Ефремов И.А. (глядя из 2003-го)

Метаполитика, Метакультура, Футурология Трансмодерна

Ефремов И.А. (глядя из 2003-го)

Сообщение Алексей Ильинов 03 дек 2009, 13:04

*Ефремов И.А. (глядя из 2003-го)*

Только глубоко научный взгляд, основанный не на теоретических построениях, а на знаниях, полученных научно-эмпирическим путем, позволили Ефремову увидеть в действительности XX в. стихийные попытки человечества найти выход к ноосферному существованию. Не подменить это видение почти религиозным культом великих лидеров и тиранов (тем более, что почва для этого культа была), не уверовать в марксизм как в догму, и тем погубить дело, а разглядеть в окружающей реальности с ее политической конъюнктурой те здоровые и потому радостные ростки, служению которым и посвятил всю свою жизнь Иван Антонович.

Великому русскому, советскому мыслителю, ученому и писателю Ивану Антоновичу Ефремову (1908-1972) 22 апреля исполнилось бы 95 лет. Он был сыном своего героического времени, таким же беззаветным тружеником, как миллионы наших соотечественников, окрыленных верой в реальное преобразование жизни.

Родился в Вырице, под Петербургом. Рано выучился читать и, познакомившись в шестилетнем возрасте с творчеством Жюля Верна, безоглядно полюбил книги об отважных землепроходцах, мореплавателях, учёных; рассказ о героизме русских моряков в Цусимском бою, найденный в подшивке журнала «Нива», также навсегда покорил воображение.

В гражданскую войну, находясь на Украине, одиннадцатилетний Иван прибивается к красноармейской автороте, вместе с которой «сыном полка» доходит до Перекопа. В 1921-м, демобилизовавшись, едет в Петроград учиться и оканчивает единую трудовую школу за два с половиной года. Всю жизнь он вспоминал тех учителей, которые бескорыстно и самоотверженно боролись за будущее таких вот молодых людей. «Революция стала также и моим освобождением от мещанства», – так впоследствии характеризовал эти годы Ефремов.

А дальше столь естественное очарование научным познанием и морем, навеянное книгами ожидание встречи с «необычайным». Много путей открылось перед Иваном Ефремовым. Отплавав матросом на Тихом океане, он поступает в Ленинградский университет и связывает свою жизнь с палеонтологией, требовавшей глубоких знаний в целом ряде наук.

А дальше – сотни километров по жаркой пустыне и замёрзшей тайге, научный поиск, открытие и изучение новых видов вымерших животных, а также осознанная необходимость работы в геологических партиях, преодоления себя во имя нужд молодой поднимающейся экономики страны. И никакой узколобой гордыни, но осознание важности служения своим трудом людям и тому светлому, во что верится. И все это на фоне той, порой изуверской, изнанки исторической реальности нашей страны в 30-е гг. Удивительной силы романтика прекрасного, вера в человека, столь не похожая на безвольную маниловщину, дают ему силы. Несущие новую жизнь двадцатые годы, страшные и героические тридцатые и сороковые сформировали личность и мировоззрение. В результате мы видим волевого, могучего, с твердым, немного суровым характером… истинного мечтателя, который только и мог появиться в Советском Союзе 30-х-40-х, и столь чуждого сегодняшнему времени.

Ефремовым создано уникальное мировоззрение, которое разительно отличается как от псевдосвободной идеологии Запада, с его мелкобуржуазным потребительским раем, так и от официальной идеологии Советского Союза. И, тем не менее, он принадлежал к плеяде коммунистических мыслителей. Его мировоззрение базировалось не на философских догмах, он, фактически, стал одним из первых в полном смысле научных коммунистов. Научная составляющая нерелигиозного русского космизма, представленная К.Э.Циолковским и В.И.Вернадским, стала одной из компонент ефремовского коммунизма. Второй составляющей этого мировоззрения стали идеи таких социалистических мыслителей, как Фурье, Чернышевский, Маркс, Ленин и др. Понять его мировоззрение невозможно без третьей составляющей: это – романтика «живой жизни» в произведениях Р. Хаггарда, Ж. Верна, А. Грина, К. Паустовского, поэтов и художников Серебряного века. То глубоко Человечное в искусстве, что немыслимо ни в рамках религиозных идеалов, ни в рамках эксплуататорских режимов. Но, главное, Ефремов – это ученый, подобно Вернадскому осознавший закономерности того будущего, что должно прийти, и без которого миру, овладевшему разрушительными энергиями, грозит неминуемое самоуничтожение.

Составляющие этого мировоззрения позволили Ефремову перекинуть мост между двумя разными дорогами человеческого познания. Первой из них была дорога философии, которая уже к середине XIX в. сформировала теоретическую концепцию коммунизма. Начало двадцатого века ознаменовалось великим движением, подобным тектоническому смещению огромных пластов земной коры – движением огромных масс народов Земли, вдохновлённых учением коммунизма, в поиске и страстном желании изменить скорбное накопление неразрешимых в рамках существующих социально-экономических систем противоречий. Жуткий по мощи и неслыханный по накалу страстей порыв человечества был подобен стихийному бедствию, лишенному разума, а потому не доброго и не злого, а просто неизбежного. Выход человека из этих жестоких правил на обусловленное и направленное разумом, а значит – гуманистическое – развитие сообществ людей захватила умы ряда ученых.

Именно наука стала той второй дорогой, сформировавшей к концу 40-х годов учение о ноосфере – как необходимом и в определенном смысле неизбежном этапе развития Земли, когда человеческое сообщество, естественно, по причине своего все более усиливающегося планетарного влияния, становится вершителем судеб не только исторических, но и геологических и, конечно, биологических процессов. Ноосфера – это такое состояние развития вселенной в нашей части космоса, когда разум берет на себя роль главного хранителя и ответственного творца. Иначе – безответственное инфантильно-потребительское состояние, в котором пребывает «постиндустриальный» человек, в отличие от ранних времен обладающий колоссальными технологическими возможностями, приведет все живое к гибели. Законы выживания и миллиарды лет эволюции толкают homo sapiens к ноосфере.

Безусловно, ноосфера и коммунизм – явления не одного порядка. Только глубоко научный взгляд, основанный не на теоретических построениях, а на знаниях, полученных научно-эмпирическим путем, позволили Ефремову увидеть в действительности XX в. стихийные попытки человечества найти выход к ноосферному существованию. Не подменить это видение почти религиозным культом великих лидеров и тиранов (тем более, что почва для этого культа была), не уверовать в марксизм как в догму, и тем погубить дело, а разглядеть в окружающей реальности с ее политической конъюнктурой те здоровые и потому радостные ростки, служению которым и посвятил всю свою жизнь Иван Антонович. Так крупный палеонтолог, геолог и биолог – а именно таким видится его личность, – человек с почти энциклопедическими познаниями, а главное – интересами, приходит к одной из важнейших мыслей. Учение о коммунизме должно прежде всего быть основано на знаниях, полученных научным – эмпирическим путем, а не на философских или околонаучных теориях. И потому нужен именно научный коммунизм, живой язык научного познания, а не тот схоластический предмет, с которым каждый сталкивался в СССР со школьной скамьи.

На этой же базе Ефремов в литературных произведениях формулирует несколько интереснейших и, как представляется, важнейших для сегодняшнего дня человечества идей.

Прежде всего, впервые на таком уровне он осмелился рассуждать о дальнейших этапах и сценариях развития человечества. Сколь разительно его концепция отличалась как от официальных представлений о построении коммунизма к 80-м годам XX в., так и от сегодняшнего дня с его «концом истории» вообще, отраженном в работах идеологов неолиберализма. Ефремов создает не только картину дальнейшей социальной эволюции, но и саму структуру того будущего человеческого общества, которое он прямо называет коммунистическим. Сейчас, читая авторов, на протяжении многих лет работавших в такой области знания, как «научный коммунизм» на различных кафедрах различных университетов и институтов, поражаешься тому факту, что никто в советском государстве не осмелился разобраться хотя бы в общих чертах – а что же такое коммунизм, каково оно, это общество, каков там человек? На чем основано то обещанное счастье всех и каждого? Мысли Ефремова, облеченные в литературную форму, – вот то немногое, что осталось от представлений о будущем человечества, созданное в Советском Союзе – первом государстве на Земле, провозгласившем строительство того самого коммунизма. Не парадокс ли это?

Не только механизм и структура ноосферного коммунизма, но и, конечно, самое главное – каков человек коммунизма, его основные черты – волновало Ефремова. Автор сформулировал мысль, что лучшие черты человека не есть что-то искусственно созданное, или привнесенное, а глубоко соответствует природе самого человека. Альтруистическая природа человека формируется по принципу естественного отбора, начиная с момента проблесков первого сознания сотни тысячелетий назад образцы поведения «один за всех и все за одного», «принять смерть за други своя» были основой выживания рода в диком окружении. Отмежевание, с одной стороны, от механистического понимания нравственности, а с другой – от позиции, растаптывающей, унижающей природу человека, сводящей его либо до уровня животного, либо до падшего творения божьего, – вот путь настоящего коммуниста. Иван Антонович сформулировал мысль о том, что человечество должно осознать и выработать этику на новых основах, не апеллирующих к авторитету божественного, над-человеческого. В основе такой этики должно быть глубокое научное знание. Пониманию глубочайших материалистических – психофизиологических – корней наших представлений о добре и зле посвящены все его книги. С начала строительства социализма началось складывание новой этики – этики единства, братства и равенства. Результат этой этики – героизм и сплочение народа, отстоявшего свою свободу и победившего фашизм.

Но этика, как сама жизнь, должна формироваться и развиваться, избегая закостенелой религиозной или сиюминутной политической догмы. Ефремову удалось показать, сколь коварно наследие прошлого – этики эры разобщения, всеобщего эгоизма, жесткого религиозного противостояния и не менее основательно въевшегося в саму плоть и подсознание мещанства, ханжества и глубокой патриархальности. Без серьезного анализа этих составляющих, без долгосрочных программ в разработке которых должны принимать участие не только исследовательские институты, но и сам строитель будущего – народ, выработка принципов такой этики невозможна. Этика коммунизма требовала серьезных усилий, но только она могла стать гарантом жизненности коммунистических идеалов. Ефремов аналогично поставил вопрос об эстетике, основанной на научном знании, и сформулировал её основы. Красота, согласно Ефремову, – это наивысшая степень целесообразности, степень гармоничного соответствия и сочетания противоречивых элементов во всяком явлении, вещи и организме. Красота как объективная реальность, существующая вне нашего сознания. Во многом наше подлинное эстетическое чувство есть чувство инстинктивное, как наследие опыта жизни, прошедшего через миллионы поколений, и отразившегося в нашей подсознательной памяти. Поэтому истинная красота – это не вариант некой вкусовщины, моды или традиции. Красота (в отличие от вкусов) универсальна, она выражает законы природы, которые мы только начинаем понимать. Не мещанское любование внушенным обществом стереотипом «красивого», но древнее, «языческое», здоровое прельщение, причащение Жизнью. По Ефремову, общество будущего, которое мы привыкли называть коммунизмом, отношения людей между собой и с окружающим миром в этом обществе нельзя понять без осознания, собирания и умножения той самой – универсальной красоты. Красоты как мерила истины, здоровой зрелости и подвига жизни.

Тема Красоты, воплощенной в женщине, прочно вошла в произведения Ефремова, начиная с повести «На краю Ойкумены». И в наше время, и в глубокой древности, и в далёком будущем мы встречаем в творчестве писателя этот тип «ефремовских женщин» (по аналогии и по контрасту со всем известными «тургеневскими женщинами») – физически отточенных, сильных духом, наделённых глубокой интуицией «богинь» и «ведьм», способных быть и сосредоточенно-вдумчивыми, и безоглядно-весёлыми, и губительно-страстными. «Она … само воплощение веселой юности, дерзкой и неутомимой. Это удивительно сочеталось с уверенной мудростью женщины, сознающей свою красоту, умеющей бороться с ловушками судьбы... Контраст, губительно неотразимый…» («Таис Афинская»). Иван Антонович, подлинный рыцарь, здесь в равной мере противостоит как дремучему патриархату, так и плоскому, нервозному «феминизму».

И ещё одна важная мысль, сформулированная Ефремовым: отношение к женщине – вдохновительнице и матери – предопределяет судьбу народа. «Ты должна быть бродительным началом, которое побуждает лучшие стремления сынов человеческих...» – говорит делосский философ, ставший учителем Таис.

В конце 60-х гг. И.А. Ефремов окончил работу над романом «Час Быка». Эта книга создавалась на фоне тревожных мыслей и чувств, порождаемых наметившимися тенденциями в развитии земной цивилизации. В письмах и интервью того времени Иван Антонович говорит о предчувствии нравственной катастрофы, которая в конце ХХ – начале ХХI веков приведёт к крушению государств, к эскалации войн и катастроф и грозит повсеместным установлением «технической монокультуры» (говоря современным языком, «глобализации»).

Если появившийся в начале 60-х гг. ХХ века роман «Лезвие бритвы» посвящён поиску путей выхода человечества на магистральную дорогу общественного прогресса, то «Час Быка» – это роман-предупреждение, осознание огромной сложности такого выхода, грозящих тупиков и срывов. В романе изображена планета Торманс, заселённая выходцами с Земли нашего времени, Эры Разобщённого Мира. Их искусственная цивилизация, созданная – подобно североамериканской – «пионерами прерий», стала результатом максимального развития тех тенденций, которые Иван Антонович уловил ещё в 60-е годы: «Чтобы построить модель подобного государства, я продолжил в будущее те тенденции гангстерского фашиствующего монополизма, какие зарождаются сейчас в Америке и некоторых других странах, пытающихся сохранить “свободу” частного предпринимательства на густой националистической основе».

Цивилизация тормансиан содержит черты потребительской монокультуры капитализма, а также китайской «Культурной революции», и люди коммунистической Земли, прилетевшие на планету спустя два тысячелетия, так и не смогли прийти к однозначному выводу, из какого общественного строя возникла олигархия Торманса: из «гангстеризующегося капитализма» или из «муравьиного лжесоциализма». Но если многотысячелетний Китай смог быстро «переварить» маоизм, то наступление деспотизма с другой стороны – в виде капиталистической «глобализации» – сегодня становится реальностью.

Ефремов подчёркивал, что, изображая подстерегающие в будущем опасности, художник-фантаст обязан показать выход, иначе его деятельность бессмысленна. Земляне возродили в жителях Торманса надежду, открыв им возможность другого, лучшего, мира. Вдохновлённые этой надеждой, люди Торманса объединились в союзы единомышленников, противостоящие лжи, подкупу, манипуляции общественным сознанием, и, создав «снизу» нравственные основы нового мира, свергли олигархию, просуществовавшую века. Ещё в «Лезвии бритвы» Ефремов высказал мысль о союзах людей «вроде древнего рыцарства». В «Часе Быка» эта тема развита и применена к самым неблагоприятным общественным условиям: «…Это давняя методика всех подлинных революций. Приспеет время, и пирамида рухнет, но только когда внизу накопятся силы, способные на организацию иного общества». Мы избрали этот путь.

Источник: Информационный ресурс Ноосферно-Коммунистической (Научно-Коммунистической) Культуры "КРАСНАЯ ЗАСТАВА" - http://krasnaya-zastava.ru
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Re: *Ефремов И.А. (глядя из 2003-го)*

Сообщение Максим Журкин 07 янв 2010, 22:58

Мне описание Ефремовым планеты Торманс более всего напомнило современную Россию.
Писатель хотел изобразить наиболее отвратительное общественное устройство смешав самые плохие черты социализма (военно-бюрократических обществ), с диким капитализмом. Парадоксально, но именно этот уродливый симбиоз и восторжествовал в России сейчас.
Мы живём на Тормансе... просто фантастика. Но никакие спасители сюда пока не рвутся.
Аватара пользователя
Максим Журкин

 
Сообщений: 188
Зарегистрирован: 17 дек 2009, 18:00

Re: *Ефремов И.А. (глядя из 2003-го)*

Сообщение Алексей Ильинов 08 янв 2010, 13:21

Вот именно, Максим! Увы, «Тёмное Пламя» не прилетит, но наша то основная задача (например, в рамках нашего «Интертрадиционала») - самими стать, если угодно, Прогрессорами и Ноосферными/Примордиальными Коммунистами. Будем надеяться, что «Интертрадиционал» станет своего рода «северно-интегральным ЗПЛ» — Звездолётом Прямого Луча «Тёмное Пламя» (по сути, это ведь археофутуристический символ того же Мирового Космического Древа), который, будем надеяться на то, однажды победит мрак безысходного Инферно. Важно, что в наших рядах уже есть чёткое понимание сей Миссии...
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Re: *Ефремов И.А. (глядя из 2003-го)*

Сообщение Максим Журкин 09 янв 2010, 23:55

Понимание миссии то есть. Но это задача воистину для титанов. По Сеньке ли шапка?
Мы обозначили такую масштабную историческую задачу - даже не глыбу: "скалу"!
Потянем ли? Герои и титаны перевелись, мы живём в мире карликов.
Масштабу исторической задачи должен соответсвовать масштаб личностей.
Несмотря на свой богатый жизненный опыт, я не встречал людей из стали и кремня.
Тот же, кто называл себя сверхчеловеком, чаще всего оказывался всё тем же мелким суетливым карликом.
Страшна не тяжесть груза - страшна профанация.
Аватара пользователя
Максим Журкин

 
Сообщений: 188
Зарегистрирован: 17 дек 2009, 18:00

Re: *Ефремов И.А. (глядя из 2003-го)*

Сообщение Максим Борозенец 10 янв 2010, 00:27

Мне почему-то сразу вспомнилась известная старинная гравюра, где множество маленьких человечков своей массой формируют гиганта. Даже если мы и карлики, мы способны своим единством создать титана, а значит и сами стать титанами. Наша изначальная сплоченность и будет залогом последующего роста, чьи концентрические круги будут проекцией круга первого.
Да, скала значительная. И я нередко спрашиваю себя - сумеем ли? Но мне кажется, сумеет тот, кто посмеет.
"По делам их узнаете" - так и наш рост выявит кто жил собой через Идею, а кто Идеей через себя. Кто карлик, а кто титан.
Ex Borea Lux! - Из Севера Свет!
Аватара пользователя
Максим Борозенец
Администратор
 
Сообщений: 3429
Зарегистрирован: 30 окт 2009, 23:45
Откуда: Дания, Копенгаген


Вернуться в Уранополис


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron