаос. Восстановление космического образца осуществляется в ритуале жертвоприношения. Мир возвращается во время оно традиции.

В таком восприятии будущее тождественно прошлому «золотому веку». Хронологические «точки» событий замыкаются в круг. Неизбежность бега по кругу времени подтверждается сельскохозяйственным циклом, в который было вовлечено подавляющее большинство людей аграрной цивилизации. Движение к изначальному космосу путем жертвенного преодоления хаоса настоящего именуется мифом. Миф «вечного возвращения» – прошлое (и главное) время традиции.

Страх перемен, благоговение перед божественными и героическими образцами проецируется на все сферы деятельности. Отсюда - устойчивость художественных приемов аграрных цивилизаций. В них отсутствует ценимый, начиная с Возрождения, пафос новизны. Смысл древнего мастера в точном воспроизведении священного канона.

Время прогресса исходит из противоположного традиции постулата благостных изменений. Прошлое не космос, но косность. Путь из темного прошлого в светлое будущее лежит через причинно-следственную цепочку благотворных новаций. Мифологический цикл размыкается в прямую линию прошлое-настоящее-будущее. Будущее – главное время прогресса. Прошлое прогресса получило наименование истории.

Прогресс символично связан с Новым временем. Аналогично аграрной природе циклического мифа традции вера в прямолинейный прогресс опирается на индустриальные технологии. Социальные и производственные новации стали предпосылкой успешной капиталистической конкуренции. Но первые проявления самопожертвенного инновационного подхода уходят в доиндустриальные времена. Они угадываются уже в мифе о Прометее. Титан из жалости к людям пожертвовал печенью, чтобы принести им технологию огня и новации ремесел.

Мифологема самопожертвования является неотъемлемой частью времени прогресса. Сторонников прогресса не смущает, что революции и реформы обычно приводят к обострению нужды и бедствий угнетенных классов, намного превосходящему прежний уровень. Возросшие страдания рассматриваются как жертвенная инвестиция, самоотречение ради счастья будущих поколений. Данный подход присущ не только левым проектам. Протестантская этика стяжания также была самопожертвованием, подвигом усмирения плоти во славу Божию.

Время моды переиначивает смысл буржуазного расширенного производства. Целью становится не истовый труд земного самоотречения ради будущего спасения, а хищническое престижное потребление здесь и сейчас.

Пафос наслаждения исключает жертвенное страдание. Мода – безжертвенна. Это не означает, что в модном обществе отсутствуют жертвоприношения «мерлоков». Они просто исключаются из поля зрения прекраснодушных «алоев». Мир моды напоминает чувствительную дамочку, которая смакует «мраморное» мясо, но падает в обморок при виде сцены забоя скота.

Мода эклектически смешивает черты традиции и прогресса. Ей присущи новации «последнего крика» моды вместе с традиционными циклами «сезонов» и «нового – хорошо забытого старого». «Двухосновность» моды не имеет ничего общего с гегелевским «синтезом». Кольцо традиции и прямая прогресса не совмещаются в векторе «спирали». «Точки»-события не связанные более в линию причин и следствий рассыпаются на плоскости настоящего – главного времени моды.

Прошлое моды – это память. «Презентизм» памяти выражается в том, что ее тематическое ядро ограничивается опытом старшего из живущих поколений. В наше время хронологический предел мейнстрима памяти образует Вторая мировая война. В России она символизирована самопожертвованием Победы. В странах Запада – жертвоприношением Холокоста.

Влияние символических «архетипов», указывает, что даже эффект присутствия в настоящем свидетелей прошлого не дает гарантии аутентичности мемуаров. Нет оснований полагать, что память состоит, пусть из пристрастных, но непосредственных впечатлений.

В современном обществе мы повсеместно наблюдаем то, что глыба-Толстой назвал «эффектом реляции». В пылу боя его участники наблюдают только разрозненные впечатления, которые при всей достоверности не выстраиваются в картину. Хаос кристаллизуется после появления реляции о сражении, которая становится литературной основой будущих рассказов ветеранов.

Память построена на подобных «реляциях», настолько преобразующих опыт, что не всегда удается установить, что в воспоминаниях «свое», а что повторение пропагандистских «вбросов». Рассказчики убеждены, что делятся «прочувствованным и пережитым».

Сказанное в гораздо большей степени относится к памяти о событиях, лишившихся живых свидетелей. В бесписьменные эпохи присутствовала традиция передачи из уст в уста. Для предохранения от «порчи» сообщения облекались в стихотворную форму, подкрепленную «кронсервантом» мелодии. Но и в этом случае нет уверенности, что мы имеем дело с «гласом народа», а не с приобретшей популярность пропагандой «верхов».

В эпоху всеобщей грамотности устный канал трансляции прошлого сам стал прошлым. Массовые представления о событиях, предшествующих жизни поколения «дедов», полностью внедрены через пропагандистские каналы образования, литературы, искусства и, в огромной степени, всепроницающих СМИ.

В этом смысле память о прошлом противоположна психологической памяти, лишенной внешних подпорок. Представления о прошлом постоянно «освежаются» извне «сигналами» агентов политики. Память в прямом смысле представляет политику, обращенную в прошлое. Это и продукт, и инструмент политики.

Есть соблазн по аналогии с аграрной традицией и индустриальным прогрессом увязать время моды с наступающей информационной цивилизацией. Не считаю, что мода – характеристика эпохи информации. Предполагаю, что период безжертвенного «конца истории» - свойство не начала новой эры, а принадлежность грустного финала уходящей индустриальной цивилизации.

Подобные эпохи деморализации существовали и ранее. Можно вспомнить софистов времен упадка древнегреческого полиса, на которых не так давно демонстративно ориентировались модные наперсточники французского постструктурализма. В чем-то сходные процессы переживала поздняя Римская империя, утратившая веру в отеческих богов, и еще не обретшая Христа.

Информационная цивилизация, по моим представлениям, характеризуются не безжертвенностью, а повседневностью самопожертвования. Необходимо уточнить, что героическое отречение от жизни – символический предел самопожертвования. В повседневности достаточно промежуточных форм личной жертвы для общего блага. Речь идет о способности отдать ради интересов общества свое «кровное» - время, деньги, труд, творчество. Эта благородная способность, свойственная многим представителям русской интеллигенции, утрачена в безжертвенную эпоху моды.

Существуют два выхода из кризисной ситуации, в которую попала европейская (Россия – Европа!), христианская по происхождению цивилизация самопожертвования. Либо она будет поглощена современными цивилизациями жертвоприношения. Прежде всего - исламом. Либо найдет способность к соединению своих древних жертвенных основ, идущих от Прометея и Сократа, с технологиями информационной цивилизации.

Источник: https://www.facebook.com/groups/5036856 ... 904334941/
Последний раз редактировалось Олег Гуцуляк 11 авг 2014, 09:48, всего редактировалось 1 раз.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4627
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: МИФ - ИСТОРИЯ - ПАМЯТЬ (ТРАДИЦИЯ - ПРОГРЕСС - МОДА)

Сообщение Александр Волынский 11 авг 2014, 08:11

Очень хороший материал. Только слишком много эклектики.
Традиция относится к этносу, к духовной культуре. Миф создается в рамках этнической системы.
Прогресс может происходить только в рамках цивилизации (невозможно сказать "прогресс этноса") т е в основном касается материальной культуры. История всегда пишется в рамках цивилизационной системы
Мода это текущее состояние общественного сознания народа, которое является актуализацией как традиции, так и прогресса. У народа может быть несколько традиций и его части могут по разному пользоваться плодами прогресса. Память это Народна память.
Таким образом, в название можно добавить Этнос-Цивилизация-Народ.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9394
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: МИФ - ИСТОРИЯ - ПАМЯТЬ (ТРАДИЦИЯ - ПРОГРЕСС - МОДА)

Сообщение Олег Гуцуляк 13 авг 2014, 14:21

Сергей Эрлих

1.2.1.2. История — прошлое время прогресса
Время прогресса исходит из противоположного традиции постулата благостных изменений. Прошлое — не космос, но косность. Путь из темного прошлого в светлое будущее лежит через причинно-следственную цепочку благотворных новаций. Мифологический цикл размыкается в прямую линию прошлое-настоящее-будущее. Будущее — главное время прогресса. Прошлое прогресса получило наименование истории.
Прогресс символично связан с Новым временем. Аналогично аграрной природе циклического мифа традиции вера в прямолинейный прогресс опирается на индустриальные технологии. Производственные новации стали мотором капиталистической конкуренции. Дух времени прогресса повлиял на искусство и литературу, опирающиеся на эстетику новизны.
Первые проявления инновационного подхода уходят в доиндустриальные времена. Они угадываются уже в мифе о Прометее. Его имя знаменательно переводится «мыслящий вперед» («предвидящий»). В нем выражен разрыв с задним умом традиции и ориентация в будущее. Титан из жалости к людям пожертвовал печенью, чтобы принести им технологию огня. В будущем (!) она «научит их искусствам всяческим», т.е. станет источником благодетельных новаций. Самопожертвование защитника людей от божественного произвола является символом поведения, противоположного людоедской традиции жертвоприношения. Пафос (огонь) Прометея был укоренен в религии самопожертвования в процессе греческой рецепции учения иудейской секты.
«Античники» считают, что все было наоборот: христианское самопожертвование было задним числом «вчитано» в миф «впередсмотрящего». С этим трудно согласиться. Слова Прометея: «Жалел я смертных», — ключевые. Они свидетельствуют, что он был мотивирован не частными, а общими интересами, когда решился «противиться» планам Зевса «истребить людей»:
Человечьим племенем
Несчастным пренебрег он. Истребить людей
Хотел он даже. <…>
Никто, кроме меня, тому противиться
Не стал. А я посмел. Я племя смертное
От гибели в Аиде самовольно спас.
За это и плачусь такими муками .
Альтруизм Прометея отрицать невозможно. Альтруистическое поведение — способность потратить на других свое время и силы может рассматриваться, как «повседневное» самопожертвование. Зевс, разгневанный «самовольством», заставил, вопреки предположениям «предвидящего», платить «такими муками». Назначив суровую плату, царь богов, во вред своему культу, сделал Прометея героем «полноценного» образцового самопожертвования. Запоздалые потоки олимпийской контрпропаганды («традиция осудительного изображения»), стремились представить титана-мученика недалеким трикстером, движимым «злым обманом» (Гораций) . Это свидетельствует, что пропагандисты античного порядка «говорящих орудий» осознавали идеологическую угрозу бесчеловечному культу жертвоприношений.
Мотив чрезмерной платы, когда вопреки чаяниям героев «биографию делают» их палачи — общее место мифов самопожертвования.
Столь же необдуманно поступили иудеи, когда отвергли предложение прокуратора пронести мимо скромного учителя чашу сию распятия. Слишком человеческое «моление о чаше» не дает оснований считать, что Христос нашел бы силы протестовать против помилования.
Русский царь «страха ради иудейска» совершил ту же мифологическую ошибку, когда повесил пятерых мятежников 14 декабря. Если бы он отправил их со товарищи в Сибирь, то символического тарана самодержавия в виде культа декабристов не возникло бы: «Чтобы присоединить к смерти позор, он заменил топор веревкой. Этот тупой тиран не понял, что именно таким образом виселицу превращают в крест, пред которым склоняются целые поколения»
Время прогресса закономерно развилось в смысловом поле христианской европейской цивилизации, несущей в себе традицию самопожертвования древних греков. Сторонников прогресса не смущает, что революции и реформы приводят к обострению нужды и бедствий угнетенных классов, больше обычного. Многолетнее умножение страдания рассматривается как жертвенная инвестиция, самоотречение ради счастья будущих поколений. Данный подход присущ не только левым проектам. Протестантская этика стяжания также парадоксальным образом была самопожертвованием, подвигом усмирения плоти во славу Божию. Самоотверженный труд, мотивированный верой в свое «призвание» — «свидетельство самопожертвования человека во имя Бога» .
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4627
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: МИФ - ИСТОРИЯ - ПАМЯТЬ (ТРАДИЦИЯ - ПРОГРЕСС - МОДА)

Сообщение Александр Волынский 13 авг 2014, 15:51

История рассматривает Миф как "темное прошлое". А для Мифа исторического прогресса просто не существует. В нормальной ситуации традиция и прогресс сосуществуют в разных плоскостях реальности, но в эпохи кризиса, когда прогресс тормозится, миф захватывает всю реальность.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9394
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: МИФ - ИСТОРИЯ - ПАМЯТЬ (ТРАДИЦИЯ - ПРОГРЕСС - МОДА)

Сообщение Алексей Ильинов 13 авг 2014, 18:24

Интересна сама фигура и миссия Прометея, особенно в описании Роберта Грейвса в его классической книге "Мифы Древней Греции":

Имя Прометей («промыслитель», «предусмотрительный») могло возникнуть в греческом языке из-за неправильного прочтения санскритского слова pramantha, т.е. палочка для добывания огня, которую он якобы изобрел. Не случайно Зевс-Прометей в Фуриях изображался с палочкой для добывания огня в руках. Индоевропейского фольклорного героя Прометея стали путать с карийским культурным героем Паламедом, который по воле богини изобрел все искусства и ремесла и научил им людей, а также с вавилонским богом Эа, который хвастался, что создал из крови совершенного человека Кингу (персонаж, напоминающий Крона), тогда как мать-богиня Аруру создала менее совершенного человека из глины. Братья Праматхи и Матхи, персонажи санскритского эпоса «Бхагавата Пурана», могут считаться прототипами Прометея и Эпиметея («запоздалая мысль»). Однако рассказ Гесиода о Прометее, Эпиметее и Пандоре — это не настоящий миф, а антифеминистская притча, причем не исключено, что изобретенная им самим, хотя и на основе истории Демофонта и Филлиды (см. 169.j). Пандора («одаренная всеми») была богиней земли Реей, которой под этим именем поклонялись в Афинах и других местах (Аристофан. Птицы 971; Филострат. Жизнь Аполлония Тианского VI.39) и которую пессимистически настроенный Гесиод обвинял в том, что из-за нее человек стал смертным, претерпел в жизни столько зол, а жены столь склонны к супружеским изменам. Его рассказ о том, как делили быка между богами и людьми, также нельзя назвать мифом: это скорее комический рассказ, придуманный, чтобы объяснить, за что был наказан Прометей и почему богам жертвуют только бедренные кости и жир, срезанный с приносимого в жертву животного. В книге Бытие священность бедренных костей объясняется хромотой Иакова, которую тот заполучил в борьбе с ангелом.


Освобождение Прометея, вероятнее всего, было притчей-морализацией, придуманной Эсхилом, а не настоящим мифом (см. 39.h). Ношение им ивового венка, подтвержденное изображением на этрусском зеркале, говорит о том, что Прометей был принесен в жертву луне-богине Анате, Нейт или Афине (см. 9.1). Возможно, первоначально его привязывали прутьями к жертвенному алтарю во время весеннего праздника, посвященного луне (см. 116.4).


В популярном советском мультфильме "Прометей", что уж совсем интересно, Прометей похищает Священный Огонь, обманув механического стража, которого по просьбе богов-олимпийцев создал бог-кузнец Гефест (Грейвс утверждает, что Гефеста и Прометея порой даже отождествляли друг с другом). Такое вот "состязание" с "олимпийским хай-теком". :-)

Изображение
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Re: МИФ - ИСТОРИЯ - ПАМЯТЬ (ТРАДИЦИЯ - ПРОГРЕСС - МОДА)

Сообщение Алексей Ильинов 13 авг 2014, 18:36

Этот тупой тиран


К которому почтительно относился никто иной, как «несостоявшийся декабрист» Александр Сергеевич Пушкин. Ещё более оригинально проблема взаимоотношения царя и декабристов была показана русским писателем и религиозным философом Дмитрием Мережковским, который отнюдь не делает декабристов такими уж «непримиримыми революционерами-цареборцами», а, скорее, эдакими «мудрствующими идеалистами». Напротив, именно царь отпускает им грехи и дарует почётную смерть.

Да и у кого декабристы могли научиться «прогрессу»? У Великой Французской Революции, давшей жизнь современному европейскому «буржуазному» национализму. И не стоит так уж «обожествлять» «декабристское прогрессорство», ибо в их программных документах присутствуют следы того, что в будущем получит название «тоталитаризм».
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43


Вернуться в Традиция и Философия


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron