Киевская Русь, реальность или миф!

авторский ресурс Виталия Трофимова-Трофимова, посвященный этнополитическим конфликтам (http://ethnoconflict.ru)

Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Dzmitriy 04 июн 2014, 20:17

Может ли ложь быть во благо? Может — во благо наших врагов!

Алексей Кунгуров, главный редактор газеты «Вольный город» г. Ноябрьска, Тюменской области. Алексею Кунгурову 33 года. Журналист, политтехнолог, специалист по «черному» PR, войнам компроматов, антикоррупционной борьбе. Прежде, чем достичь возраста Христа, он стал единственным в России журналистом, дважды побывавшем в заключении за свою профессиональную деятельность.

Давайте сопоставим кое-какие факты. Миф о Киевской Руси, неразрывно связанный с легендой о монгольском нашествии как причине ее угасания, начал целенаправленно внедряться в XVII в. По времени это совпадает с Никоновой церковной реформой и войнами Московского царства и российской империи за украйные земли Речи Посполитой, населенные преимущественно русскими людьми, исповедующими христианство греко-православного толка. Поэтому царям легенда о якобы киевском происхождении Руси была нужна, чтобы подкрепить свои претензии на Малороссию, хотя формально права на эти территории, заселение которых происходило по направлению с запада на восток, принадлежали Польше. Таким образом, речь нужно вести не о воссоединении Руси в 1654 г., а о присоединении Малой Руси (исторической области, но не государства!) к россии. Дата эта весьма условна, и с нее надо вести начало процесса собирания западнорусских земель под властью Москвы, затем Петербурга и снова Москвы, растянувшийся почти на 300 лет. Подкарпатская Русь была включена в состав СССР в 1945 г.
Дореволюционные историки, кстати, предпочитали называть переяславские события именно присоединением, а не воссоединением. Да и в самом переяславском манифесте ни намеком не говорится о каких-то исторических связях Малороссии с Московией через Древнюю Русь, хотя многословно отмечаются религиозная общность черкасов и подданных московского царя. Сам акт вступления в русское подданство мотивируется неисполнением королем Яном Казимиром своей присяги по прекращению притеснений православной веры.
Русская история во многом построена на мифах, из которых самые вредоносные мифы — прозападные, унижающие наше самовосприятие. Норманнская теория, утверждающая, что славяне даже государство создать не смогли, пригласив к себе для этой цели заморских князей, вообще была доведена до абсурда. Абсурдна она хотя бы потому, что на территории Руси было несколько очагов образования государственности. К чему приводит эта прозападная мифологизация исторического сознания, прекрасно видно на примере нашей интеллигенции, наиболее отравленной прозападным дискурсом — она страдает жутким комплексом неполноценности именно по отношению к «культурному Западу», старается очиститься от всего русского и истово служить «общечеловеческим ценностям». Речь не только об убогой советской интеллигенции, ненавидящей «эту страну» и фетишизирующей поделки забугорного ширпотреба. По-обезьяньи западничающая отечественная интеллигенция всегда была такой, вспомним хотя бы хрестоматийного Пекарского, радостно восклицающего «нас разбили!» по поводу поражения русских войск в Крымской войне. К счастью, весь народ невозможно было превратить в интеллигентов, и потому пекарские являли собой инородное тело в крестьянской России XIX столетия.
Да, древняя история России выстроена на мифах, но всякий миф несет в себе хоть какие-то крупицы правды, которую можно восстановить. История же Украины есть дискурс в чистом виде. Мой анализ показывает, что такого государства, как Киевская Русь не существовало и даже гипотетически не могло существовать, а Киев хоть какое-то видимое значение приобретает лишь в эпоху хлебного бума и бурной распашки целины к концу XVI столетия, как региональный экономический и, главным образом, религиозный центр. В то же время начинается и сельскохозяйственное освоение земель к югу от Киева, которые ныне составляют 80 % территории Украины. О более раннем периоде существования Киева мы можем сегодня лишь строить догадки.
Не было никакой древней Киевской Руси, да и самой Руси, как единого государства, в древности не существовало. В Поволжье сформировалось ядро империи, втянувшей в течение веков в свою орбиту все заселенные русскими территории, а попутно и множество других народов. Процесс этот завершился лишь в середине прошлого века. Чисто кабинетные доктрины о раздельности существования «двух русских народностей» появились лишь в середине XIX в. в среде либеральной профессуры и носили не научный, а политический характер. Но единства во взглядах на вопрос разделения единого славянского народа на две русские ветви как не было, так и нет.
Историк Михаил Погодин вслед за Николаем Карамзиным пропагандировал идею о том, что Киевскую Русь создали великороссы, которые поголовно ушли на Верхнюю Волгу после татарского погрома, а обезлюдевшее Поднепровье через два века заселили выходцы с Волыни и Прикарпатья, ставшие малороссами (спрашивается, кем же они были ранее?). Его коллега и современник Константин Кавелин утверждал, что Киевскую Русь создали малороссияне, а великороссы появляются на исторической сцене не ранее XI столетия, причем своим происхождением они обязаны малороссиянам, русифицировавшим финские племена, господствующие в Поволжье. Ну а потом, благодаря щедрым грантам Габсбургов, на сцене появляется Михаил Грушевский и, следуя в русле доктрины Духинского, объявляет о том, что украинцы вообще не имеют ничего общего с русскими ни антропологически, ни исторически.

Основной закон логики гласит, что если посылки верны и верен ход рассуждений, то и выводы должны получиться верными. То, что у историков выводы получаются столь противоречивыми, указывает лишь на то, что свои концепции они высасывают из пальца, не отрывая зада от стула. Еще больше в этом убеждаешься, когда обнаруживаешь удивительный факт: в XIX в. историки говорят о двух русских народностях, а в советское время, откуда ни возьмись, появляется третья, древняя и равноправная с двумя предыдущими — белорусы, которых раньше отчего-то в упор не замечали. Родословные великороссов, малороссов и белорусов совершенно искусственно выводятся «учеными» от общей древнерусской народности, основавшей Киевскую Русь. Но если не было Киевской Руси, то, выходит, и общего корня у трех братских народов тоже не было. Откуда же они взялись тогда? В том-то и дело, что даже сами малороссы и белорусы (имеется в виду именно народные массы) еще в начале XX в. считали себя русскими и не подозревали о своей исторической «отдельности». Но советская украинизация основательно вправила мозги малороссам, убедив их в том, что они испокон веку являлись украинцами.
Не было государства под названием Украина (варианты: Киевская держава, Козацкая республика) до самого конца XX в. В этом не сомневается даже первый украинский президент Кравчук, четко заявивший: «У нас до 1991 года не было государства»! И даже история так называемого украинского народа (и укро-мовы) начинается лишь в конце XIX столетия в Австро-Венгрии, где в полном согласии с иезуитским тезисом Калинки удалось создать Грица, не польского, но и не русского. Мутант вывелся именно такой, как и рассчитывали его создатели — главным фактором этнической самоидентификации украинца стала ненависть к русским, причем такая ненависть, которая искала самого деятельного выражения. В 1914 г. украинцы на пятерку сдали экзамен по русофобии.
Исторический миф — что дышло: как повернешь, так и вышло. Сегодня укро-сепаратистами миф о Киевской Руси (они, естественно, предпочитают говорить о Киевской державе или Киевской Украине) широко используется для обоснования древности украинского этноса, «отдельности» его от русского народа и, разумеется, превосходства над дикими азиатами-московитами. Парадокс в том, что эксплуатация одного и того же исторического мифа используется в диаметрально противоположных политических целях: московскими царями с целью соединения русских земель под своей властью, а нынешними киевскими правителями с целью отторжения Малороссии, Новороссии, Галиции, Волыни и Подолья от русского государства и обоснования своего исключительного права паразитировать на шее украинцев, в которых они лихорадочно пытаются «перекрестить» большинство своих подданных. Украинизация продолжается.
Вот поэтому я и не могу согласиться с доводами наших квасных патриотов, ратующих за пропаганду мифа о Киевской Руси, как якобы фундамента идеологии русско-украинского братства. Всякий проукраинский дискурс, и миф о Киевской Руси в том числе — есть удар против общерусского единства. Никакого русско-украинского братства быть не может. Всякий русский, «отрекшийся от русской народности» и воспринявший доктрину украинства — может быть мне братом не лучшим, чем Каин.
Только расчистка истории от пропагандистского мусора даст народам России и Украины осознание нашего единства — национального, культурного и цивилизационного. Только это позволит сохраниться не только русским, как этносу и общерусскому государству, но и сделает возможным успешное противостояние нашей культуры губительному диктату североатлантической миросистемы.
Русский писатель (малоросс по происхождению) Всеволод Крестовский сказал: «Прямое слово правды никогда не может подрывать и разрушать того, что законно и истинно. А если наносит оно вред и ущерб, то только одному злу и беззаконию». Прямое слово исторической правды может спасти Россию и Украину. Ложь о прошлом неминуемо приведет к войне. Не зря украинцам вдалбливается в головы дискурс о трехсотлетнем москальском иге, о русско-украинских войнах, начало которым положил еще, дескать, Андрей Боголюбский, «первый собственно москальский князь». Не просто так формируется образ русского врага. Если выстрелить в прошлое из ружья, оно ответит выстрелом из пушки. Тот, кто не понимает этой простой истины, обречен на роль пушечного мяса.
Станем ли мы свидетелями, участниками и жертвами русско-украинской бойни? Очень надеюсь, что кровавые ужасы Талергофа и бандеровщины не повторятся. Поэтому я и пытаюсь развеять ядовитый туман над русской историей. Не затем, что меня прельщают лавры ниспровергателя кумиров официозной исторической «науки». Нет, братцы, просто жить хочется.

Может ли ложь быть во благо? Может — во благо наших врагов! Приведённая глава из книги Алексея Кунгурова. Киевской Руси не было, или Что скрывают историки.


Изображение
Изображение
Российское Коммандорство «Во имя Святого Новосвященноисповедника Гурия, епископа Казанского»,
Президент Российской Национальной Ассоциации Суверенного Ордена Святой Девы Галиции
Аватара пользователя
Dzmitriy

 
Сообщений: 495
Зарегистрирован: 24 июн 2013, 16:22
Откуда: Троицк, Новая Москва, Сарматия

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Dzmitriy 04 июн 2014, 20:47

По материалам Domik.ua
http://domik.ua/novosti/

Украина в учебниках: в Польше ругают националистов, а в России хвалят Хмельницкого

«Сегодня» решила узнать, о каких событиях, связанных с нашей страной, рассказывают школьникам в других государствах.


В РОССИЙСКИХ УЧЕБНИКАХ ГОЛОДОМОР СЧИТАЮТ ОБЩЕЙ ТРАГЕДИЕЙ

В России подход к освещению темы Украины в школах, за исключением XX века, мало изменился с советских времен: Киевская Русь — колыбель трех братских народов, затем Украина попала под гнет поляков, от которого освободилась во время народно-освободительного восстания под руководством Богдана Хмельницкого. Он принял историческое решение о воссоединении наших народов (Переяславская Рада). После этого история Украины подается как часть общей истории Российской империи и Советского Союза.

Историк из Москвы и украинец по происхождению Виктор Мироненко говорит, что в учебниках рассказывают школьникам и о гетмане Иване Мазепе. Говорят, что он был влиятельным человеком и состоял в доверительных отношениях с самим Петром I. Но гетману это не помешало перейти в 1708 году на сторону противника Российского государства в Северной войне — шведского короля Карла XII.

Что касается XX века, то в учебниках теперь нашлось место и для ОУН-УПА. «Совсем несколькими строчками обозначают такие организации, как ОУН и УПА. О них говорили, что они были на Западной Украине еще одним препятствием к победе в Великой Отечественной войне», — говорит москвич Виталий, недавно закончивший школу. «Для россиян они остаются коллаборационистами, союзниками фашистов», — добавляет Мироненко.

Голодомор 1932-33 годов показывают немного иначе, чем у нас. Там детям рассказывают, что голод был не только в Украине, но и в других регионах СССР — Казахстане и на южных территориях России. «В РФ настаивают на том, что это была общая трагедия всех народов, которые проживали в Советском Союзе. При этом в цифрах показывают, что по количеству жертв Украина превалировала», — продолжает историк.

Голод. Пишут, что погибло много украинцев, россиян и казахов.

Что касается описания периода после распада Союза, то Украина в школьных учебниках упоминается лишь мимоходом — в контексте отношений России с другими странами СНГ.

ЧЕХИЯ: ЗАКАРПАТЬЕ БРАЛИ НЕХОТЯ

В чешских учебниках история нашего края упоминается впервые в разделе «Восточные славяне». Подчинив местные племена, князь Олег сбил их в Киевскую Русь. Расцвет Киевской Руси пришел с князем Ярославом, пишут чешские историки, который выстроил Софийский собор и создал свод законов «Русская Правда». Отмечается появление летописи Нестора и «Слова о полку Игореве». В XII столетии из Руси выделились три группы восточных славян: великороссы (около Москвы), малороссы (на юге) и белорусы (на западе). А потом на Руси появились татары, государство распалось, и с XIIІ века учебник пишет уже только о русских.

Так, в Первой мировой войне против чехов воевала исключительно Россия. Правда, историки выделяют русинов как отдельную народность Карпат. Очень любопытна чешская трактовка присоединения Закарпатья к Чехословакии после Первой мировой войны. Как пишут в учебниках, когда в 1918 году стал вопрос о формировании Чехословакии (ЧСР), Карпатская Русь пожелала войти в ее состав. Но представители тогдашнего руководства Чехословакии после командировки на землю русин привезли рапорт о сильной отсталости региона (отсутствие какой-либо промышленности), и край было решено не брать в состав. Лишь через год под давлением европейских государств во время подписания Сен-Жерменского договора Карпатская Русь со скрипом была принята на правах автономии.

Вспомнили также, что на Галичине произошел Брусиловский прорыв. Больше упоминании об Украине нет. Россию, правда, вниманием не обделили. Есть целая глава о том, как там произошла революция в 1917 году и к зарождению тоталитарного режима.

БЕЛАРУСЬ: «ХМЕЛЬНИЦКИЙ ПРЕТЕНДОВАЛ НА НАШИ ЗЕМЛИ»

В Беларуси учебники истории начинаются с возникновения Киевской Руси. Здесь так же, как и у нас и в России, рассказывают, что Киевская Русь дала жизнь трем нашим государствам, отсюда берут начало наши народы. «Историю этого периода преподают детям подробно. Учат о князьях, о том, как был крещен русский народ в 988 году и т.д., — говорит преподаватель истории в одной из минских школ Светлана Ванчук. — Затем уже речь идет о вхождении киевских земель в Великое княжество Литовское, тогда обозначились территория, которая впоследствии станет Беларусью». Окончательно территориальные границы княжества установились во второй половине XIV в. Они простирались от Балтийского до Черного моря от Брестчины до Смоленщины». На уроках также говорят о битве на Синих водах (на территории современной Николаевской области. — Авт.). В 1362 году князь Великого княжества Литовского Ольгерд разбил татарскую орду. После этого Киевская, Подольская, Черниговская и Волынская земли вошли в состав княжества.

Битва на Синих водах. Тогда была разгромлена татарская орда

В 1648—51 годах в Беларуси шла антифеодальная война, которая развернулась после восстания на Украине под руководством гетмана Богдана Хмельницкого. Стремясь создать собственное государство, Хмельницкий планировал присоединить в него также юго-восточные белорусские земли — Поднепровье и Полесье. «Уже летом 1648 года на тех районах Беларуси, на которые претендовал гетман, развернулась борьба казаков и крестьян против шляхты. На стороне казацких отрядов Кривошапки и Гаркуши воевало много белорусских бедных крестьян и мещан, пишут историки», — продолжает Ванчук.

В то же время в учебниках для белорусских вузов можно встретить и менее лестные для Богдана Хмельницкого трактовки. Так, там пишут о том, что его восстание привело к тотальной разрухе в крае, прервало экономический рост в Речи Посполитой. Описываются жестокости с обеих сторон в отношении мирного населения Беларуси.

МОЛДАВАНЕ УЧАТ, ЧТО ЧЕРНОВЦЫ И ИЗМАИЛ — УКРАДЕННЫЕ У РУМЫН ЗЕМЛИ

Молдавские школьники учат свою историю по учебнику «История румын». Известный писатель Георгий Каюров, живущий в Кишиневе, считает, что виной тому бедность страны: «После развала Союза они отказались от всего советского. Но страна была нищей, учебники не за что было печатать, и они взяли румынские». Суть их учебников в том, что на территориях Валахии, Трансильвании, Бессарабии, Буковины, Молдовы живут румыны, и они должны объединиться в одно государство: «Полное воссоединение Великой Румынии, пишут в учебниках, произошло в 1918 году, когда к Валахии и Трансильвании присоединились Бессарабия, Буковина и Молдова ». Но после войны эти территории, согласно румынской трактовке, были незаконно отторгнуты. В числе «украденных» территорий называются Буковина (нынешняя Черновицкая обл.) и южная Бессарабия (часть Одесской области, включая Измаил).

ГЕРМАНИЯ: ПО ГЕОГРАФИИ УЧАТ АВАРИЮ НА ЧАЭС

Для Западной Европы Украина остается белым пятном. Нашей стране в школьных учебниках почти не уделяют места. Например, в Германии Украину проходят по географии. «В разделе «Всемирные катастрофы» нашему Чернобылю посвящена целая глава, — рассказывает Жанна, которая живет в Саарбрюкене. — Там детям рассказывают о том, что это одна из самых страшных трагедий мира была, о том, что радиация до сих пор дает о себе знать. Еще говорят о решении руководства СССР не говорить о взрыве и что это покалечило многих людей. Но все описывается довольно сухо, одни голые факты».

Авария на ЧАЭС. Немецкие дети изучают Украину по катастрофе

В Англии нет о нас ни строчки. Наталья Николаева 17 лет живет в Лондоне, сама родом из Санкт-Петербурга. «Здесь дети углубленно изучают историю своей страны, биографии всех королей. О том, что творилось в мире, представляют туманно. Своим детям я сама рассказывала о наших странах, — говорит Наталья. — А в новой истории в английских школах вектор меняется — там начинают преподавать о Германии, скрупулезно изучают, как так получилось, что там возник фашизм. Есть раздел посвященный тоталитаризму, который был в Союзе. Сталина приравнивают к Гитлеру. Даже есть в списке рефератов тема про Сталина и Ленина. И обязательно в здешних школах рассказывают о достижениях ХХ века — например, полете Гагарина».

ПОЛЬША: ГАЛИЧАНЕ РАЗВЯЗАЛИ ТЕРРОР

Поляки в своих учебниках нелестно отзываются об украинских националистах, хотя особо трагические страницы истории украинско-польских отношений опускают. Например, обтекаемо описан конфликт с «бандеровцами» (когда Украинская повстанческая армия убила несколько десятков тысяч поляков).

В некоторых учебниках лишь скупо констатируют факт «преступлений украинских националистов против польского народа» во времена Второй мировой войны, не углубляясь в эту больную тему. В других вообще предпочли убрать упоминания об этом. «В период между двумя войнами (после присоединения Восточной Галичины к западным соседям. — Авт.) украинцы были национальным меньшинством в Польше. Радикальные группировки галичан применяли террор против польской власти. Потому украинцы и получили ущемление в плане языка и свобод», — рассказывает о содержании «украинских» абзацев в учебниках 16-летний гимназист Януш Новак из Люблина.



Хмельницкий. Поляки пишут: он толкнул Украину в объятия Москвы

Что касается более давних времен, а именно конфликта запорожцев и шляхтичей, то в школах учат, что гетман Богдан Хмельницкий пошел против польской власти и притеснял шляхту. Его восстание не расценивается как борьба за независимость. «Нас учат на уроках, что бунт гетмана Хмельницкого толкнул Украину в объятия Москвы. А потом сами же казаки пожалели о заключенном с русскими Переяславском договоре и всячески пытались поладить с поляками, подписав договор в Гадяче», — пересказывает раздел из учебника Новак.

О современной Украине в учебниках рассказывают как о потенциально «богатой стране» с благоприятным географическим положением и природными ресурсами, но из-за разрушения связей с российской экономикой и отсутствия реформ (отсюда — падение производства, инфляция и безработица) находящейся в затяжном кризисе.

Упоминают о заробитчанах, которые массово выезжают за границу в поисках лучшей жизни. Многие из таких трудятся в Польше. «А вообще, из курса истории я сделал вывод, что Украина никогда не была самостоятельной, в течение всего времени всегда принадлежала то Польше, то России», — размышляет гимназист.

ГРУЗИЯ: О БРАКАХ

В Грузии упоминаний о нашей стране совсем мало. «Учат о том, что в ІX ст. возникла Киевская Русь. Кстати, еще лет шесть назад Киевскую Русь в учебниках называли не иначе как Россия. Но в новой редакции поправили, — говорит учитель истории в школе Екатерина Данелия. — Упоминается, что между нашими странами были долгое время торговые отношения. А в XІ веке царю Баграту Четвертому помогали в феодальных войнах «русские военные из Руси». Мельком пишут о браках между владыками наших стран. Так, царица Тамара была замужем за Юрием Боголюбским, сыном Владимиро-Суздальского князя Андрея Боголюбского. Но через два года Юрия изгнали за содомию. Также тетка Тамары Русудан была замужем за киевским князем Изяславом Мстиславовичем.

«О вашей стране дети еще учат по литературе. Наш писатель Давид Гурамишвили нашел пристанище на Полтавщине, и там были созданы его лучшие произведения. Дети учат о Лесе Украинке, что она была великой поэтессой, лечилась и умерла в Грузии», — говорит Данелия.

ИСТОРИЯ ДЛЯ 47 СТРАН

Украина и Россия готовят совместное методическое пособие для учителей истории. «Сейчас мы работаем над темами культурного взаимодействия наших народов. Только потом воозьмемся за темы, по которых мы не сходимся. Например, Голодомор или ОУН и УПА, — говорит директор Института инновационных технологий и содержания образования Александр Удод. — Такие спорные вопросы не будем приводить к одному знаменателю. Будем просто предоставлять две точки зрения».

Ранее сообщалось, что такие пособия разработает наша страна и вместе с Польшей и Турцией. «В сентябре проведем форум министров образования стран Европы. Ожидаем 47 министров. Они обсудят создание единого исторического пространства Европы, — говорит Удод. — С Польшей в этом плане работаем уже давно. Историки собираются раз в год, чтобы обсудить учебники друг друга. И пишут свои рекомендации. Так, поляки попросили убрать негативные нотки по Польше в главах об освободительной войне Хмельницкого».
Источник: domik.ua





Украина в учебниках: в Польше ругают националистов, а в России хвалят Хмельницкого

«Сегодня» решила узнать, о каких событиях, связанных с нашей страной, рассказывают школьникам в других государствах.


В РОССИЙСКИХ УЧЕБНИКАХ ГОЛОДОМОР СЧИТАЮТ ОБЩЕЙ ТРАГЕДИЕЙ

В России подход к освещению темы Украины в школах, за исключением XX века, мало изменился с советских времен: Киевская Русь — колыбель трех братских народов, затем Украина попала под гнет поляков, от которого освободилась во время народно-освободительного восстания под руководством Богдана Хмельницкого. Он принял историческое решение о воссоединении наших народов (Переяславская Рада). После этого история Украины подается как часть общей истории Российской империи и Советского Союза.

Историк из Москвы и украинец по происхождению Виктор Мироненко говорит, что в учебниках рассказывают школьникам и о гетмане Иване Мазепе. Говорят, что он был влиятельным человеком и состоял в доверительных отношениях с самим Петром I. Но гетману это не помешало перейти в 1708 году на сторону противника Российского государства в Северной войне — шведского короля Карла XII.

Что касается XX века, то в учебниках теперь нашлось место и для ОУН-УПА. «Совсем несколькими строчками обозначают такие организации, как ОУН и УПА. О них говорили, что они были на Западной Украине еще одним препятствием к победе в Великой Отечественной войне», — говорит москвич Виталий, недавно закончивший школу. «Для россиян они остаются коллаборационистами, союзниками фашистов», — добавляет Мироненко.

Голодомор 1932-33 годов показывают немного иначе, чем у нас. Там детям рассказывают, что голод был не только в Украине, но и в других регионах СССР — Казахстане и на южных территориях России. «В РФ настаивают на том, что это была общая трагедия всех народов, которые проживали в Советском Союзе. При этом в цифрах показывают, что по количеству жертв Украина превалировала», — продолжает историк.

Голод. Пишут, что погибло много украинцев, россиян и казахов.

Что касается описания периода после распада Союза, то Украина в школьных учебниках упоминается лишь мимоходом — в контексте отношений России с другими странами СНГ.

ЧЕХИЯ: ЗАКАРПАТЬЕ БРАЛИ НЕХОТЯ

В чешских учебниках история нашего края упоминается впервые в разделе «Восточные славяне». Подчинив местные племена, князь Олег сбил их в Киевскую Русь. Расцвет Киевской Руси пришел с князем Ярославом, пишут чешские историки, который выстроил Софийский собор и создал свод законов «Русская Правда». Отмечается появление летописи Нестора и «Слова о полку Игореве». В XII столетии из Руси выделились три группы восточных славян: великороссы (около Москвы), малороссы (на юге) и белорусы (на западе). А потом на Руси появились татары, государство распалось, и с XIIІ века учебник пишет уже только о русских.

Так, в Первой мировой войне против чехов воевала исключительно Россия. Правда, историки выделяют русинов как отдельную народность Карпат. Очень любопытна чешская трактовка присоединения Закарпатья к Чехословакии после Первой мировой войны. Как пишут в учебниках, когда в 1918 году стал вопрос о формировании Чехословакии (ЧСР), Карпатская Русь пожелала войти в ее состав. Но представители тогдашнего руководства Чехословакии после командировки на землю русин привезли рапорт о сильной отсталости региона (отсутствие какой-либо промышленности), и край было решено не брать в состав. Лишь через год под давлением европейских государств во время подписания Сен-Жерменского договора Карпатская Русь со скрипом была принята на правах автономии.

Вспомнили также, что на Галичине произошел Брусиловский прорыв. Больше упоминании об Украине нет. Россию, правда, вниманием не обделили. Есть целая глава о том, как там произошла революция в 1917 году и к зарождению тоталитарного режима.

БЕЛАРУСЬ: «ХМЕЛЬНИЦКИЙ ПРЕТЕНДОВАЛ НА НАШИ ЗЕМЛИ»

В Беларуси учебники истории начинаются с возникновения Киевской Руси. Здесь так же, как и у нас и в России, рассказывают, что Киевская Русь дала жизнь трем нашим государствам, отсюда берут начало наши народы. «Историю этого периода преподают детям подробно. Учат о князьях, о том, как был крещен русский народ в 988 году и т.д., — говорит преподаватель истории в одной из минских школ Светлана Ванчук. — Затем уже речь идет о вхождении киевских земель в Великое княжество Литовское, тогда обозначились территория, которая впоследствии станет Беларусью». Окончательно территориальные границы княжества установились во второй половине XIV в. Они простирались от Балтийского до Черного моря от Брестчины до Смоленщины». На уроках также говорят о битве на Синих водах (на территории современной Николаевской области. — Авт.). В 1362 году князь Великого княжества Литовского Ольгерд разбил татарскую орду. После этого Киевская, Подольская, Черниговская и Волынская земли вошли в состав княжества.

Битва на Синих водах. Тогда была разгромлена татарская орда

В 1648—51 годах в Беларуси шла антифеодальная война, которая развернулась после восстания на Украине под руководством гетмана Богдана Хмельницкого. Стремясь создать собственное государство, Хмельницкий планировал присоединить в него также юго-восточные белорусские земли — Поднепровье и Полесье. «Уже летом 1648 года на тех районах Беларуси, на которые претендовал гетман, развернулась борьба казаков и крестьян против шляхты. На стороне казацких отрядов Кривошапки и Гаркуши воевало много белорусских бедных крестьян и мещан, пишут историки», — продолжает Ванчук.

В то же время в учебниках для белорусских вузов можно встретить и менее лестные для Богдана Хмельницкого трактовки. Так, там пишут о том, что его восстание привело к тотальной разрухе в крае, прервало экономический рост в Речи Посполитой. Описываются жестокости с обеих сторон в отношении мирного населения Беларуси.

МОЛДАВАНЕ УЧАТ, ЧТО ЧЕРНОВЦЫ И ИЗМАИЛ — УКРАДЕННЫЕ У РУМЫН ЗЕМЛИ

Молдавские школьники учат свою историю по учебнику «История румын». Известный писатель Георгий Каюров, живущий в Кишиневе, считает, что виной тому бедность страны: «После развала Союза они отказались от всего советского. Но страна была нищей, учебники не за что было печатать, и они взяли румынские». Суть их учебников в том, что на территориях Валахии, Трансильвании, Бессарабии, Буковины, Молдовы живут румыны, и они должны объединиться в одно государство: «Полное воссоединение Великой Румынии, пишут в учебниках, произошло в 1918 году, когда к Валахии и Трансильвании присоединились Бессарабия, Буковина и Молдова ». Но после войны эти территории, согласно румынской трактовке, были незаконно отторгнуты. В числе «украденных» территорий называются Буковина (нынешняя Черновицкая обл.) и южная Бессарабия (часть Одесской области, включая Измаил).

ГЕРМАНИЯ: ПО ГЕОГРАФИИ УЧАТ АВАРИЮ НА ЧАЭС

Для Западной Европы Украина остается белым пятном. Нашей стране в школьных учебниках почти не уделяют места. Например, в Германии Украину проходят по географии. «В разделе «Всемирные катастрофы» нашему Чернобылю посвящена целая глава, — рассказывает Жанна, которая живет в Саарбрюкене. — Там детям рассказывают о том, что это одна из самых страшных трагедий мира была, о том, что радиация до сих пор дает о себе знать. Еще говорят о решении руководства СССР не говорить о взрыве и что это покалечило многих людей. Но все описывается довольно сухо, одни голые факты».

Авария на ЧАЭС. Немецкие дети изучают Украину по катастрофе

В Англии нет о нас ни строчки. Наталья Николаева 17 лет живет в Лондоне, сама родом из Санкт-Петербурга. «Здесь дети углубленно изучают историю своей страны, биографии всех королей. О том, что творилось в мире, представляют туманно. Своим детям я сама рассказывала о наших странах, — говорит Наталья. — А в новой истории в английских школах вектор меняется — там начинают преподавать о Германии, скрупулезно изучают, как так получилось, что там возник фашизм. Есть раздел посвященный тоталитаризму, который был в Союзе. Сталина приравнивают к Гитлеру. Даже есть в списке рефератов тема про Сталина и Ленина. И обязательно в здешних школах рассказывают о достижениях ХХ века — например, полете Гагарина».

ПОЛЬША: ГАЛИЧАНЕ РАЗВЯЗАЛИ ТЕРРОР

Поляки в своих учебниках нелестно отзываются об украинских националистах, хотя особо трагические страницы истории украинско-польских отношений опускают. Например, обтекаемо описан конфликт с «бандеровцами» (когда Украинская повстанческая армия убила несколько десятков тысяч поляков).

В некоторых учебниках лишь скупо констатируют факт «преступлений украинских националистов против польского народа» во времена Второй мировой войны, не углубляясь в эту больную тему. В других вообще предпочли убрать упоминания об этом. «В период между двумя войнами (после присоединения Восточной Галичины к западным соседям. — Авт.) украинцы были национальным меньшинством в Польше. Радикальные группировки галичан применяли террор против польской власти. Потому украинцы и получили ущемление в плане языка и свобод», — рассказывает о содержании «украинских» абзацев в учебниках 16-летний гимназист Януш Новак из Люблина.



Хмельницкий. Поляки пишут: он толкнул Украину в объятия Москвы

Что касается более давних времен, а именно конфликта запорожцев и шляхтичей, то в школах учат, что гетман Богдан Хмельницкий пошел против польской власти и притеснял шляхту. Его восстание не расценивается как борьба за независимость. «Нас учат на уроках, что бунт гетмана Хмельницкого толкнул Украину в объятия Москвы. А потом сами же казаки пожалели о заключенном с русскими Переяславском договоре и всячески пытались поладить с поляками, подписав договор в Гадяче», — пересказывает раздел из учебника Новак.

О современной Украине в учебниках рассказывают как о потенциально «богатой стране» с благоприятным географическим положением и природными ресурсами, но из-за разрушения связей с российской экономикой и отсутствия реформ (отсюда — падение производства, инфляция и безработица) находящейся в затяжном кризисе.

Упоминают о заробитчанах, которые массово выезжают за границу в поисках лучшей жизни. Многие из таких трудятся в Польше. «А вообще, из курса истории я сделал вывод, что Украина никогда не была самостоятельной, в течение всего времени всегда принадлежала то Польше, то России», — размышляет гимназист.

ГРУЗИЯ: О БРАКАХ

В Грузии упоминаний о нашей стране совсем мало. «Учат о том, что в ІX ст. возникла Киевская Русь. Кстати, еще лет шесть назад Киевскую Русь в учебниках называли не иначе как Россия. Но в новой редакции поправили, — говорит учитель истории в школе Екатерина Данелия. — Упоминается, что между нашими странами были долгое время торговые отношения. А в XІ веке царю Баграту Четвертому помогали в феодальных войнах «русские военные из Руси». Мельком пишут о браках между владыками наших стран. Так, царица Тамара была замужем за Юрием Боголюбским, сыном Владимиро-Суздальского князя Андрея Боголюбского. Но через два года Юрия изгнали за содомию. Также тетка Тамары Русудан была замужем за киевским князем Изяславом Мстиславовичем.

«О вашей стране дети еще учат по литературе. Наш писатель Давид Гурамишвили нашел пристанище на Полтавщине, и там были созданы его лучшие произведения. Дети учат о Лесе Украинке, что она была великой поэтессой, лечилась и умерла в Грузии», — говорит Данелия.

ИСТОРИЯ ДЛЯ 47 СТРАН

Украина и Россия готовят совместное методическое пособие для учителей истории. «Сейчас мы работаем над темами культурного взаимодействия наших народов. Только потом воозьмемся за темы, по которых мы не сходимся. Например, Голодомор или ОУН и УПА, — говорит директор Института инновационных технологий и содержания образования Александр Удод. — Такие спорные вопросы не будем приводить к одному знаменателю. Будем просто предоставлять две точки зрения».

Ранее сообщалось, что такие пособия разработает наша страна и вместе с Польшей и Турцией. «В сентябре проведем форум министров образования стран Европы. Ожидаем 47 министров. Они обсудят создание единого исторического пространства Европы, — говорит Удод. — С Польшей в этом плане работаем уже давно. Историки собираются раз в год, чтобы обсудить учебники друг друга. И пишут свои рекомендации. Так, поляки попросили убрать негативные нотки по Польше в главах об освободительной войне Хмельницкого».
Источник: domik.ua
Российское Коммандорство «Во имя Святого Новосвященноисповедника Гурия, епископа Казанского»,
Президент Российской Национальной Ассоциации Суверенного Ордена Святой Девы Галиции
Аватара пользователя
Dzmitriy

 
Сообщений: 495
Зарегистрирован: 24 июн 2013, 16:22
Откуда: Троицк, Новая Москва, Сарматия

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Александр Волынский 04 июн 2014, 21:33

Для израильских школьников Украина и Россия ассоциируются со словами "цар, козак, погром, цава адом (красная армия), большевик, Сталин, асирей цион (узники сиона), кибене мать (ругательство)"
Киевская Русь это миф, как и любая историческая конструкция. Более объективны сведения о Киевской метрополии и династии Рюриковичей. Со времен митрополита Кирилла Третьего, оставившего земли Даниила Галицкого и переехавшего к Александру Невскому, можно сказать, что Киевская Русь прекратила свое существование.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9389
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Dzmitriy 06 июн 2014, 11:05

Вот что пишет один
14 часов назад
>>
Дормидонт

Страна: У
Город: Киев
Профессия: бездельник-профессионал
Пол: Мужской
День рождения: 14 января 1959 г.
Семейное положение: Женат
Знак зодиака: Козерог
Интересы: сбор бутылок

Очень хочется гордиться и хвастать древней историей своего племени. Но лучше про тебя расскажут соседи, если тебя заметили. Вот и выходит, что Россия держит планку, а Украине - нечем крыть, но очень хочется. Можно даже и придумать чего нибудь, типа бунт представить как Революция. Мы это можем. Похоже это все.
Российское Коммандорство «Во имя Святого Новосвященноисповедника Гурия, епископа Казанского»,
Президент Российской Национальной Ассоциации Суверенного Ордена Святой Девы Галиции
Аватара пользователя
Dzmitriy

 
Сообщений: 495
Зарегистрирован: 24 июн 2013, 16:22
Откуда: Троицк, Новая Москва, Сарматия

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Алексей Ильинов 06 июн 2014, 12:10

Киевская Русь в нашем, XXI-м, веке — это точно не «Бандерштат-Майдания», ибо Миссия её — стать «прологом» к Византийскому Возрождению и быть, если угодно, «духовном ядром» Евразии. Исторически, культурно и духовно Киев связывал Восток и Запад, Север и Юг, Европу и Азию. Так что вся надежда только на ВЫСШИЙ СИНТЕЗ.

*Значение киевского периода в русской истории*

Древняя Русь обычно ассоциируется в сознании западного читателя с автократией и рабством. Возникло даже предположение, что тоталитаризм прямо происходит из «русской души». И, разумеется, в 1883 г. русский граф Уваров провозгласил, что Россия базируется на «православии, самодержавии и народности». Оглядываясь назад, на время Уварова, в свете преимущества знания последующих событий, мы знаем, что когда он произнес свое суждение, неограниченной монархии оставалось менее восьмидесяти лет существования. Крепостничество было уничтожено менее чем через тридцать лет после декларации Уварова.

Фактически же в течение всей имперской эры (1721-1917 гг.) периоды реакции перемежались периодами либерализма. Последние двенадцать лет имперского режима принадлежали конституционному эксперименту, хотя и ограниченному по своему размаху. Но даже до этого, с 1864 г., самодержавие до определенного предела контролировалось местными институтами самоуправления (земство) и хорошо сбалансированной судебной практикой.

Во времена Московского царства в шестнадцатом и семнадцатом столетиях власть царя была фактически, если не законно, ограничена народным собранием (Земский Собор), системой местного самоуправления и Церковью. Одновременно демократические институты процветали в казацких общинах, особенно в Запорожье и в войске Донском.

Четырнадцатое и пятнадцатое столетия стали периодом формирования Московского государства. Нарождающееся московское самодержавие было само подчинено куда более жесткому и неумолимому абсолютизму монголов, и власть московских великих князей частично складывалась по этому сильному стереотипу. Однако в монгольской период Московия контролировала лишь часть современной российской территории, центрально-русскую «Месопотамию», т. е. бассейны верхней Волги и Оки. Другие русские земли в это время имели иную политическую и социальную среду.

Как это ни кажется парадоксальным, монгольский период отличался расцветом демократических институтов в северорусских городах-государствах Новгороде и Пскове, несмотря на факт номинальной власти монгольских ханов в Северной Руси и того, что великий князь московский чаще избирался, нежели не избирался новгородским князем.

На Украине монгольское владычество пришло к концу в середине четырнадцатого столетия, т.е. ранее почти на столетие, нежели в Московии; в Белоруссии этот период еще короче. Эти два народа в конце концов поменяли монгольское господство на литовское, в то время как Западная Украина (Галиция) была аннексирована Польшей в 1349 г. В 1385 г. сформировался союз Польши и Литвы, сперва династический, а позднее и реальный.

В четырнадцатом и пятнадцатом столетиях Великое княжество Литовское являлось нежесткой федерацией, к которой присоединились Украина и Белоруссия, как и многие автономные единицы. В конце концов была установлена аристократическая конституция и таким образом по контрасту как с самодержавной Москвой, так и с демократическим Новгородом утвердились аристократическая Украина и Белоруссия.

Эти три элемента власти — монархический, аристократический и демократический, которые в монгольский период развивались отдельно в трех различных географических регионах Древней Руси, сосуществовали в каждой из русских земель в течение киевского периода в разных пропорциях и комбинациях. Именно это многообразие политического опыта делает киевский период захватывающе интересным для исследователя правительственных институтов.

Итак, одного взгляда на политическую историю России достаточно для избавления от мифа тоталитаризма как внутренне присущего русской ментальности. Московское самодержавие родилось не из какой-то предполагаемой врожденной симпатии «русской души» к автократии, но из жесткой необходимости организации военной силы, достаточной для низвержения монгольского ига и обеспечения контроля над территорией, слишком большой для стратегической защиты. В пятнадцатом и шестнадцатом столетиях Московия стала военным лагерем. Усилия как правителей, так и народа сконцентрировались на обороне. Политическая свобода была принесена в жертву во имя национального спасения.

Возможно, что русские освободились бы от монгольского ига гораздо раньше, чем они это сделали, если бы одновременно им не угрожали с Запада. Столкнувшись с дилеммой войны на два фронта, два русских князя в тринадцатом столетии каждый по-своему испытали противоположные политические курсы. На Западной Украине князь Даниил Галицкий обратился за помощью к западу и проиграл. В Восточной Руси князь Александр Невский принял сюзеренитет от монголов, с тем, чтобы освободить руки по отношению к Западу, и выиграл. Разбив шведов в устье Невы в 1240 г., он обеспечил Новгороду доступ к Балтике. Двумя годами позже он спас Россию от немецкого вторжения, уничтожив немецких рыцарей в знаменитом «Ледовом побоище».

Крепостничество было другой ценой, заплаченной русскими во имя выживания. Хотя рабство существовало как в Киевской, так и в Московской Руси, рабы не представляли собою большого слоя населения. В Киевской Руси оно соседствовало с «капиталистической» экономикой, подобно тому, как это было в США до гражданской войны.

С другой стороны, крепостничество как феодальный институт едва ли было известно в Киевской Руси. В монгольский период процесс прикрепления свободных крестьян к большим поместьям быстро прогрессировал и в Московии, и в Литовской Руси. Крепостничество было официально введено на Украине и в Белоруссии хартией (привилегии) великого князя Казимира в 1447 г. В Московии с 1581 г. определенные годы были провозглашены «запрещенными», т. е. перемещение крестьян из одного поместья в другое в эти годы не разрешалось. Крепостничество было в конечном итоге подтверждено кодексом законов («Уложение») в 1649 г.

В противоположность Московскому и Литовскому государствам, Киевская Русь была страной свободных политических институтов и вольной игры социальных и экономических сил. Киевский период также отмечен христианизацией Руси; он является свидетелем взлета блестящей цивилизации, особенно проявившейся в архитектуре, литературе и прикладных искусствах, подобных филиграни и эмали.

Хотя монгольская агрессия нанесла тяжелый удар по киевским институтам и культуре и вылилась в формирование абсолютистского государства в Московии, развитие элементов киевской цивилизации не было совсем остановлено. Некоторые традиции киевского периода развились в Новгороде и Пскове, другие — на Украине и в Белоруссии; иные же — в самой Москве. С точки зрения истории права, основания хартии города Пскова (1397 — 1467 гг.), первый Литовский статут (1529 г.) и до определенного предела даже первый Московский кодекс законов («Судебник») 1497 г. нужно искать в «Русской Правде» киевского периода.

Кроме достижений русского народа в киевский период, жизнь в Киевской Руси имела много негативных аспектов. Постоянные вторжения тюркских кочевников с юго-востока, так же, как и внутренние войны между русскими князьями, не давали покоя населению и создавали угрозу для жизни. Постоянно расширяющаяся пропасть между высшими и низшими классами выливалась в периодические экономические и социальные кризисы. Несмотря на все ее недостатки, Киевская Русь тепло воспринималась народной памятью, что выражено в русских эпических песнях — былинах. Никакой другой период истории страны не воспринимается в русском фольклоре с такой симпатией и благодарностью, как киевский.

В Киевской Руси должно было быть нечто, заставляющее людей забыть ее негативную сторону и помнить лишь достижения. Это «нечто» было духом свободы — индивидуальной, политической и экономической, — который преобладал в России этого периода, и по отношению к которому московский принцип полного подчинения индивида государству представлял разительный контраст.

***

Говоря суммарно, русский народ на протяжении всего киевского периода находился в тесных и многообразных контактах со своими соседями — как восточными, так и западными. Нет сомнения в том, что эти контакты были очень выгодны для русской цивилизации, однако в основном они демонстрировали возрастание творческих сил самого русского народа.

Георгий Вернадский "Киевская Русь"
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Александр Волынский 06 июн 2014, 16:48

Миф о Киевской Руси можно сравнить с мифом о Великой Моравии. В реальности государства с таким названием вообще никогда не было. Когда Константин Порфирогенет писал о Мегала Моравии он вообще имел в виду область в Сербии в том смысле в каком употреблялись термины Великая Греция, Великая Польша, Великая Русь т е области захваченные греками, моляками, русью.
Název Velká Morava je pozdějšího data. Poprvé byl zmíněn byzantským císařem Konstantinem VII. Porfyrogennetem v roce 950 v jeho díle De administrando imperio (O spravování říše): "hé megalé Moravia", avšak její polohu umísťuje na Balkán, jižně od sídel Maďarů. Zde má svůj původ dnes užívané přídavné jméno "Velká", které vychází z byzantské praxe teritoria mimo území říše či mimo jádrové území označovat přídavným jménem "megalé". Podobně jako označení Velké Řecko (Μεγάλη ῾Ελλάς) či stejně utvořeného Velkopolska oproti ve skutečnosti geograficky většímu Malopolsku, Velko- a Malorusku, atd., tedy původní označení nikterak nereflektovalo územní rozsah či důležitost útvaru. Po něm použil názvu "Velika Morava" až autor legendy "Uspenie Kirila Filozofa", jenž tento název spojoval s dobou vlády Rostislava.

Již během středověku se ovšem tento přídavek "Velký" stal nesrozumitelným a součástí irredentistických úvah o skutečné velikosti říše. Jako takový je v současné době součástí sporů i mezi národy, které dnes obývají předpokládané území Velké Moravy. Zatímco Češi a Němci trvají na označení "Velká Morava"/"Großmähren", např. Rakušané či Maďaři je zavrhují a používají jiné výrazy (např. v Rakousku "Reich der Mährer"/"Říše Moravanů"). Označení "Velká Morava" má své opodstatnění, ale jen jako paralela k obdobným označením (Velkopolsko, Velkorusko) u vědomí toho, že označení nikterak nekvalifikuje tehdejší stav.

Украина может стать еще одной Словакией, только более обширной и многолюдной. Гнаться за Россией ей нет смысла. Тем более если вспомнить откуда родом Рюриковичи, то можно понять, что Россия достаточно адекватно представляет тот период когда конунги Хельг, Ингвар и их карлы (мужи) Инегелд, Фарлаф, Велемудр, Рулав и гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид собирали полюдье.
Очень тут характерна история с Ингварем, которого древляне разорвали между двух берез за наглость в сборе полюдья. Его сына срочно назвали славянским именем Святослав и тот пошел грабить уже булгар, хазар и разорять Балканы. После гибели Святослава опять возникли проблемы с древлянами за которых против наглого Люта Свенельдсона вступился Олег. О том что и тогда главной силой были варяги свидетельствует факт, что для войны с Ярополком Владимер из Новгорода поехал набирать варягов "за море".
Но надо еще помнить, что до прихода варягов Киевом правили каганы, причем титул этот присвоен был и Владимиру и Ярославу Мудрому. Каган титул жужаньский . Авары были потомками жужаней и именно они принесли этот титул в Европу.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9389
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Алексей Ильинов 13 июн 2014, 11:14

Интересно, что Русь и Россию выдающийся русский академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв, оппонент евразийца Льва Гумилёва, именовал «Скандо-Византией», считая, что цивилизационная ось «Север-Юг» была более значимой для русской истории, нежели антагонистическое противопоставление «Запада» и «Востока».

В. Е. Багно (Санкт-Петербург)
член-корреспондент РАН, заведующий отделом Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН


*Д. С. ЛИХАЧЕВ КАК ЕВРОПЕЕЦ*

Дмитрий Сергеевич Лихачев, как явление петербургской культуры, и сам напоминал город, который так любил. Алексей Ильич Комеч напомнил нам его аргументы и тезисы о великих петербургских горизонталях, он и сам был великой петербургской горизонталью, то есть был гармоничен, ясен, примирял в себе противоречия. Но далеко не все мы осознаем, что он сумел преодолеть и примирить главное противоречие русского национального самосознания – между западниками и славянофилами. Я всегда был убежден, что динамическое напряжение между западниками и славянофилами – это одно из проявлений и подтверждений пограничного положения России, и оно на века. А вот то, что я (и, кажется, многие из нас) понял в последние годы, это то, что именно Лихачев поразительным и уникальным образом всю свою жизнь преодолевал и преодолел это противоречие, примирив в себе оба эти начала. Владимир Кантор, участник нашего конгресса, автор книги «Русский европеец как явление культуры», показал опасность, проистекающую из синтеза крайностей – русского западничества и русского славянофильства. Лихачев, органически не переносивший крайностей, был истинным русским либералом, беззаветно преданным русской культуре, и истинным русским патриотом, беззаветно преданным идеалам общечеловеческих ценностей.

Недавно Даниил Александрович Гранин подсказал мне и пристыдил меня за то, что я не заметил, что Лихачев был русским Дон Кихотом. Я всю жизнь занимаюсь феноменом русского донкихотства, близко знал Дмитрия Сергеевича и просмотрел это, к своему стыду этого не заметил. Из аргументов Ф. М. Достоевского из «Дневника писателя» один имеет непосредственное отношение к теме моего доклада и к Лихачеву как Дон Кихоту. В 1877 году Достоевский выдвинул воистину идею, донкихотовскую, с одной стороны, гениальную по своей простоте и общедоступности, а с другой, как ранее казалось, абсолютно утопическую. Речь шла о реальной, с точки зрения Достоевского, возможности преодоления под знаменем донкихотства раскола между славянофилами и западниками, проникнутой экуменистским пафосом объединения в лоне донкихотства всей русской интеллигенции и всего русского народа. Эти раздумья Достоевского замечательны сами по себе, но в связи с тезисом о донкихотстве Лихачева они особенно актуальны. Прошу прощения за протяженную цитату, но она чрезвычайно важна для дальнейших рассуждений.

«Древний легендарный рыцарь верил, что пред ним падут все препятствия, все призраки и чудовища и что он победит все и всех и всего достигнет, если только верно сохранит свой обет справедливости, целомудрия и нищеты. Вы скажете, что все это легенды и песни, которым может верить только Дон Кихот и что совсем не таковы законы действительной жизни нации. В самом деле, чему вы верите? [Достоевский имеет здесь в виду сначала только западников.] Вы верите, да и я с вами, в общечеловечность, то есть в то, что падут когда-нибудь перед светом разума и сознания естественные преграды и предрассудки, разделяющие до сих пор свободное общение наций эгоизмом национальных требований. Что ж, господа, что может быть выше и святее этой веры вашей? У вас, господа, то есть не то что у вас, а у нас, у всех нас, русских, эта вера есть вера всеобщая, живая, главнейшая. Все у нас этому верят, и сознательно, и просто в интеллигентном мире, и живым чутьем в простом народе, которому и религия его повелевает этому самому верить. Да, господа, вы думали, что только одни вы общечеловеки из всей интеллигенции русской, а остальные только славянофилы и западники, так вот нет же, славянофилы и националисты верят точь-в-точь тому же самому, как и вы, да еще крепче вашего».

Тем самым итогом многолетних раздумий Достоевского о расколе русской интеллигенции стала выстраданная им идея о ее объединении под знаком донкихотства на основе веры в общечеловечность. То есть сейчас мы бы сказали – общечеловеческие ценности. В предисловии к первому выпуску альманаха «Канун» Дмитрий Сергеевич за несколько лет до кончины, в свойственной ему метафорической манере писал о том, что мы полностью зависим от мифов и стереотипов, что в них закапсулирована вся наша жизнь и все, что с нами связано.

Один из таких мифов – представление о том, что Лихачев всем дорог и всеми любим. Не стоит обольщаться, к Лихачеву скептически относились и относятся многие интеллигенты, полагающие, что нескромно быть учителем жизни и совестью нации. Грустно сознавать, но именно это более всего ранило Дмитрия Сергеевича, когда он слышал об этом по радио, по телевизору или читал в интервью. Неприязненным было к нему отношение некоторых его коллег, с точки зрения которых он должен был, подобно им, честно и скромно служить науке, а не унижать себя общественной деятельностью. Лихачева до сих пор, что ж это скрывать, не любят многие идеологически ангажированные люди, некоторые иностранные и отечественные либералы считали его едва ли не русофилом и националистом, и наоборот, некоторые русофилы и почвенники видели в нем либерала и западника. Вполне естественно, что более умеренные сторонники тех и других пытались перетянуть Лихачева в свои сторонники. Особенно любопытная картина получается в том случае, когда почвенники отказывают ему в праве считаться русским патриотом, поскольку он был твердо убежден и постоянно это повторял, что Россия – европейская страна и что у России нет и не было никакого особого предназначения, особой миссии. При этом они же с недоумением констатируют, что именно благодаря Лихачеву в России возник живой интерес к древнерусской культуре. С другой стороны, многие из коллег Лихачева за рубежом считают его едва ли не националистом на том основании, что он всю жизнь с воодушевлением и писал о высоких художественных достоинствах древнерусской литературы, о национальном своеобразии русской культуры, о русском национальном характере.

Думаю, более правы в этом смысле Кристофер Смит и Сергей Сергеевич Аверинцев. Конгрессмен от штата Нью-Джерси, узнав о кончине Лихачева, сказал на заседании Конгресса США: «Я считаю, что академик Лихачев с его любовью к своей стране, сочетавшейся с терпимостью и здравым смыслом, олицетворял собой русский национализм в лучшем смысле этого слова. Хочется верить, что его пример, его идеи будут процветать в России XXI века». Прислушаемся и к мнению Сергея Сергеевича: «Тезис о существенной европейской субстанции России [был в его устах] не отвлеченным положением, но чем-то вроде личного самоопределения, конечно, он-то принадлежал Европе, той Европе, которая нынче жива разве что в красоте нескольких старцев его поколения и тоже уходит в каждом из них». Кстати сказать, Аверинцев был не согласен с Лихачевым и сам Россию европейской страной не считал. «Россия – европейская страна», – с редкой настойчивостью повторял Лихачев в интервью, дискуссиях, статьях, докладах. Европейская по крови и по вере.

В работе Лихачева «Крещение Руси и государство Русь» читаем: «Скажу кратко, что принятие христианства Владимиром из Византии оторвало Русь от магометанской и языческой Азии, сблизив ее с христианской Европой. Хорошо это или плохо, пусть судят читатели». И вместе с тем, коль скоро мы задолго до петровских реформ находились и находимся в Европе, он предлагал прорубить окно в Древнюю Русь. Мы привычно говорим, что одна из главных заслуг Лихачева состоит в том, что он прорубил это окно, но ведь при этом он не призывал заколотить окно в Европу! Беда России в том, что каждая из противоборствующих сторон пытается доказать правду своего окна. Благодаря Лихачеву, независимо от чьей бы то ни было правды, независимо от того, кто в этом споре прав, в России с двумя окнами стало больше света. «Россия никогда не была Востоком», – полемизируя с евразийцами, неоднократно заявлял Лихачев. Парадоксальное объяснение его недоверия к Востоку можно найти в его шутливой биографии академика Космической академии наук, сохранившейся в его архиве: «Японская война [пишет он в 1920-е годы о себе] дала Дмитрию Сергеевичу несколько раскосые глаза, а также вселила в нем несколько недоверчивое отношение к Востоку». Лихачев доказывал, что Россия скорее была Скандо-Византией, чем Евразией, что ось Север–Юг (культурологическая, естественно, цивилизационная ось) имела для России неизмеримо большее значение, чем ось Восток–Запад.

Прошло не так много лет со дня кончины Лихачева, но история показала, что Дмитрий Сергеевич был прав, когда настаивал на том, что для России (да и для всей европейской цивилизации) противостояние Севера и Юга имеет, ничуть не меньшее значение, чем противостояние Востока и Запада. Констатируя это, он настаивал на особой предрасположенности России к синтезу и объединению этих начал. Особенно подробно Лихачев обосновывает свою концепцию принадлежности России к Европе в статье «Три основы европейской культуры и русский исторический опыт». Дмитрий Сергеевич доказывает здесь, что русская культура всецело принадлежит европейской, поскольку, имея христианские корни, обе они наделены тремя основополагающими и взаимодополняющими особенностями. Каждая из них является культурой личностной, каждая восприимчива к другим культурам, а следовательно, универсальна, и наконец, каждая основана на свободе творческого самовыражения. Именно поэтому, полагает Лихачев, всечеловечность, отмеченная Достоевским как отличительная особенность русского человека, в принципе, является особенностью европейской культуры, а значит и русской как части европейской. Можно не согласиться с тезисом Дмитрия Сергеевича относительно Европы, но уж, конечно, эта концепция всецело применима к самому Лихачеву: он был уникальной личностью, ему был присущ универсализм, важнейшей его особенностью была свобода самовыражения.

Лихачев отрицательно относился к идее особого предназначения России, ее особого пути, т. е. особой миссии служить примером, опекать мир и спасать мир. В этом смысле Советская Россия была еще последовательнее и радикальней, чем Россия предреволюционная. Лихачев не уставал повторять, что никакой особой миссии у России нет и никогда не было, а есть такая же задача, как у любой другой страны – сохранять национальное своеобразие, заботиться о своих гражданах и жить в мире с другими народами. Если у России и есть особая миссия, то она, согласно Дмитрию Сергеевичу, заключается в том, чтобы сохранять свою самобытную культуру.

Как истинный русский европеец, Лихачев всегда был открыт к диалогу – между интеллигенцией и народом, между либералами и почвенниками, между старшим поколением и младшим, между прошлым, настоящим и будущим, между русской культурой и зарубежной. И, вне всякого сомнения, он придавал диалогу культур огромное значение именно потому, что и сам всегда был нацелен на диалог. Лихачев был по-европейски демократичен. Да, он был тверд и принципиален, таким мы все его помним, но всегда толерантен. В последние годы это стало совершенно очевидно после издания книги Зимина и его позиции по отношению к концепции Зимина. Лихачев был абсолютно с ним не согласен, он верил, что «Слово о полку Игореве» – истинный памятник древнерусской культуры XII века прежде всего с художественной точки зрения, и не могло быть написано в XVIII веке. Но при этом считал, что книгу его противника обязательно надо издать. Сейчас, наконец, эта книга вышла.

Еще один пример мифа, в который закапсулированы наши представления. Многие убеждены, что Лихачев писал только о русской культуре, только ею интересовался. Это вовсе не так и просто не могло быть так. Он родился в Петербурге, он получил великолепное образование, одним из его учителей был Жирмунский, он написал две дипломные работы, о чем в последние годы все знают, причем главная дипломная работа была о Шекспире в России XVIII века и т. д. Поэтому нет ничего удивительного в том, что занимаясь впоследствии русской культурой, он такое внимание уделял воздействию на нее Византии и Скандинавии и вообще всегда изучал русскую культуру в контексте мировой.

О роли личности можно спорить до бесконечности, так как каждый из нас неизбежно будет идеализировать либо личность, либо историю. Но при всей нашей необъективности именно личность Лихачева и пример его жизни дает блистательный материал, идеальный для размышления на эту тему. В его жизни был потрясающей точности водораздел – 1985 год. До этого года история, как и на всех нас, оказала на него воздействие, делала с ним что хотела, его не было. После 1985 года Лихачев, не обладая никакой властью, стал оказывать обратное воздействие на историю. Вероятно, в ХХ веке ничего подобного не было. Этот водораздел – что-то с историософской точки зрения неслыханное.

При этом, если не считать Болгарии (здесь я с Сигурдом Оттовичем не соглашусь), в которой Дмитрий Сергеевич стал едва ли не национальным героем, поразительная популярность Лихачева является феноменом исключительно русской культуры, и тому есть объяснение. Запад прагматичен, интеллектуалы видели в неизмеримо более популярных на Западе Бахтине или Лотмане то, чего на тот момент в гуманитарной науке Запада не было. А Лихачев, с точки зрения Запада, – один из замечательных исследователей одной из многочисленных средневековых литератур Европы, а это не может представлять для него особого интереса.

Дмитрий Сергеевич был выдающимся художником и выдающимся мыслителем – не только потрясающей личностью и великим ученым, но и изумительной силы и красоты художником и мыслителем. Так вот, как художник, он не обязан был всегда быть последовательным. Так, в статье «Древний Новгород как столица, предшественник Петербурга» находим такой пассаж о России. Как бы полемизируя с самим собой, утверждающим однозначно европейскую субстанцию России, Лихачев пишет: «Устье, на котором воздвигнут Петербург, на границе моря и реки, здесь, на границе с морей, Россия как бы браталась с Европой, причаливала к Европе, создавала свою культуру, которая в сущности не была ни Европой, ни Московией. Здесь Россия, причалив к Европе, не сделалась Европой, но и Московией не осталась».

Трудно согласиться с тем, что Дмитрий Сергеевич не сознавал, что пограничное если не между Востоком и Западом, то по крайней мере, между Севером и Югом положение России не сыграло свою роль. И что ее культура по этой причине была одновременно более закрытой и более открытой, именно одновременно, чем культура не пограничных народов. Осмелюсь предположить, что Дмитрий Сергеевич как ученый, как художник (скорее даже как художник, чем как ученый) отдавал должное отдельным тезисам Евразийской доктрины. Однако как гражданин он с большим недоверием относился к идеям евразийцев, считал их опасными для сегодняшней и завтрашней России и полагал своим долгом смягчать воздействие этих идей на умы. Дмитрий Сергеевич был убежден, что, подобно Японии, прочно утвердившей себя в современной цивилизации Запада и в то же время сохранившей свои поразительные древние церемонии и обряды, Россия должна научиться бережно сохранять все то, что отстоялось за века в ее истории, вере, культуре, национальном характере. Как истинный европеец Лихачев полагал, что благом для России, ныне заново осознающейся европейской страной, является возвращение к истокам, поскольку именно благодаря им она будет интересна и другим народам.

Оставим в стороне вечный спор о том, является ли Россия Европой, Азией или Евразией или, скорей, как считал Достоевский, у нас две родины – Россия и Европа. Дмитрий Сергеевич, бесспорно, не был ни западником, ни русофилом, он был русским европейцем, истинным русским патриотом, европейски образованным, с огромной симпатией относившимся к другим народам. Перефразируя Гоголя, размышлявшего о предназначении Пушкина, позволю себе сказать, что Лихачев был русский европеец в его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет.
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Олег Гуцуляк 13 июн 2014, 12:12

Для Руси - да, ось Север-Юг. Для Московитии - нет, наоборот, эта ось - враждебная: воевали со шведами, стебались и преследовали "лукавых греков"...
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4618
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Алексей Ильинов 13 июн 2014, 12:21

Но так и Киевская Русь, как пишет тот же Георгий Вернадский, не была от отгорожена от Востока — от кочевых народов Великой Степи, от Хазарии, от мусульманских держав Средней Азии и даже от Китая. А Лев Гумилёв в монументальной книге «Древняя Русь и Великая Степь» исследует именно восточные связи домонгольской Руси. Совсем другой вопрос — это перенесение реалий прошлого непосредственно в наше время.
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Re: Киевская Русь, реальность или миф!

Сообщение Алексей Ильинов 13 июн 2014, 12:42

Чем объяснить хорошо известный факт, что русский народ в своем былинном эпосе отводит самое видное место именно Киевскому периоду своей древней истории?

Это не может быть случайностью. Народ, переживший на протяжении своей истории много тяжелых и радостных событий, прекрасно их запомнил, оценил и пережитое передал на память следующим поколениям. Былины – это история, рассказанная самим народом. Тут могут быть неточности в хронологии, в терминах, тут могут быть фактические ошибки, объясняемые тем, что опоэтизированные предания не записывались, а хранились в памяти отдельных людей и передавались из уст в уста, но оценка событий здесь всегда верна и не может быть иной, поскольку народ был не простым свидетелем событий, а субъектом истории, непосредственно творившим эти события, самым непосредственным образом в них участвовавшим:

Порой историк вводит в заблужденье,

Но песнь народная звучит в сердцах людей [1] .

Звучит потому, что она правдива и искренна, потому, что это голос подлинной жизни.

Л. Майков, в своей специальной работе «О былинах Владимирова цикла» [2] совершенно правильно отметил, что русский народный эпос по своему содержанию соответствует нескольким, постепенно сменявшимся периодам исторической жизни и отражает в себе более или менее полно быт и понятия каждого периода. Тот же автор отметил, что только Киевский период своей истории народ заполнил героями-богатырями [3] .

В.О. Ключевский в своем курсе русской истории тоже подчеркнул это специфическое отношение былинного эпоса к Киевскому периоду. Он совершенно верно подметил, что народ помнит и знает старый Киев с его князьями и богатырями, любит и чтит его, как не любил и не чтил он ни одной из столиц, сменивших Киев.

Глубоко прав и Байрон, указывая на то, что историк чаще вводит в заблуждение, чем народная песня. Это положение легко продемонстрировать хотя бы на примерах только что процитированных двух историков.

Л. Майков думает, что былины вспоминают «Киевский удельный период Древней Руси в том цикле, который группируется около Владимира», и «умалчивают о междоусобиях между князьями» в то время, как «по летописям именно удельные распри и были главными причинами княжеских переездов и войн» [4] .

Ключевский говорит о том, что «в старой киевской жизни было много неурядиц, много бестолковой толкотни; «бессмысленные драки княжеские», по выражению Карамзина, были прямым народным бедствием» [5] , т.е. и Ключевский, так же, как и Майков, не отделяет периода существования Киевского государства от периода феодальной раздробленности.

В былинах этого смешения нет.

Народ более точно наметил основные вехи периодизации своей истории. Не бестолковую толкотню и бессмысленные драки воспевал он в своих былинах. Время беспрерывных феодальных войн, время «всеобщей путаницы» наступило позднее, и в былинах этот период не отражен: героев-богатырей тогда уже не стало. Этот период нашей истории нашел свою оценку не в былинах.

В знаменитом «Слове о полку Игореве» мы читаем следующие правдивые и яркие строки: «Тогда при Ользе Гориславичи сеяшется и растяшеть усобицами, погибашеть жизнь Даждобожа внука, в княжих крамолах веци человеком скратишась. Тогда по Русской земли редко ратаеве кикахуть, но часто врани граяхуть, трупиа себе деляче, а галици свою речь говоряхуть, хотять полетети на уедие». «А погании со всех стран прихождаху с победами на землю Русскую» [6] . Так же смотрел на дело и летописец XII века, сравнивая свое настоящее с недавним прошлым: «…древнии князи и мужи их… отбораху русския земли и ины страны придаху под ся», а сейчас «за наше несытьство навел Бог на ны поганые, а и скоты наши и села наши и имения за теми суть» [7] .

И автор «Слова о полку Игореве», и летописец одинаково осуждают период разрозненного существования частей еще недавно единого, хотя, как оказалось, и непрочного Киевского государства. Народ в своих оценках событий прошлого выделил не этот период беспрерывных междукняжеских войн и слабости перед врагом внешним, а время Киевского государства как время своего величия и силы. Народные симпатии отнесены к тому времени, когда русская земля, собранная под властью первых киевских князей из разнородных этнографических элементов в одно политическое целое, действительно представляла силу, грозную для врагов и в то же время дававшую возможность развитию мирного народного труда, – залог дальнейшего будущего страны.

Под Киевским периодом истории ни в коем случае нельзя разуметь период уделов с его разобщенностью отдельных княжений и княжескими усобицами, как это делают и Л. Майков, и отчасти В.О. Ключевский. Время уделов нельзя называть Киевским хотя бы по той причине, что Киева как политического центра уже тогда не было, он стушевался и решительно затерялся среди других местных центров. Напрасно В.О. Ключевский думает, что это было время, когда «киевлянин все чаще думал о черниговце, а черниговец о новгородце и все вместе – о Русской земле, об общем земском деле». На самом деле эти отношения между уделами складывались совсем не так. Совсем не такую картину рисует нам глубокий знаток современных ему политических отношений, великий наш поэт, автор «Слова о полку Игореве»; летописные факты тоже говорят совершенно о другом. Если можно говорить в это время о единстве русского народа, то лишь только в смысле этническом. Политического единства, хотя бы в относительной форме Киевского государства, в это время уже не было.

Все симпатии народа, выраженные им в былинах, относятся именно к Киевскому государству, к моменту его расцвета, т.е. к княжению Владимира Святославича.

Чтобы убедиться в этом, стоит только взять в руки былины о главных русских богатырях – Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алеше Поповиче и др. Все они современники князя Владимира, все они так или иначе с ним связаны, вместе с ним успешно выполняют основную задачу – защиту своей родной земли от внешнего врага. А почему это так, почему народ с явными симпатиями отнесся к этому времени, станет нам ясно, если мы дадим себе труд сопоставить условия жизни русского народа периода до образования Киевского государства со временем существования этого государства.

«Славяне и анты, – говорит Прокопий, – не управляются единым представителем власти, но с давних времен живут в демократии, и потому у них всякие дела решаются сообща» [8] . То же подтверждает и Маврикий Стратег. Этот последний нам особенно интересен потому, что изучает славян с определенной целью: он интересуется их военной силой с тем, чтобы сделать отсюда ряд практических выводов для Византийской империи. Он пишет: «Они не имеют правления и живут во вражде между собою; у них много начальников, которые не живут в мире, поэтому полезно некоторых из них привлекать на свою сторону обещаниями или подарками, особенно соседних к границе, и при их помощи нападать на других» [9] . Маврикий советует далее принимать меры к тому, чтобы славяне не объединились под одной властью, так как такое объединение, несомненно, усилит мощь славян и сделает их не только способными к самозащите, но и опасными для соседей, и прежде всего для самой Византии.

Киевское государство как раз и осуществило то, чего так боялся византийский политик. Под власть Киева были втянуты все восточнославянские и многие неславянские племена. Киевское государство стало обороноспособным в полной мере и грозным для своих соседей. Вражда племенных вождей прекратилась, появились условия для дальнейшего развития страны. Это, несомненно, важное достижение. Русский народ не случайно так хорошо запомнил этот период своей истории.

Очень важно обратить внимание еще на одно обстоятельство: былины Владимирова цикла, т.е. былины о Киеве и Киевском периоде истории нашей страны, сохранены для нас не украинским, а великорусским народом. Они поются в бывших Архангельской, Олонецкой и Пермской губерниях, в Сибири, в Волжском низовье, на Дону, т.е. там, где русскому народу жилось легче, где гнет крепостного права был слабее либо его совсем не было. И этот интерес к своему далекому прошлому среди великорусского народа, эта заслуга сохранения ценнейших и древнейших фактов из жизни народной говорит нам о том, что киевская история не есть история только украинского народа. Это период нашей истории, когда складывались и великорусский, и украинский, и белорусский народы, период, когда выковалась мощь русского народа, период, который, по выражению Ключевского, стал «колыбелью русской народности». Совсем не случайно Илья, крестьянский сын из села Карачарова близ города Мурома, идет через «Вятические леса», преодолевая все опасности, в стольный Киев-град к кн. Владимиру. Несмотря на имеющиеся в нашей литературе попытки представить дело иначе и в Муроме видеть черниговский город Моровск, а в селе Карачарове – черниговский же город Карачев, былинная правда остается непоколебленной и подтверждается новыми соображениями. Соловей-разбойник, его товарищ Скворец, Дятловы горы, на которых построен был мордовский город Ибрагимов, или Абрамов, разрушенный в начале XIII в. и замененный русским городом Нижним (Горький), – все это говорит о мордовских родах, носивших названия от имен птиц. В Мордовской земле мы очень рано видим славянские поселения и среди них город Муром, один из старейших городов. Связь этого края с Киевом несомненна. Она подтверждается и летописными данными.

Итак, Киев – центр большого государства. Власть Киева простиралась на далекие пространства вплоть до бассейна Оки и Волги. Это целый период в истории последующих государств Восточной Европы.

История Киевского государства – это не история Украины, не история Белоруссии, не история Великороссии. Это история государства, которое дало возможность созреть и вырасти и Украине, и Белоруссии, и Великороссии. В этом положении весь огромный смысл данного периода в жизни нашей страны.

Само собой разумеется, что политические успехи народов, вошедших в состав Киевского государства, – и прежде всего восточных славян, т.е. народа русского, которому бесспорно принадлежала в этом процессе ведущая роль, – стали возможны только при известных условиях внутреннего их развития. Было бы очень наивно думать, что объединение восточного славянства и неславянских народов под властью Киева есть результат какого-либо внешнего толчка.

Прежде чем произошло это объединение, народы нашей страны успели пережить очень многое, успели достигнуть значительных результатов в области экономики и общественных отношений.

Все эти проблемы экономического, общественного и политического развития восточноевропейских народов, и прежде всего восточного славянства, сложные и трудные, совершенно естественно всегда привлекали внимание всех интересовавшихся историей нашей страны, а сейчас они поставлены перед нами с еще большей остротой. Их актуальность не требует доказательств: без решения этих задач нельзя получить правильного представления о русском историческом процессе в целом.

Факт серьезных разногласий между исследователями этих вопросов объясняется, прежде всего, тем, что для столь отдаленной от нашего времени поры в нашем распоряжении имеются либо скудные, либо неясные и неточные сведения. С другой стороны, все эти вопросы, несмотря на то, что они касаются такого отдаленного от нас времени, имеют и имели не только чисто академическое значение, и поэтому вокруг них шла острая борьба, обусловленная национальными и политическими позициями участвовавших в ней лиц. Отсюда неизбежны различные подходы к фактам, самый выбор фактов и их трактовка.

Борис Дмитриевич Греков "Грозная Киевская Русь"
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

След.

Вернуться в Этноконфликт


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron