Идеи энархизма в философии Кена Уилбера.

Идеи энархизма в философии Кена Уилбера.

Сообщение Александр Волынский 23 июл 2015, 12:48

В любую эпоху некоторые люди по уровню развития находятся выше среднего показателя, а некоторые ниже. В каждом обществе есть, можно так сказать, определенный средний уровень, вокруг которого организованы этика культуры, нормы, правила и основные институты, и этот средний уровень обеспечивает основу для единства культуры, а также социальную интеграцию в рамках этого общества. Этот средний уровень культуры действует на индивидуальное сознание как магнит. Если вы ниже среднего уровня, то он подтягивает вас вверх. Если вы пробуете выйти на уровень выше, он будет сдерживать вас. Культурный средний уровень действует как сдерживающий и стабилизирующий фактор развития, который доводит сознание до среднего вероятного уровня развития.
Поэтому первое, что я попробовал сделать, когда начал изучать эпохи прошлого, это определить средний уровень понимания архаичного, магического, мифического, рационального, экзистенциального человека, а второе— тщательно изучить редких, элитных, одаренных людей, которые поднялись в развитии выше этого среднего уровня, часто ценой очень больших усилий, и открыли высшие или более глубокие, уровни понимания (шаманы, йоги, святые, мудрецы). Эти высшие, или более глубокие уровни понимания мы называем экстрасенсорным, тонким, причинным и недуальным уровнями развития сверхсознания.
Если мы грубо представим развитие основных структур сознания как «лестницу», нам необходим человек, который будет подниматься по этой лестнице. Это и есть наше «Я». Иногда его называют личностью. «Я», самость, человек имеет определенные особенности и способности, которые нельзя найти на самой лестнице. Но личность отождествляется со ступеньками лестницы, и это порождает различные типы идентичности и на различных стадий внутреннего роста.
На каждой ступени движения развития существуют различные представления о мире, различные взгляды на свое «я» и на других, иными словами, различные мировоззрения. Мир выглядит по-разному — и является разным! — на каждой ступени развития. Как мы постоянно видели, различные жизненные пространства, новые миры, возникают только в ходе эволюции сознания, нет просто заданного наперед мира, который мы монологически отражаем! И здесь я особенно хочу подчеркнуть тот факт, что на каждой ступени мы получаем новый тип самоидентификации, новые потребности нашего «я» и новую моральную позицию. Все это — различные аспекты различных миров, которые раскрываются на каждой новой ступени понимания.

Точка опоры 1: штриховка физического «я».
Личность на этом этапе центрирована вокруг физического, она сплавлена с материальным измерением, с физиосферой.
В возрасте приблизительно четырех месяцев младенец начнет проводить различие между физическими ощущениями в своем теле и в окружающей среде. Младенец кусает простыню, и это не больно; кусает свой большой палец, и это больно.
Если «я» терпит неудачу на этой стадии — если оно продолжает отождествляться с первичной матрицей, тогда оно не может сказать, где заканчивается тело и начинается стул. У него появляется так называемый адуализм, который является одной из главных характеристик психоза. И именно поэтому почти все исследования указывают на то, что многие действительно серьезные патологии — психозы, шизофрения, серьезные эмоциональные расстройства — происходят от проблем, связанных с самой первой точкой опоры.

Точка опоры 2: рождение эмоционального «я»
Младенец может выделить свое физическое «я» из физической окружающей среды, но все еще не может выделить свое
Эмоциональное «я» из эмоциональной среды, и это означает, что его эмоциональное «я» отождествляется с теми, кто находится вокруг него, особенно с матерью. Но в возрасте приблизительно 15—24 месяцев эмоциональное «я»уже начинает отделять себя от эмоциональной окружающей среды. В точке опоры номер два пробуждается действительно отдельное «я», со всеми радостями и всем ужасом и страданием, которые из этого следуют. Окружающий мир — жестокое место, и когда люди узнают это, они страдают.
При нарциссических и пограничных расстройствах человек испытывает недостаток в ощущении связанности своего «я»,и это, возможно, главная определяющая характеристика этих патологий. «Я» или рассматривает мир как продолжение себя (нарциссизм), или постоянно тяжело переживает вторжения со стороны внешнего мира (пограничные расстройства). Эту патологию называют пограничной, потому что она находится на границе между психозом и неврозом.

Точка опоры 3: рождение концептуального «я»
Символы доминируют всознании в возрасте примерно от 2 до 4 лет. После этого периода начинают появляться понятия.
Появляется возможность решения более сложных задач. Понятия доминируют в сознании в период с 4 до 7 лет. Но только после появления понятий начинает появляться особенное сознательное, или концептуальное,«я». «Я» теперь представляет собой не только связку впечатлений, импульсов и эмоций, оно является также совокупностью символов и понятий. Оно входит в лингвистический мир, ноосферу. Оно прошло от физиосферы в точке опоры 1 через биосферу точки опоры 2, теперь оно входит в ноосферу с ее точкой опоры 3.
Ноосфера превосходит биосферу, и она может не только преодолевать и включать, она может подавлять, искажать и отрицать. Разум может подавлять природу, как внешнюю (экологический кризис), так и внутреннюю (либидо).
Эти подавляемые или искаженные импульсы, обычно связанные с сексом или агрессией, проявляются потом в скрытых и болезненных формах и известны как симптомы невроза.

Точка опоры 4: рождение ролевого «я»
Пиаже назвал конкретно-операциональным сознанием («коноп»), которое появляется в возрасте около 6—7 лет и доминирует в сознании примерно до возраста 11—14 лет. Оно обладает способностью формировать умственные правила и сознательно принимать иные роли. Есть известный эксперимент, проведенный Пиаже и Инхельдером. Если вы возьмете шар, выкрашенный красным с одной стороны и зеленым с другой, поместите его между собой и ребенком, а затем зададите ребенку два вопроса: «Какой цвет ты видишь?» и «Какой цвет вижу я?», дети на предыдущей стадии ответят на оба вопроса одинаково. Но на конкретно-операциональной стадии ребенок совершенно правильно скажет: «Я вижу зеленый цвет, а вы видите красный». На данном этапе развития ребенок может принять роль другого. И это огромный шаг на пути к глобальному, на пути к тому, чтобы быть способным понять точку зрения целого мира.
Эгоцентрическая перспектива подвергается еще одному радикальному изменению с появлением способности принимать на себя роль другого. И в этой точке эгоцентрическая стадия сменяется социоцентрической. На данном этапе для меня становится крайне важным не то, насколько я соответствую своим импульсам, а то, насколько я соответствую своей роли или ролям,своей группе, группе друзей-одногодок, или, в более широком масштабе, как я соответствую законам и нормам поведения своего государства, своего народа.
Забота и участие расширяются от масштабов «я» до группы — но не далее! Если вы принадлежите моей группе, то есть моему племени, моей мифологии, моей идеологии, тогда вы также «спасены». Но если вы принадлежите другой культуре, другой группе, другой мифологии, поклоняетесь другому богу, тогда вы прокляты. Такая позиция, ставящая общество в круг основных приоритетов, все еще очень этноцентрична: забота и участие ограничены рамками моей культуры и моей группы, и за их пределы не распространяются. Поэтому я называю эту конвенциональную или социоцентрическую позицию
термином мифическая принадлежность. Мировоззрение точки опоры 4 все еще является мифологическим, и, следовательно, забота и участие распространяются только на людей, принадлежащих к той же самой мифологии, той же самой идеологии, той же самой расе, той же самой вере, той же самой культуре — но не далее. Если вы участник моего мифа, то вы — мой брат, моя сестра. В противном случае вы можете убираться к черту.

Точка опоры 5: космополитичное или зрелое эго
Примерно в возрасте 11—15 лет у людей нашей культуры появляется способность к формально-операциональному пониманию ( «формоп»). Если конкретно-операциональное сознание может работать в конкретном мире, формально-операциональное сознание может производить операции над самими мыслями. Пиаже имел обыкновение определять это чрезвычайно важное изменение парадигмы, или уровня сознания так : человеку дают три стакана с чистой жидкостью и говорят, что они могут быть смешаны таким образом, что приобретут желтую окраску. Затем этого человека просят добиться того, чтобы жидкость окрасилась в желтый цвет.
Дети с конкретно-операциональным сознанием просто начнут смешивать жидкости вместе случайным образом.
Подростки с формально-операциональным сознанием сначала создадут общую картину задачи, поймут, что они должны пробовать смешать содержимое стакана А с содержимым стакана В, затем А с С, затем В с С, и так далее. Другими словами, у них в сознании уже есть алгоритм или формальная схема, которая позволяет им знать, что необходимо испробовать все возможные комбинации.Это означает, что человек может начать строить в воображении различные возможные миры. «Что если... » и «как будто... » впервые появляются в сознании, и благодаря этому человек попадает в дикий мир истинного мечтателя. Юность — это самое счастливое время и не только из-за сексуального развития, но и потому, что оку сознания открываются возможные миры. Так как вы можете думать о своем мышлении, вы можете начать обсуждать роли и правила, которые на предыдущей стадии вы принимали без всяких возражений. Проще говоря, вы перешли от социоцентрической к космополитической позиции.

Точка опоры 6: тело и разум— интеграция кентавра
Формально-операциональное сознание может синтезировать и объединять события многими способами, но оно все еще обладает своего рода дихотомической логикой или—или, которая напоминает аристотелевскую двузначную логику. Но интегральные возможности визуальной логики могут складывать части в целое и видеть всю сеть взаимодействий. Когда она используется в объективном пространстве или на правой стороне Космоса, она создает общую объективную теорию систем. Но когда она является основанием подлинного внутреннего преобразования (которое не может быть полностью описано в терминах логики теории систем и которое является очень редким!), тогда она создает подлинно целостную индивидуальность. Когда средний уровень «я» отождествляется с визуальной логикой, когда человек полностью живет на этом уровне, тогда мы получаем очень высокоразвитую целостную личность, «я», которое действительно может жить в глобальном мире, а не просто говорить о нем.
Одна из особенностей подлинного «я» на стадии кентавра состоит в том, что оно больше не покупается на обычные и конвенциональные утешения, или, как говорил Кьеркегор, «я» больше не может успокоить себя тривиальным. Появление этого более подлинного или экзистенциального «я» — основная задача точки опоры 6. Ограниченное «я» должно умереть — магия его не спасет, мифические боги тоже оказываются бессильными, рациональная наука не в состоянии сохранить его прежним, и столкновение с этим неприятным фактом является частью его подлинного становления. Эта тема была одним из постоянных поводов для размышления М. Хайдеггера.
Экзистенциалисты прекрасно проанализировали это подлинное «я», «я» уровня кентавра, его особенности, его способ бытия, его позицию по отношению к миру, и самое важное, они проанализировали общепринятую ложь и упрощенную веру, которые мешают проявлению этой подлинности. Мы лжем себе по поводу своей смертности и ограниченности, создавая символы бессмертия, — тщетные попытки победить время и сделать свое существование вечным. Вместо подлинного или действительного «я» мы живем в нашем ложном «я», создавая все новые проекты обманов, чтобы скрыться от отвратительной правды существования. Этот тип подлинно экзистенциального сознания важен не только сам по себе, он важен и как предпосылка для вхождения в трансперсональное пространство, не обремененное мифами, магическими ожиданиями, эгоцентрическими и этноцентрическими маниями величия.
Так как экзистенциалисты не осознают, что существует еще более высокий уровень сознания, они застревают на экзистенциальном мировоззрении, которое ограничивает их восприятие в пределах данного горизонта. Поэтому для них становится своего рода делом чести встретить эти серые экзистенциальные кошмары с ужасной серьезностью. А если вы будете утверждать, что есть какие-то способы понимания, которые выходят за пределы экзистенциальной тоски, тогда, по мнению экзистенциалистов, вы начинаете впадать в безумное и неискреннее опровержение своей смертности, строите новые проекты бессмертия, отходите от подлинности, впадаете в упрощенную веру.
Вся суть экзистенциального кризиса в том, что вы еще не находитесь на трансперсональном уровне, но вы уже больше не связаны с личностным. Вся личная область начала терять свой привлекательный аромат, начала становиться совершенно
бессмысленной. И поэтому, конечно, больше нет причин улыбаться. Что же есть хорошего для человека, ведь он все равно обречен умереть? Зачем вообще жить на личном уровне? Это озабоченность значением, растущей нехваткой смысла жизни является главной особенностью патологии точки опоры 6, а также экзистенциальной терапии. Бороться или сдаться, это больше не имеет значения, потому что все мои жизненные цели могут тихо истекать кровью вплоть до момента смерти, наполненного страхом и отчаянием. Другими словами, это душа, находящаяся НА КРАЮ ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОГО

Трансперсональный прорыв.
Существует по крайней мере четыре основных стадии трансперсонального развития. Эти четыре стадии я называю экстрасенсорной, тонкой, причинной и недуальной. Это основные структуры, и поэтому, конечно, каждой из них соответствует свое особое мировоззрение, которые я называю, соответственно, природным мистицизмом, божественной мистикой, мистикой бесформенного и недуальной мистикой.

Сверхчувственные объекты
Когда наблюдающее «Я »начинает преодолевать состояние кентавра, появляются более глубокие или более высокие измерения сознания, и на их основе возникает новое мировоззрение, или жизненное пространство. Все пункты в этом списке — объекты, которые могут быть непосредственно восприняты в этом новом экстрасенсорном мире. Они настолько же реальны в экстрасенсорном жизненном пространстве, насколько камни реальны в сенсорно-двигательном мире, а понятия — в жизненном мире сознания. Конечно, если ваше экстрасенсорное сознание не пробуждено, тогда вы не сможете видеть ничего из этого, так же как камень не может увидеть образы сознания. И вы, вероятно, будете говорить неприятные вещи о тех людях, которые действительно видят их.

Тонкие формы
Для всех традиций, начиная с неоплатоников на Западе и заканчивая Ведантой и Махаяной на Востоке, «подлинные» архетипы — это тонкие семена-формы, от которых зависят все явления. В глубоких состояниях умозрительного созерцания каждый начинает понимать, что весь Космос появляется прямо из Пустоты, из изначальной Чистоты, из ниргуна Брахман, из Дхармакаи, и первые Формы, которые появляются из этой Пустоты, — это основные Формы, от которых все последующие формы зависят в своем существовании.
Эти Формы и есть подлинные архетипы, что в переводе означает «изначальные модели» или «первичные формы». Существует Свет, бледными тенями которого являются все остальные огни, существует Счастье, несовершенными копиями которого являются все менее значительные радости, существует Сознание, простыми отражениями которого являются все отдельные сознания, существует изначальный Звук, тихим эхом которого являются все остальные звуки. Это и есть подлинные архетипы.
Когда мы находим такие утверждения у Плотина, Асанги, Гараб Дорже, Абхинавагупты или Шанкары, мы уверены, что это не просто теоретические догадки или метафизические постулаты. Это непосредственные, основанные на опыте откровения, напрямую идущие из тонкого измерения действительности. Хотя они интерпретируются в соответствии с культурными фонами этих философов, они исходятиз этой глубинной онтологической реальности, этого тонкого жизненного пространства.

Творение как Причина.
Причинное, отдельное состояние, которое часто уподобляется состоянию глубокого сна, лишенного сновидений, за исключением того, что это состояние — не просто пустота, а скорее совершенная полнота. И это состояние воспринимается
Именно так — как бесконечное растворение в полноте Бытия, которое настолько полно, что никакое явление не может вместить всей этой полноты. Поскольку оно никогда не может быть воспринято как объект, это чистое «Я» есть чистая Пустота.
Мы вслед за Уайдхедом говорили о том, что высший метафизический принцип — творческое стремление к новому. Творческий потенциал — часть основания Вселенной. Так или иначе, посредством некоторого чудесного творческого акта появляются новые холоны. Я обычно говорю: «из Пустоты», но вы можете называть это начало творческим основанием всего сущего, если хотите. Некоторые говорят о Боге или Богине, некоторые о Дао, Брахмане, Кетер, Ригпе, Дхармакае, Маат или Ли. Более научно ориентированные люди склонны говорить просто о вселенской способности «самопреодоления», как это делает Янч. Это прекрасно. Абсолютно не важно, как это назвать. Смысл в том, что появляется материя.

Недуальность
Джеймс вводит недуальное понятие в эссе под названием «Действительно ли сознание существует?» И он ответил, что сознание не существует, что очень смутило многих читателей. Но смысл этой фразы был просто в том, что если вы очень тщательно рассмотрите сознание, то поймете, что это не вещь, не объект и не субъект. Если вы будете тщательно изучать сознание, то вы увидите, что оно есть просто единство с тем, что есть в нашем восприятии. Вы как субъект не видите гору как объект, а скорее вы и гора едины в непосредственности фактического опыта. Итак, в этом смысле, сознание как субъективное единство попросту не существует — оно не есть нечто отдельное.
Недуальная традиция не обязательно заключается в отказе от чувств, мыслей, желаний или склонностей. Задача заключается просто в том, чтобы увидеть Пустоту всех Форм, а не избавиться от самих Форм. Просветление, на самом деле, это изначальное состояние, но это просветление продолжается постоянно и всегда меняет свою Форму, потому что сами Формы возникают всегда, а вы едины с ними.

Иллюзии Просветления
В: В природе вы можете получать важные духовные откровения! Это довольно распространено. И я думаю, что Романтики имели в виду именно этот опыт.
КУ: Да, вы действительно можете получать откровения, но источником этих откровений будет не сама природа. Вы можете часами смотреть на закат солнца, а затем почувствовать единство с Мировой Душой и раствориться во всей природе. Это прекрасно, но не природа является источником этой интуиции. Черви, крысы, лисы, хомяки не смотрят часами на закат и не наслаждаются красотой природы, а также не занимаются саморазвитием, хотя их чувства в большинстве случаев во много раз сильнее наших и они более ясно и отчетливо видят природу. Нет, природа не является источником Прекрасного, природа лишь его выражение. Источником его является трансцендентный Дух, проявлением которого и является природа.
В: Вы сказали, что этот регресс превратился в критику современности.
КУ: Да. Подлинный кошмар этого подхода заключается в том, что он совершенно не понимает причин проблем современности. Подлинная причина кроется в разделении Большой Тройки (Истина, Красота,Справедливость) и сведении ее к Большой Единице Науки. Дело в том, что экологическая мудрость не заключается в том, чтобы жить в соответствии с природой, она состоит в том, чтобы дать людям возможность прийти к соглашению о том, как жить в соответствии с природой. Мудрость — это интерсубъективное соответствие в ноосфере, а не приспособление в биосфере. Мир биосферы не может стать источником мудрости. Мудрость — это поиск интерсубъективного соответствия в ноосфере, основанного на взаимном понимании и укорененного в искренности.

Фундаментальная проблема, была и остается в дуализме. Эта война длиной в две тысячи лет, которая определяет формирование всей западной традиции мысли. А архетипическими героями этой битвы в прошлые столетия были Фихте и Спиноза. Фихте стремился преодолеть раскол между Эго и Эко, абсолютизируя Эго. Это Восходящий путь. Фихте склонялся перед алтарем Восходящего Бога.
Все Эко-романтики, естественно, утверждали прямо противоположное и шли совершенно в другом направлении под руководством иного Бога. Они преодолевали раскол между Эго и Эко путем абсолютизации Эко, абсолютизации Нисходящего пути. И поэтому сторонники этого лагеря считали своим архетипическим лидером неправильно проинтерпретированного Спинозу. Они считали, что под Природой Спиноза понимал материальную природу. Это не так, но именно это их и устраивало. Полная свобода достигалась путем полного единения с Великой Системой природы, с великим Эко. Чем больше в каждом было этого чистого Эко , тем лучше для каждого, утверждали Романтики, склоняясь перед земным алтарем этого чисто Нисходящего Бога.
В: Так кто же победил?
КУ: Все вернулось к той же самой проблеме: как можно преодолеть природу ради моральной свободы и все же стать единым с природой ради целостности? Автономия против целостности. Что вы выбираете? Свободу от природы или свободу как природу? Как возможно получить сразу обе? Как можно объединить Восходящий и Нисходящий пути?
В: В самый разгар этой борьбы появился человек, который, кажется, смог решить эту дилемму.
КУ: Шеллинг начинает с того, что говорит: «Если верно, что Просвещение преуспело в деле разделения разума и природы (или ноосферы и биосферы), то оно также забыло и трансцендентное объединяющее Начало. Философия обрела привычку разделять разум и природу. Это главное бедствие современности».Шеллинг говорил, что такое разделение делало и самих людей объектами,и это есть гуманизм, лишенный гуманности. И когда Представление само по себе зашло в тупик, оно стало, как заметил Шеллинг, «духовным расстройством». Шеллинг понял, что разделение не может быть преодолено путем возвращения к непосредственности чувственного опыта, «к детству человеческой расы». Никакое возвращение к Эко-природе было невозможно, и Шеллинг знал это. Он, наоборот, придерживался мнения, что мы должны выйти за пределы разума, чтобы обнаружить, что разум и природа есть просто различные проявления одного абсолютного Духа, Духа, который проявляется в последовательных стадиях своего развития. Как вскоре выразил это коллега Шеллинга Гегель, Дух — это не Одно в отличие от Многого, но самый процесс выражения Одного через Многое, — бесконечная деятельность, выражающая себя в самом процессе развития. Как мы сегодня сказали бы, Дух выражает себя во всем процессе эволюции.

Шеллинг достигает Недуального уровня. Он свободно признает, что в этот исторический момент времени, когда разум и
природа разделяются, в мире действительно появляется большая трещина, а именно, разрыв между размышляющим разумом и отражаемой им природой. Но, в отличие от радикального лагеря Эго, который хочет, чтобы разум господствовал, и в отличие от лагеря Эко, который хочет, чтобы главной была природа, Шеллинг видит, что обе эти противоположности есть необходимые, но частичные моменты на пути к Духу, который преодолевает и включает их в себя, и так пробуждает свою высшую сущность. Шеллинг настаивает, что мы не должны возвращаться к состоянию до этого
раскола, мы должны двигаться за пределы Эго и Эко, оба из которых претендуют на звание «абсолюта». Но эти два «очевидных» абсолютных понятия, как он их называет, должны быть синтезированыв третьем большом движении Духа, которое является преодолением и природы, и разума, и, таким образом, их радикальным союзом. Этот недуальный синтез, согласно Шеллингу, также есть единство субъекта и объекта в одном бесконечном акте самопознания, когда Дух познает себя непосредственно как Дух.Это прямая мистическая интуиция, как говорит Шеллинг, которой не предшествуют никакие формы, в том числе чувственные формы объективной природы или формы мысли субъективного разума. Итак: Дух познает себя объективно как природу; познает себя субъективно как разум; и познает себя абсолютно как Дух— Источник, Объединение и Эрос всей последовательности.
В: Эти три широких уровня можно также назвать подсознательным, сознательным и сверхсознательным.
КУ: И дорациональным, рациональным и трансрациональным; или биосферой, ноосферой и теосферой — в любом случае такое разделение будет иметь один и тот же смысл.
Крах идеализма сделал сторонников Нисходящего пути фактически бесспорными господами и дизайнерами современности. После некоторых необыкновенных достижений левосторонних измерений в области сознания и трансперсонального Духа течение идеалистов, конечно же, запуталось в индустриальной сети и преобразилось, при помощи Фейербаха и Маркса, в материалистическую и «натуралистическую» концепцию. Почти невозможно было избежать власти Нисходящей сети современности, и после их абсолютно героических попыток идеалистов начали изгонять из города, словно троглодитов.
Поэтому Фейербах, студент Гегеля, скоро объявил, что любой вид духовности, любой вид восходящих идей был просто проектирование человеческих способностей на «другой мир», существующий только в воображении. Карл Маркс и Фридрих Энгельс уделяли этому вопросу очень большое внимание. «Кроме природы и людей,— написал впоследствии Энгельс, — не существует ничего; и более высокие существа, которые создала наша религиозная фантазия, есть только фантастическое отражение нашей собственной сущности. Энтузиазм был всеобщим; мы все были в тот момент последователями Фейербаха». И весь современный и постсовременный мир, в действительности, является
последователями Фейербаха.
Большинство людей, увы, все еще находится на до-конвенциональных и конвенциональных уровнях понимания, эгоцентрическом и этноцентрическом. И никакая системная карта, никакой Интернет автоматически не изменят этого. Ни глобальная холистическая карта, ни глобальный Интернет не будут сами по себе способствовать внутреннему преобразованию, а часто, напротив, будут участвовать в подавлении или даже регрессе. Когда космополитические средства предоставлены менее чем космополитичным людям, эти средства просто используются (и используются часто во зло) для увеличения силы этих менее чем космополитичных людей. Нацисты полюбили бы Интернет.


Раскрытие Бога
В: Я хочу закончить нашу беседу, сосредоточив внимание на трех темах: как мы интерпретируем наши духовные интуиции; экологическая этика; будущее развитие мира.
КУ: Я верю, что духовные интуиции часто очень верны и очень реальны, но обычно они интерпретируются, или раскрываются, совершенно неправильными способами. Изначальная духовная интуиция несет ощущение цельности, но если вы будете интерпретировать эту интуицию просто в терминах вашего любимого сектора, то вы попытаетесь искусственно воспроизвести целостность, заставляя ваш любимый фрагмент затмить все другие основания.
В: Значит, интуиция может быть подлинной, но интерпретация может все испортить?
КУ: Да, и это основная проблема. Как мы сказали, поверхности можно увидеть, но любая глубина должна интерпретироваться. Есть много хороших людей, которые обладают глубокими интуициями Духа, но они раскрывают эти интуиции просто в терминах «это», описывая Дух как общее суммарное количество всех явлений или процессов, сплетенных вместе в большую интегрированную систему, сеть, внутренний порядок или единое поле. Эта парадигма не в состоянии увидеть, что если мы возьмем группу людей с атомистическими представлениями и будем учить их, что Вселенная является целостной, то сможем добиться лишь того, что перед нами будут те же самые люди, говорящие на холистическом языке. Именно из-за этого научно-монологического подхода и предлагаемых им неквалифицированных интерпретаций подлинных интуиций человек игнорирует или пренебрегает измерениями «я» и «мы», не очень хорошо понимает природу внутренних преобразований и стадий внутреннего развития человека, которые абсолютно
необходимы, чтобы найти свое внутреннее «я», охватывающее Все. Просто разговор обо Всем ничего существенно не меняет. Как мы уже видели, доведенный до своего логического предела, этот подход способствует регрессу, как индивидуальному регрессу к биоцентрическому и эгоцентрическому пониманию, так и культурному регрессу к идеалам племенного или аграрного общества.

В: Вы утверждаете, что большинство великих мировых традиций мудрости различными способами выступают против современности. Современность рассматривается ими как великое антирелигиозное движение, великое движение рационального отделения церкви от государства, которое «убивает» Бога.
КУ: Убивает мифического Бога, это да. Но Дух находится в процессе развития, не надо искать его в какой-то особо благоприятной эпохе, периоде, времени или месте. Разум более глубок, чем мифология, и, таким образом, фактически представляет собой дальнейшее развитие внутреннего потенциала Духа. Этот подход просто сравнивает наиболее передовые идеи прошлых эпох с самыми неприглядными сторонами современности, и, черт возьми, догадайтесь, какой делается вывод?
В: Многие традиционные религиозные мыслители постоянно требуют от нас, чтобы мы вышли «за пределы разума эпохи постмодерна». И они полагают, что великие традиции мудрости могут помочь нам сделать это.
КУ: Я, конечно, согласен, что конечная цель состоит в том, чтобы преодолеть разум эпохи постмодерна. Но прежде чем вы сможете выйти за его пределы, вы должны до него добраться. А большинство этих традиционалистов, увы, совершенно не понимают сущность современности и постмодерна, так что я не настолько уверен, что мы можем полностью доверять их рекомендациям.

Сегодня медленно появляется новый центр социокультурной привязки — визуально-логическое информационное общество, обладающее экзистенциальным или релятивистским мировоззрением, основанное на технико-экономическом производстве цифровой передачи информации , кентаврическом «я» , объединяющем материю, тело и разум, или физиосферу, биосферу и ноосферу, и его поведении , состоящем в том, чтобы функционально соответствовать новому жизненному пространству. И это очень высокий порядок. Поскольку действительно важный момент состоит в том, что новая трансформация является одновременно новым и ужасным бременем для мира. Это едва ли можно назвать поводом для праздника!
Подлинный кошмар заключается в том, что даже в новом и высшем жизненном пространстве каждый человек по-прежнему должен начинать свое собственное индивидуальное развитие с первого уровня. Каждый, без исключения, начинает движение с точки опоры 1 и должен расти и развиваться, проходить через все более низкие стадии, чтобы достигнуть новой и более высокой доступной стадии. Поэтому даже человек, рожденный в великой, замечательной, глобальной визуально-логической культуре, начинает свое развитие с физиоцентрического уровня, затем проходит биоцентрический, эгоцентрический и социоцентрический уровни, а после этого переходит к постконвенциональному или космополитическому уровням. Как я уже говорил, чем больше глубина общества, тем большее бремя возложено на образование и преобразование его граждан.
Чем больше глубина, тем больше феноменов, которые в целом могут происходить совершенно неправильно, что является поводом для ужасных несчастий. Чем больше уровней, тем больше возможностей для большой лжи и большой патологии. Наше общество может переживать такие болезни, которые наши предки буквально не могли себе даже представить.
В: Значит, общества с большей глубиной встают перед все более и более сложными проблемами?
КУ: Да, во всех четырех секторах! Поэтому, если многие люди сегодня говорят о грядущем преобразовании и входят от этого в экстаз и легкомысленно радуются, я, со своей стороны, вижу другую возможность — возможность ужасного кошмара, который движется прямо на нас.
Поскольку общество становится все более и более многочисленным,а расстояние между ступенями растет,возникает все больше и больше людей, которые остаются позади. Они считаются второстепенными, маргиналами, исключаются из общего процесса развития общества, что самым жестоким образом вредит всему: их собственному внутреннему самосознанию, ценностям и самооценке. Это, в свою очередь, создает внутреннюю напряженность в культуре. Эта внутренняя
напряженность может быть весьма разрушительной. И возможный размер этой культурной пропасти или разницы в уровнях сознания становится все больше с каждым новым культурным преобразованием.
В: Именно поэтому другие культуры, например, доисторическая, имели меньше внутренних проблем?
КУ: Да.
В: Есть ли какие-то предложения, чтобы решить эту проблему?
КУ: Понимаете, в некотором смысле, культурная пропасть — это не подлинная проблема. Подлинная проблема состоит в том, что нам не разрешают даже думать о культурной пропасти. И нам не разрешают думать о культурной пропасти, потому что мы живем в мире поверхности. На поверхности мы не признаем уровни сознания, глубины и ценности.. Каждый просто обладает одной и той же глубиной, а именно, нулевой. И так как в мире поверхности мы не признаем никакой глубины, мы не можем даже начать признавать разрыв между различными глубинами, культурную пропасть, разницу уровней сознания. Следовательно, эта проблема будет продолжать причинять вред развитым и «цивилизованным» странам, пока эта самая важная из всех проблем не будет признана, а затем выражена так, чтобы мы могли начать над ней работать.
В: Значит, прежде чем мы сможем обсудить решения, мы должны, по крайней мере, признать проблему?
КУ: Да, и все теоретики поверхности, кажется, сговорились воспрепятствовать этому признанию. Эта культурная пропасть, массовая проблема вертикальной культурной интеграции, не может быть решена в терминах поверхности, потому что поверхность отрицает существование вертикального измерения в целом, отрицает внутреннее преобразование и преодоление.
В: И как же это связано с всемирной трансформацией, которая начинается в настоящее время?
КУ: Суть в том, что вы не сможете объединить Большую Тройку (Истина, Красота, Справедливость) на поверхности. На поверхности она, в лучшем случае останется разделенной, а в худшем случае разрушится. И ни одна из известных нам систем не смогла когда-либо перейти в будущее с такими массовыми внутренними проблемами. Если эти хаотические напряженные отношения не приведут к самопреодолению, то они приведут к самораспаду. Это две жестоких альтернативы развития, которые оно всегда предлагает на каждой стадии вертикального становления. И мы подошли очень близко к состоянию, в котором культурная пропасть может привести к краху культуры, как раз потому, что поверхность не будет признавать эту проблему.
В: Смогли ли подходы Эго или Эко преодолеть эти проблемы?
КУ: Я так не думаю. Одна из главных трудностей современной парадигмы поверхности, как в версии Эго, так и в версии Эко, заключается в том, что понятия прав и обязанностей были полностью разрушены, часто искажены до неузнаваемости.
В: Например?
КУ: Эго наделяет автономией только себя. Таким образом, только рациональное Эго является отдельным единством, и поэтому только рациональное Эго имеет внутреннюю Ценность и соответствующие права .Все другие холоны — просто части большого взаимосвязанного порядка. И поэтому независимое Эго может делать то, что оно считает нужным, и формировать окружающую среду так, как оно считает нужным, потому что все остальное теперь — только инструменты в руках Эго.
В Эко-романтической версии большая взаимосвязанная сеть по-прежнему является единственной основной реальностью — именно она, а не размышляющее Эго, теперь обладает свойствами автономии. Так как Великая Сеть есть высшая реальность, то только Великая Сеть имеет целостную или внутреннюю ценность, а все другие холоны (человек и другие) теперь являются просто инструментами ее самостоятельного развития. Таким образом, все остальные холоны — просто части или элементы Сети, поэтому они обладают только внешней и инструментальной ценностью. Другими словами, это экофашизм. Только Великая Сеть обладает правами, а все остальные холоны в конечном
счете являются лишь подчиненными частями.
Мы хотим, чтобы наша экологическая этика считала все холоны без исключения проявлениями Духа, а также в то же самое время была бы в состоянии провести прагматические различия по поводу внутренней ценности. Другими словами, наше первое прагматическое и эмпирическое правило экологической этики таково: в удовлетворении наших жизненных потребностей мы должны потреблять или разрушать как можно меньше глубины. Причиняйте так мало вреда сознанию, как вы только можете. Разрушайте по возможности меньше внутренней ценности. Тот же принцип, выраженный в позитивной форме: защищайте и поддерживайте так много глубины, как это возможно. Но мы не можем остановиться на одном этом императиве, потому что он охватывает только глубину и не касается пространства; только действия, а не сотрудничество;
только целое, а не части. Точнее, мы хотим защищать и поддерживать самую большую глубину для самого большого пространства.
В: Вы называете это основной моральной интуицией.
КУ: Да. Основная моральная интуиция — это «защищать и поддерживать самую большую глубину для самого большого пространства». Духовная интуиция, когда она воспринимается ясно, воспринимается как желание увеличить собственную глубину, пространство измерения «мы» и улучшить объективный порядок вещей («это»).
Мы говорили о возможности будущего преобразования, которое в определенном смысле уже имеет место. Но я не считаю, что эта новая трансформация может пройти гармонично без объединения Большой Тройки. Новая форма общества должна будет развиться таким образом, чтобы объединить сознание, культуру и природу, а значит, найти место для искусства, морали и науки. Она должна поддерживать личные ценности, коллективную мудрость и технические достижения.
В: Итак, мы действительно проделали полный круг, вернувшись назад к архетипической битве, лежащей в основе западной традиции, — Восходящий принцип против Нисходящего.
КУ: Да, смысл в том, чтобы привести эти два потока в состояние какого-то союза и гармонии. Только Нисходящий путь или только Восходящий разрывают Космос на части и выбирают из него свои любимые фрагменты. Они оба вносят свой вклад в жестокую войну. Но именно в союзе Восходящего и Нисходящего может быть найдена гармония, а никак не в каком-то исходе этой зверской войны между ними. Только когда оба пути будут объединены, мы можем говорить о спасении.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9389
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Вернуться в Кафедра Интертрадиционализма и Археократии


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1