Диалектика систем

Диалектика систем

Сообщение Александр Волынский 26 авг 2015, 16:20

Диалектика систем
Философия начинается с сомнения, с сомнения в истинности существующих на данный момент представлений. На языке диалектики устаревшие представления символизируют "тезис", их критика - "антитезис", новая философская система есть попытка "синтеза". Вся история философии являет пример такого синтезирующего сомнения или "отрицания отрицания".
Общую теорию систем создавали не философы. Биологи, кибернетики ,инженеры обнаружили в разных объектах своих исследований и конструирования общие принципы организации - иерархичность, функциональность, возникновение новых свойств в результате изменения структуры. Достоинство системного метода было не столько в словесных описаниях, сколько в визуализации процессов анализа и синтеза. Любую систему проще всего изобразить на листе бумаге схемой из квадратиков-блоков, связанных функциональными стрелками.
Для философов Общая теория систем это еще один гносеологический, познавательный метод, а не онтологический поиск первичных принципов бытия. Однако, любая онтология прочно связана с гносеологией ибо целью гносеологии будет некая познаваемая реальность. Единство гносеологии и онтологии вытекает из синтеза познающего субъекта с познаваемым объектом. Нам предстоит выяснить онтологические корни Общей теории систем и ее связь с онтологическими корнями Диалектики.
Философия выработала разнообразные категории для описания процесса познания. Категории или "формы познания" это те функции, которые делают само познание возможным. Общепризнанной категориальной схемой служит триада мыслительных форм - восприятие, созерцание, понимание. В Общей теории систем, каждой такой форме соответствует некая функция, которую можно представить как "черный ящик" с входом и выходом. Мы не знаем ничего о механизме внутри "ящика", но знаем его назначение и результаты деятельности.
Восприятие получает на входе поток ощущений от органов чувств, которые синтезируются на выходе в "реальность", в то, что принято называть "окружающим миром". Этот субъективный окружающий нас мир, хотя и не зависит прямо от нашей воли, но и не является точным отражением объективной реальности, мир дальтоника не похож на мир нормального человека.
Созерцание выделяет, из созданной восприятием цельности "окружающего мира",, конкретный объект. В созерцании участвует наша воля, которая сосредотачивает внимание на объекте интенции, выделяя его из фона, накладыванием уже имеющегося гештальта, некой цельной формы связанной с цветом, размером, запахом,температурой. Результатом созерцания становится образ, который можно назвать "сигналом первой сигнальной системы". Тут не обязательно должно быть зрительное созерцание, запах мяса создает образ мяса, ощупывание монеты создает образ монеты.
Понимание присваивает образу имя или иной символ, но всегда относящийся ко "второй сигнальной системе". Символ или понятие это результат включения образа в сознание для дальнейшей мыслительной обработки через следующую триаду - понятие, суждение, умозаключение.
Очевидно, что восприятие это тезис, созерцание это анализ или антитезис восприятия, а понимание это синтез образа с его символом. На языке Общей теории систем наше познание начинается с целостного восприятия объекта, в котором мы аналитически выделяем абстрактные элементы-образы. Понимание сводится к обнаружению соответствующего образу символа. Если такой символ не найден, то элемент остается без связей ибо наше мышление носит символический характер.
Смысл символа или знака проще всего пояснить через понятие "рефлекса". Если палец укололся или прикоснулся к горячему, то нервный импульс пойдет в спинной мозг и возбудит группу нейронов, которые от рождения связаны с мышцами руки. Чем сильнее боль, тем активней сокращение мышцы. Но боль это только сигнал, а не причина действия, она сигнализирует головному мозгу о проблеме, а спинной мозг действует автоматически. Когда головной мозг свяжет источник боли с образом иголки или кипятка, возникнет "условный рефлекс" между эмоциональным центром страха и образом опасного объекта. Исторически эмоции были первыми символами для мышления, поэтому первичной символической формой для нашего сознания служит Миф. Но дискурсивное мышление связано с Языком, когда каждому объекту восприятия ставится в соответствие слово и понимание объекта сводится к нахождению связи между словом и образом. Причем образ уже может стать результатом воспоминания, а не восприятия. Если воспоминания носят дискурсивный характер, то возникает обратная связь и язык начинает создавать собственный, оторванный от реальности "символический мир".
Символ это знак "рефлекторной дуги" или системной связи. Его задача указать на функциональную зависимость между элементами. Символ есть результат синтеза. На разных уровнях Природы связи принимают самую разную форму, которое наше сознание символизирует разными знаками - силами, валентностями, формулами, функциями. Но визуально все можно свести к "вектору".
Элементы, объекты это результат анализа, абстрагирования. Умение правильно выделить отдельный объект связано с развитием мышления. Мифическое сознание подменяет абстракцию символом, в Мифе нет добра и зла, есть полезные и вредные духи, нету "правого" есть "правильная рука". Аналитическое мышление соответствует достаточно развитой формалистике Языка, поэтому понятие элемента могло возникнуть только в результате поиска более глубоких связей. Образ системы возникает не в процессе синтеза, а в процессе анализа.
Гегелевская диалектика тоже описывается в системной парадигме. "Переход количества в качество" можно пояснить как возникновение новых связей в следствии изменения состояния. "Единство противоположностей" это системное единство различных элементов. "Отрицание отрицания" можно понять как создание нового уровня иерархии, включившего в себя систему, в качестве подсистемы.
Диалектика систем позволяет взглянуть на многие философские проблемы с новой точки зрения, хотя в реальности никаких систем объективно не существует, существует цельный универсум, квантованный действием. Но человек научился анализировать цельный универсум, раскалывая его на элементы и синтезировать из них модели, которые могут согласовываться, а могут и не согласовываться с реальностью. Хотя системный анализ часто представляется только методическим приемом, но надо понять, что в его основе лежит фундаментальная категория всей Западной философии – Эйдос.

Что такое эйдос? Ответить на этот вопрос прямо и однозначно нельзя ибо эйдосы сами определяют содержание и смысл вещей. Дословно "эйдос" это "вид", но парадокс греческой философии в том, что именно эйдосы это вечные и "невидимые" архетипы реальных, видимых и изменяющихся вещей. Для Платона "эйдос" это эквивалент "бытия" Парменида которое "само по себе, само через себя единовидное вечносуще". Но Платон наделяет "единовидное бытие" Парменида множественностью, с одной стороны, бытие – единственно сущая реальность, с другой – оно плюралистично, и каждый его элемент имеет индивидуальную форму - эйдос.
Предшественники Платона, через софистские антиномии, доказали логическую несовместимость идеально-мыслимого и конкретно-ощущаемого. Седьмое письмо Платона содержит указание на невыразимость высших истин. Изреченная мысль есть уже неполнота и потому ложь. Но мы не можем не говорить об Абсолюте, так же как не можем его выразить. Неявленная истина беднее явленной, и это обязывает нас искать слово, то есть логос, для бытия. По этим же причинам бытие должно раздробиться и потерять себя в вещах, а единая душа – в индивидуумах, которые будут потом, каждый на свой страх и риск, искать обратный путь. В "Теэтете" Платон показывает, что цельность невыводима из своих частей, а значит, неопределима, "безлогосна". Но целостность придается эйдосом, следовательно, бытие нельзя выразить в словах, но можно "познать".
Система очень наглядная модель эйдоса, в которой представлена вся его диалектика, диалектика идеального и реального, анализа и синтеза, целого и части, причины и цели. Очевидно, что система это плод нашего воображения, инструмент познания. Но диалектика систем позволяет выйти на те категории, которые определяют возможность самой системы, на то, что следует назвать "системо-образующими формами".
Одной такой формой можно считать принцип "индивидуации". В физике это принципы "квантования ". Другой принцип - "симметрия". "Симметрия" подразумевает сохранение неких инвариантов при преобразованиях и связана не столько с пространственными симметриями, сколько с общими законами сохранения, вроде сохранения заряда, энергии, вещества. На принципах "симметрии" построены математические, физические, химические формулы и законы. В системах именно "индивидуация" и "симметрия" формируют "элементы". Элемент это обособленная и постоянная часть системы, даже если состояние элементов меняется и их связи и отношения меняются сами элементы инвариантны. Можно сказать, что эта инвариантность внесена нашим мышлением, но оказывается, что с помощью принципов симметрии конструируется вся Стандартная модель элементарных частиц и фундаментальных взаимодействий. Третьей системо-образующей формой можно считать категорию "причинности". Именно "причинность" лежит в основе любой функциональной зависимости, будь эта зависимость вероятностная или строго однозначная, именно "причинность" определяет отношения между элементами. И если "ндивидуация" выступает как антитезис "симметрии", то "причинности" противостоит четвертая категория - "воля", которая определяет цели системы, которые не выводятся из функциональных связей между элементами, как автомобиля не состоит в движении, а в перевозке.

Das Geviert. Системный синтез
Четверица, по-немецки das Geviert — это фундаменталь-онтологическая структура Seyn-бытия в философии Мартина Хайдеггера, которую можно представить в виде пересечения двух осей, которые определяют, соответствующие пары противоположных сторон: Неба (Himmel) — Земли (Erde) и Божественных (Göttlichen) — Смертных (Sterblichen)..
У Хайдеггера Небо выступает как выражение открытого порядка мира. Хайдеггер пишет: «Вместе с тем, как мир открывает себя, все вещи обретают свое промедление и свое ускорение, свою дальность и свою близость, свою ширину и свою узость". Вполне оправдано сопоставить категорию "симметрии" с Himmel. "Вечное Небо" это вполне подходящая метафора для инвариантности мира.
Хайдеггер определяет, что основной признак Смертных это их конечность и эту свою конечность им должно полностью реализовать. "Смертные живут в той мере, в какой они, будучи смертными, ведут способность умереть к благой смерти, а не к пустому исчезновению и не к бессмысленной задержке в земном пребывании. В спасении Земли, в восприятии Неба, в ожидании Божественных и в направлении своей жизни к смерти сбывается проживание". Человек есть самый яркий пример "индивидуации", острее всех тварей он воспринимает свою конечную и в пространстве и во времени индивидуальность.
Земля в Geviert’e это то, что находится внизу, у основания мира. В своей статье «Строить, проживать, мыслить», написанной в 1951 году, Хайдеггер следующим образом определяет Землю: "Земля, служащая носительница, цветущая подательница плодов, раскинувшаяся в камнях и потоках, плодящая всходы и зверье". Земля это порождающий "фюзис", воплощенная "причинность".
Божественные не являются сущими (Seiende). Хайдеггер постоянно подчеркивает: «Вы можете перебрать все сущее, но нигде не покажется следа Бога». От сущего они удалены на максимальную дистанцию. И своим отсутствием конституируют измерение священного (Heilige). О Божественных нельзя сказать однозначно, что они есть, или, что их нет. Они сокрыты и открыты одновременно. Внешний и свободный характер Göttlichen позволяет отождествить их с категорией "воли".
Четверица порождает Ding, Вещь. "Наш язык именует собрание в его сути одним старым словом. Оно звучит: thing, вече . А каким способом существует вещь? Вещь веществует. Веществование собирает. Давая сбыться четверице, оно собирает ее пребывание в то или иное пребывающее: в эту, в ту вещь".
Изображение

Система хорошо моделирует ту "соборность" категорий, на которую указывает сложная хайдеггеровская герменевтика. В схеме Четверицы "Земля и Небо" связаны между собой, как и "Люди с Богами". В терминах Шопенгауэра мы имеем тут дело с Волей и Представлением. Представление связано с "причинностью" и "симметрией", а "индивидуальная" воля это квант Мировой Воли. Хотя усмотреть в Системе "божественное" крайне сложно, но без него она теряет интуицию трансцедентального единства причины и смысла.
Мировой Thing, глобальное Вече, вселенский Собор, должны воплотить в себе системное единство Мира, основанное не на универсальных ценностях, каковых нет, а на универсальных формах человеческого познания, выраженных простой истиной - у людей есть одна Земля, одно Небо, все люди смертны и стремятся к Богу.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9394
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Вернуться в Традиция и Философия


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron