Троянский конь. Моя гипотеза.

Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Валерий Инюшин 26 ноя 2013, 18:58

Символизм Троянского коня



I. Военная хитрость?
Во времена войны с Троей ахейцы, после длительной и безуспешной осады, прибегли к хитрости: они соорудили огромного деревянного коня, оставили его у стен Трои, а сами сделали вид, что уплывают от берега Троады (изобретение этой уловки приписывают Одиссею, хитрейшему из вождей данайцев, а коня изготовил Эпей). Конь был приношением богине Афине Илионской. Для постройки коня эллины срубили росшие в священной роще Аполлона кизиловые деревья (кранеи), жертвами умилостивили Аполлона и дали ему имя Карнея (либо конь был сделан из клёна).На боку коня было написано «Этот дар приносят Афине Воительнице уходящие данайцы». Троянцы втащили коня в город, а ночью воины, спрятавшиеся в нём, перебив стражу, впустили ахейцев, совершивших обманный манёвр с якобы отбытием всего флота к греческим берегам.
Синопсис «Малой Илиады повествует о следующем.
Троянцы тесно осаждены, и Эпей, по указаниям Афины, строит деревянного коня. Одиссей изменяет свою внешность, одевается в лохмотья [14] и проникает в Илион как разведчик, там его узнает Елена, и он обсуждает с ней, как взять город. Убив нескольких троянцев, он возвращается к кораблям. В следующий раз он уносит Палладий (или Палладиум – главный талисман-берег Трои) из Трои с помощью Диомеда. Здесь возможна путаница в рукописи: более логично, что тайное посещение Трои было только одно, как и говорится у Псевдо-Аполлодора.
После этого лучшие бойцы заходят в деревянного коня, ахейцы сжигают свой лагерь, и основное войско отплывает на Тенедос. По позднейшему сказанию, родственник Одиссея, вероломный Синон, объявляет троянцам, что он скрывается от греков, которые, по злому умыслу Одиссея, хотели принести его в жертву, и что конь построен для того, чтобы умилостивить Афину за похищение Палладия. Он прибавляет, что попытка уничтожить коня принесет Трое гибель, а если конь будет введен в город на акрополь, то Азия в борьбе с Европой выйдет победительницей.
Троянский жрец Лаокоонт, увидев этого коня и зная хитрости данайцев, воскликнул: «Что бы это ни было, а бойтесь данайцев, даже дары приносящих!» и метнул копьё в коня. Однако в этот момент из моря выползли 2 огромных змея, убили Лакоонта и двух его сыновей, поскольку сам бог Посейдон хотел гибели Трои. Но троянцы, не слушая предостережений Лаокоонта и пророчицы Кассандры, а также убедившись в правдивости слов Синона, чьм подтверждением было удушение Лаокоонта и его сыновей змеями, втащили коня в город.
Троянцы, полагая, что их беды окончились, разрушают часть городской стены, вводят деревянного коня в город и пируют, считая, что победили эллинов. Согласно Лесху (предполагаемый автор «Малой Илиады»), в деревянного коня вошли три тысячи человек. Ночью Синон выпускает греков, которые были заперты во внутренности коня. Далее всё было делом техники.
Скорее всего, эта военная хитрость слишком проста, чтобы она могла обмануть искушённых воинов и полководцев, каковыми несомненно были Троянцы. По предположениям некоторых историков (встречающемся уже с Павсания), Троянский конь на самом деле являлся стенобитной машиной, служил для разрушения стен.
Разнятся данные и о количестве воинов, засевших внутри коня. В Илиаде Гомера речь идёт о 50-ти лучших воинов; согласно «Малой Илиаде» о 3000. По Стесихору, 100 воинов, по другим — 20, по Цецу — 23, либо лишь 9 воинов: Менелай, Одиссей, Диомед, Ферсандр, Сфенел, Акамант, Фоант, Махаон и Неоптолем. Имена всех перечислил поэт Сакад Аргосский.


II. Ритуал?

1. Конь в индоевропейской традиции
Во многих индоевропейских традициях прослеживается культ лошадей. В индоевропейской мифологии Конь принадлежит особое место, объясняющееся его ролью в хозяйстве и переселениях древних индоевропейцев. С этим связаны конные жертвоприношения и колесничные погребения, особенно характерные для андроновской культуры. Отдельные черты этих ритуалов сохранялись и в позднейшее время (эквирии в Риме, ашвамедха в Индии).
В индоевропейском близнечном мифе в виде двух коней представлялись божественные близнецы (ср. др.-инд. Ашвины, греч. Диоскуры, «дети бога» в балтийской мифологии) и связанные с ними два мифологических предводителя — родоначальники племени (англосакс. Hengist и Horsa; обратить внимание при переходе к Пелопсу).
Соответствие общеиндоевропейскому представлению о конях божества можно видеть в ритуале жертвоприношения коня; ср. др.-инд. ритуал убийства коня (ашвамедха), приравнивавшегося к трём частям космоса, римский обряд Equus October («октябрьский конь») и сходные обряды у славян и германцев. Не исключения здесь и многие племена ахейцев, несмотря на то, что в истории они больше позиционируются как «народы моря».
При этом символизм коня в индоевропейской традиции имеет амбивалентное значение.
С одной стороны, Конь символизирует дневные силы света, солнце, жизненный напор, скорость и победу. Известно, что помимо чисто хозяйственного использование лошади, конь являлся безупречным орудием войны для арийских всадников и колесничих. Естественно, что стал олицетворением касты воинов, кшатриев, практически у всех индоевропейских народов, что находит соответствующее отражение в мифологии.
Так, чудесные крылатые кони, увлекающие солнечные колесницы богов в античной, иранской, индийской и скандинавской мифологии, духовные символы солнечной энергии. Самый известный крылатый конь из rреческих мифов, белоснежный Пеrас, появился на свет из туловища убитой Персеем гopгoны Медузы. Взлетая на Олимп, он дocтавлял Зевсу гpoмы и молнии. Наделенные чудесными способностями кони верой и правдой служат легендарным героям, помогая им свершать удивительные подвиги. С помощью Toгo же Пегаса великий гpеческий rерой Беллерофон т одолел грозных ликийцев, победил воинственных амазонок и убил чудовищную огнедышащую Химеру.
Конь рассматривался как светлый символ добра и счастья, как могущественный природный оберег, способный отгонять злых духов. Именно поэтому у многих индоевропейских племен бытовала традиция увенчивать жилища конскими черепами, вполне заменявшими, по их мнению, самих животных. Позднее ту же охранительную функцию выполняли украшавшие крыши фигypы деревянных коньков.
Индоевропейские царские роды по преданию, как правило, имели своими предками бога-громовержца или его сыновей, а самым главным царским делом в древности была война. Понятно, что Конь стал одним из основных символов царской власти. Царского коня захоранивали вместе с владыкой племени с незапамятных времён.
Однако не все мифические кони хороши, нeкоторые из них смертельно опасны для всадника. В первую очередь это относится, конечно, к черным лошадям-оборотням. Такому дьявольскому созданию ничего не стоит сбросить cвoeгo седока в пропасть или попросту загрызть eгo. Впрочем, paзоблачить коня-оборотня несложно, стоит лишь внимательно присмотреться к нему: зубы у нeгo волчьи, а глаза горят aдским огнем.
С чудовищными конями, питавшимися человеческим мясом, пришлось иметь дело непревзойденному Гераклу. Хотя ему и удалось увести опасных коней царя Диомеда (8¬й подвиr Геракла), свирепые существа все же взяли с героя свою кровавую дань, растерзав друrа Геракла, Абдера.
Согласно древнерусской легенде, Вещий Олег погиб из-за коня, правда, в данном случае конский череп явился аллегорией фатума, судьбы, зловещего рока, от кoтopoгo не уйти.
Одним из важнейших элементов культа коня были религиозно-магические действия (обряды) по осуществлению жертвоприношения.
Конь быстро занял вторую жертвенную позицию, уступал только человеку, потеснив быков, баранов и козлов. Жертвоприношение коня сопровождало важнейшие церемонии, в частности, совершалось в честь какого-либо верховного божества того или иного народа. У некоторых народов в определенных случаях в жертву приносили не коня, а только его голову или изображение.
Для жертвоприношения богам выбирались особые дни, например, день солнечного равноденствия. Жертвоприношению коня мог предшествовать обряд выпускания его на свободу на какой-то заранее определенный срок. По истечении этого срока коня приводили на особое «священное» место, где и закалывали после соответствующих ритуалов.
Ритуал похорон царя (вождя) у разных народов, почитающих коня, естественно сопровождался подобным жертвоприношением. Обряд практически у всех народов заканчивался грандиозным пиршеством. В результате ритуала покойный царь (вождь) должен перевоплотиться, получить новое рождение, а также приобрести могущество и бессмертие.
Наиболее популярная среди учёных Курганная гипотеза прародины индоевропейцев исходит из того, что местоположение самых ранних следов коневодства находится на Волге (Самарская культура, но см. среднестоговская культура), и, возможно, относится к ядру ранних протоиндоевропейцев или прото-протоиндоевропейцев в V тыс. до н. э.
Ценным свидетельством зарождения культа коня служат находки захоронений (жертвоприношений) коня или только его черепа и изображений коня или его головы с явно ритуальными целями, одновременно с захоронением людей, по углам каких-то строящихся комплексов и т. п.
Во втором тысячелетии до н. э. археологические данные о появлении культа коня на Переднем Востоке связаны с хеттами и хаттами, которые воевали уже с использованием боевых колесниц. Хетты поклонялись богу Пирве, который возможно связан со славянским Перуном и литовским Перкунасом. Согласно хеттской традиции делались жертвоприношения коня на похоронах царя или царицы. После сожжения покойных царей убивали лошадей и головы лошадей хоронили вместе с царским прахом. Данная традиция подтверждена находками конских черепов в Передней Азии в могильнике Османкаясы. Они датируются XVII—XIV вв. до н. э. А Троя, как до сих пор полагает, большинство историков, находилось именно в Передней Азии.
Значимость культа коня не была секретом и для античных историков. По словам Полибия, «чуть не все варварские народы, во всяком случае большинство их, убивают и приносят в жертву лошадь или в самом начале войны, или же перед решительной битвой, чтобы в падении животного открыть знамение о ближайшем будущем». По Дарету, просто на Скейских воротах (ворота Трои) была изваяна голова коня. У троянцев была богиня – хозяйка коней, стоящая между двумя всадниками

2. Как мог выглядеть ритуал применительно к Трое.
А) Версия Александра Афанасьева
Гомер в «Одиссее» пересказывает ее как бы скороговоркой, буквально в нескольких строках, словно в его время сказание о троянском коне было настолько общеизвестно, что в подробном изложении не нуждалось. И действительно, жившие после Гомера античные писатели знали о деревянном коне явно больше того, что о нем говорится в «Одиссее». Исходя из этого, уже давно высказана гипотеза, что задолго до Гомера существовало самостоятельное произведение — «Песнь о деревянном коне», – на которое опирались все античные авторы. К сожалению, «Песнь» не дошла до нас даже в отрывках, так что об объеме ее и содержании можно только гадать.
Однако проблема первоисточника — не самая большая загадка в истории троянского коня. Гораздо таинственнее другое — откуда и зачем вообще взялся этот конь под Троей? Мы с вами, уважаемый читатель, не столь наивны, чтобы, подобно древним, уверовать, будто боги могли довести население целого города до такой степени безумия, что оно, даже не поинтересовавшись содержимым гигантской фигуры, втащило ее зачем-то в Трою. Здесь явно что-то не так, давайте, исследуем миф о Троянском коне.
Кстати, нельзя утверждать, что сама по себе уловка Одиссея была в те времена новинкой. В древнеегипетском рассказе «Взятие Яффы» описан сходный прием: воины спрятались в корзины, якобы наполненные дарами, и благодаря этой хитрости проникли в город и захватили его. Так что Одиссей ничего принципиально нового не выдумал. Смущает другое: зачем укрытию воинов надо было придавать форму коня? Могло ли в нем поместиться столько людей, даже если отбросить наиболее фантастические из приводимых в источниках цифры (3000 человек) и взять минимальную (50)?
Прежде чем выдвинуть собственную версию описываемого эпизода, отметим, что троянский конь не мог быть уникальным единичным изделием. Действительно, древнегреческий историк и этнограф Павсаний упоминает в своем замечательном труде «Описание Эллады», что жители Аргоса, посчитав, что одержали победу над Спартой, послали в священный центр Греции – Дельфы — изображение «наподобие (знаменитого) деревянного коня». А в другом месте пишет, что видел в афинском акрополе... медную копию «деревянного коня», из утробы которой выглядывали сыновья Тесея.
То, что выглядывали оттуда именно дети легендарного царя Афин, говорит о многом. Ибо подобного рода изваяния с пустотами внутри использовались в древности в качестве саркофагов для праха особ, почитаемых в силу тех, или иных причин за священные.
Тут сам собой возникает вопрос: а не был ли знаменитый троянский конь всего лишь подобным саркофагом? Более чем вероятно, что да. Можно даже с известной долей определенности предположить, чей прах хранился в его чреве.
Обратим внимание: греческий мифограф Аполлодор, излагая историю Троянской войны, писал, что непременным условием взятия Трои была доставка под стены города костей Пелопса и что это было действительно сделано.
Здесь необходимо небольшое отступление о самом Пелопсе.
Это имя носил царь южной оконечности Балкан – полуострова, ныне так и называемого Пелопоннесом. Пелопс считался основателем того рода, к которому принадлежали впоследствии главные вожди греков и инициаторы похода на Трою: царь Микен Агамемнон и царь Спарты Менелай. Престол он получил благодаря... коням – по преданию, выиграл у своего предшественника гонку на колесницах.
Таким образом, происхождение Агамемнона и Менелая от Пелопса, с одной стороны, а также пристрастие самого Пелопса к лошадям и его более чем вероятное знакомство с традицией захоронений в соответствующих гробах, с другой, наводят на простую мысль: именно его прах и хранился в чреве знаменитого деревянного изваяния! Скажем больше: вовсе не на десятый год осады появился конь под стенами города, а был в лагере греков с первых ее дней. Возить с собой (в качестве боевого амулета) прах предков было в обычае того времени. Например, спартанцы, соотечественники царя Менелая, всегда брали в военный поход кости легендарного героя Ореста.
Последний луч света на рассматриваемую проблему проливает, как ни парадоксально, одно «темное место» из элегий римского поэта Проперция. Суда греков, писал он, вернулись на родину лишь...
После того как прошел Паллады конь деревянный
С греческой вражьей сохой высью
Нептуновых (троянских) стен.
Так за конем, оказывается, еще и волочилась соха! Это обстоятельство в корне меняет дело, о каком-то хитром «подарке» уже не приходится говорить. Безусловно, имеется в виду опахивание стен Трои, причем опахивание специальное, обрядовое. И, наконец, появляется возможность восстановить то, что скрывается под оболочкой красивой легенды.
Раскопки знаменитого археолога Шлимана показали, что Троя была настолько мала, что ни о какой десятилетней осаде речи быть не могло. Она продолжалась самое большее несколько недель. Не исключено, что решающий штурм удался благодаря какой-то хитрости, но отнюдь не деревянный конь был ее «изюминкой». Он с первого до последнего дня хранился в стане греков и ждал своего часа – падения Трои. После чего к нему привязали соху и провели вокруг города глубокую борозду.
В чем смысл этого странного на первый взгляд обряда? Взятие Трои еще не сделало Агамемнона и Менелая полновластными ее хозяевами. Нужно было легитимизировать власть. И цари с помощью саркофага предка как бы «подвели черту» и закрепили за собой и вообще за потомками Пелопса право на обладание завоеванной территорией. Без этого власть их была бы незаконной, непрочной. Позднее об обряде забыли, и образ коня-саркофага совместился в античной литературе с бродячим сюжетом об использовании художественно выполненной тары как причудливого укрытия, дара от осаждавших осаждаемым. Так родился миф о Троянском коне...

Важные дополнения к версии (с использованием материалов исследования Н. Н. Казанский «Палладий в контексте Троянского мифа»
Пелопс был сыном легендарного Тантала. Как любимец богов, Тантал имел доступ к их советам и пирам. Такое высокое положение заставило его возгордиться, и за оскорбление, нанесённое богам, он был низвергнут в Аид. По одной версии предания Тантал, испытывая всеведение богов, убил своего сына Пелопса, приготовил блюдо из его мяса и подал его пирующим богам. Те, однако, сразу поняли замысел Тантала и воскресили убитого. Он остался, правда, без лопатки, которую в рассеянности съела Деметра, погружённая в печаль по своей исчезнувшей дочери Персефоне. Согласно Овидию, она была заменена вставкой, сделанной Деметрой из слоновой кости. Так что же могло хранится в Троянском коне в качестве мощей Пелопса?
После этого юный Пелопс рос на Олимпе в обществе богов. Отличаясь красотой, стал возлюбленным Посейдона, который, как было изложено выше, послал двух огромных змей, задушивших Лаокоонта и его сыновей. Посейдон подарил ему крылатую колесницу, которая могла мчаться по морю.
Связь коня и змей особенно чётко прослеживается в славянской версии индоевропейской традиции. Конь (конский череп) и змея – характерные воплощения хтонических сил и смерти в общеславянской традиции. Мифического змея — предводителя змей в Хорватии именуют «змеиный конь», «вилинский конь» (ср. Вила); волосы из конского хвоста превращаются в змей (македон.). При этом конь, и особенно всадник – герой или святой (субститут языческого божества), выступают как противники змея, злых сил, болезней в фольклорных и изобразительных текстах (в том числе на иконах «Чудо Георгия о змие» и т.п.). В соответствии с двойственной природой коня-медиатора амбивалентными свойствами наделяется конский череп: ср. полесский ритуал сожжения на купальском костре черепа лошади как воплощения «ведьмы», смерти и т.п. и использование конского черепа в качестве оберега скота, пчел, огорода (при отдельных случаях применения его для наведения порчи – пол.). Повсеместно конский череп использовался в качестве строительной жертвы.
Для падения Трои необходимо было сочетание трёх условий, о которых поведал прорицатель Гелен (брать Кассандры) – сын Приама, захваченного Одиссеем. Для взятия Трои необходимо было содействие Филоктета, обладавшего стрелами Геракла, и Ахиллова сына Неоптолема. Но, прежде всего, нужно было завладеть Палладием – главным талисманом Трои. Как мы помним, именно Палладий похищает Одиссей, переодевшись в рубище.
Но что представлял собой этот самый Палладий?
«Палладий упомянут как принадлежность 14 античных городов. Толкования самого слова разнообразны. Мифограф Ферекид сближал pavllw и bavllw и возводил название к "брошенности (с неба)". Во многих местах этим статуям приписывалось нерукотворное происхождение, однако нигде - ни в одном из упомянутых четырнадцати городов, исключая Илион – перемещение Палладия не вплетено в историю города в качестве важнейшего исторического или сюжетного стержня.
Деревянный конь, как и Палладий, известен и в других городах. В замечательной книге Кристофера Фараоне приводятся материалы, касающиеся деревянного коня на афинском акрополе, где стоял "деревянный конь", сделанный из бронзы (sic!). Помимо оксюморонного сочетания "бронзовый деревянный конь" на некоторую искусственность построения указывает и отсутствие прямых связей между реальной историей Афин и оберегами, стоявшими на афинском акрополе.
С функциональной точки зрения (в рамках тех же мифологических представлений) оправдано и судьбоносное перемещение священного предмета, влекущее за собой страшные для жителей Трои последствия. Отсутствие параллелей в обычаях греческих полисов I тыс. до н. э. – при очевидном их стремлении подражать героическим временам и обычаям, – наводит на мысль, что мы сталкиваемся здесь с архаизмом – либо на уровне сюжетосложения, либо на уровне исторических реалий, прочно вошедших в композицию мифологического повествования.
Исторически точные детали в троянском мифе достаточно многочисленны: Илион и Парис-Александр (в хеттских документах Вилуса и ее правитель ma-la-ak-sa-an-du, внук mKukunnis). Согласно одной из версий греческой мифологической традиции дедом Париса был царь Тенедоса и Троады по имени Кикн. Воткинз видит здесь знакомство греков с троянской историей на протяжении нескольких поколений и замечает, что Алаксандус носит имя, переделанное из греческого, в то время как имя его предшественника на троне, Кикна-анатолийское и лишь под влиянием народной этимологии приближенное к греческому kuvkno" "лебедь".
Таким образом, в двух соседствующих и исторически связанных арелах, заселенных один лувийцами, другой – ахейцами, засвидетельствованы песни, повествующие об Илионе. Как и насколько они были развиты у лувийцев – неясно; у греков они получили через четыре-пять веков редкостную завершенность. Фольклористика знает случаи, когда разные в культурном и языковом отношении фольклорные традиции, развивающиеся в условиях контакта, демонстрируют один и тот же ряд имен, привязанных к одним и тем же местам (речь идёт о Свасунне).
Мифологический материал, возможно, отражает в данном случае историческую деталь, на которую прежде не обращали внимания. "Приход" в культовой песне часто несет важную смысловую нагрузку. Вспомним приход кносских моряков, направлявшихся в Пилос, но пришедших в Дельфы чтобы основать там новое святилище Аполлона. Божество Свасунна упоминается только в этом контексте – оно безусловно пришлое, "перемещенное" из Илиона божество.
Совпадение деталей между греческой и анатолийской традициями интересно: "перемещение божества" в греческом мифе о троянской войне сохраняет свою принципиальную важность для повествования, обозначая момент, поворотный в судьбе Илиона. Культовое лувийское предание с неменьшей отчетливостью указывает на перемещение из Илиона в Истануву божества (Свасунна), сохраняющего в своем имени эгейские черты. Тем самым, можно думать о древности сюжета, связанного с похищением Палладия. Сама связь "перемещение божества": падение города оказывается в числе древних представлений и сюжетов мифа об Илионе-Трое. Греческое мифологическое предание сохраняет эти связи на протяжении веков, хотя изменения чаяний, вкусов и общественных настроений – всего того, что можно обозначить термином общественная мысль – отстраняют на задний план древнюю сюжетную линию, которая первоначально должна была быть едва ли не основной в греческом эпическом повествовании».
Следует также отметить, что Афина Илионская, которой был «посвящён» Троянский конь, полностью отличается от обычной эллинской Афины. Согласно Франсуа Ленорману: «Изображения с совиными головами, которые Шлиман видит у идолов и на вазах Гиссарлыка, представлены у него как тип изображения Афины Илионской, богини – покровительницы города Приама. По его мнению, противоположному общепринятым представлениям, Афина <..> первоначально была не богиней «с синими очами» цвета сияющего неба, которое она символизирует, но богиней «с совиным лицом». На одной из монет Илиона Палладий представлен в виде Афины-Илионской с фригийским колпаком на голове; правой рукой она потрясает копьём; левой держит пылающий факел. Впереди приносят в жертву корову (быка, лошадь?).
Палладий был сделан из дерева (то есть был ксоаном – архаичное культовое изображение, статуя, идол, вырезанный из дерева) и упал с неба в ответ на молитвы Ила (или Дардана), основателя Трои. Дардан изготовил несколько копий, признаком подлинности считалась способность статуи вращать глазами. Согласно Апелласу, было два палладия, оба сделаны людьми. Согласно же Дионисию Киклографу, Палладиум был сделан из костей Пелопса (sic!). Как тут не вспомнить о том, что конь связан с близнечным мифом!
Дардан в древнегреческой мифологии сын Зевса и плеяды Электры, брат Иасиона, родоначальник племени дарданов. Он установил мистерии Матери богов – Кибелы. Кибеела, Цибела, иногда Кибеба – в древнегреческой мифологии богиня, имеющая фригийские корни. Известна также под именами Кивева, Диндимена, Идейская мать, Великая Мать богов. По функциям близка к богине Рее, иногда вплоть до отождествления. Cybele от фригийск. Matar Kubileia, Кобылья матерь, ср. также фракийск. соответствие Καβύλη и праславянск. *kobyla), эпитет титаниды Реи, как супруги Крона в облике лошади. Согласно миф. преданиям, Рея родила Посейдона в виде жеребенка или подменила его жеребенком, вот почему она именовалась Кобыльей матерью. Лошадиные образы присутствуют и в мифах о Кроне, брате-супруге Реи. Он, в частности, принял облик коня, когда преследовал Филиру, в свою очередь обращенную в кобылицу, от этого союза родился кентавр Хирон. Культ К. был учрежден Иасионом и его дочерью Кибелой, переселившимися из Самофракии во Фригию.
Таким образом, мы имеем дело не только с мифологическим переложением смены волн индоевропейских миграций и соответствующую борьбу между разнородными племенами ахейцев, с одной стороны, и предшествующих им, но, с другой стороны, и с символическим олицетворением этой борьбы в виде битвы между разными поколениями богов или богами и титанами.
В общем, в символической близости Троянского коня и Палладия практически не приходится сомневаться. И битва за Трою (или за Палладий) – это битва за наследие богов или предков.
Так замыкается круг.



Концепция, компиляция и анализ В. Инюшина
Аватара пользователя
Валерий Инюшин

 
Сообщений: 577
Зарегистрирован: 11 авг 2011, 00:13
Откуда: Москва

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Александр Волынский 27 ноя 2013, 16:44

Евреи тоже везде таскали за собой Ковчег и он даже попадал в руки их врагов, которые потом жестоко о таком захвате жалели.
Судя по всему греки войну проиграли,
Но вот приходит десятый год войны - начинается действие «Илиады» Гомера. С чего оно начинается? Лучший греческий герой Ахилл ссорится с главным греческим вождем Агамемноном; Агамемнон созывает войско на сходку, и оказывается, что войско так и рвется бросить осаду и пуститься в обратный путь. Что ж, это вполне правдоподобно: ссоры начальников и ропот солдат - самое естественное дело на десятом году неудачной войны. Затем троянцы наступают, теснят греков, отбрасывают их к самому лагерю, потом к самым кораблям, - что ж, и это правдоподобно, даже Гомер не смог здесь извратить действительного хода событий. Правда, он старается отвлечь внимание читателя описанием поединков Менелая с Парисом, Аякса с Гектором - поединков, доблестно закончившихся вничью. Но ведь это известный прием: когда на войне дела плохи и армия отступает, то в донесениях всегда кратенько, мимоходом пишут об отступлении, а зато очень пространно - о каком нибудь подвиге такого то и такого то удалого солдата.
В первый день троянского натиска Ахилл не участвует в бою: он еще сердит на Агамемнона. Но вот во второй день навстречу троянцам выходит могучий греческий герой в доспехах Ахилла. Он храбро сражается, убивает нескольких троянских воинов, а потом сходится с Гектором и гибнет. В знак победы Гектор снимает и уносит его доспехи. Кто был этот воин в доспехах Ахилла? Каждому понятно, это был сам Ахилл, это он выступил на помощь своим, и это он погиб от руки Гектора. Но грекам обидно было это признать - и вот Гомер изобретает самую фантастическую из своих выдумок. Он говорит: в доспехах был не Ахилл, а его друг Патрокл; Гектор убил Патрокла, а Ахилл на следующий день вышел на бой и отомстил за друга, убив Гектора. Но кто же поверит, чтобы Ахилл послал своего лучшего друга на верную смерть?
Итак, Ахилл погиб, сраженный Гектором. После этого дела греков пошли совсем плохо. Между тем к троянцам подходили все новые и новые подкрепления: то Мемнон с эфиопами, то Пенфесилея с амазонками. (А союзники, известное дело, помогают только тем, кто побеждает: если бы троянцы терпели поражения, все бы их давно покинули!) Наконец греки попросили мира. Договорились, что в искупление несправедливой войны они поставят на берегу деревянную статую коня в дар Афине Палладе. Так и сделали, а потом греки отплыли по домам. Что же касается истории о том, будто в деревянном коне сидели лучшие греческие герои и будто отплывшие греки вернулись под покровом ночи, проникли в Трою, овладели ею и разорили ее, - все это настолько неправдоподобно, что даже не нуждается в опровержении. Греки выдумали это, чтобы не так стыдно было возвращаться на родину. А как по-вашему, когда царь Ксеркс, разбитый греками, возвращался к себе в Персию, о чем он объявил своим подданным? Он объявил, что ходил походом на заморское племя греков, разбил их войско при Фермопилах, убил их царя Леонида, разорил их столичный город Афины (и все это была святая правда!), наложил на них дань и возвращается с победою. Вот и все; персы были очень довольны.
Наконец, посмотрим, как вели себя греки и троянцы после войны. Греки отплывают от Трои наспех, в бурную пору года, не все вместе, а порознь: так бывает после поражений и раздоров. А что ждало их на родине? Агамемнон был убит, Диомед - изгнан, у Одиссея женихи разграбили все имущество, - так встречают не победителей, а побежденных. Недаром Менелай на обратном пути столько мешкал в Египте, а Одиссей - по всем концам света: они просто боялись показаться дома после бесславного поражения. А троянцы? Проходит совсем немного времени после мнимого падения Трои - и мы видим, что троянец Эней с друзьями завоевывает Италию, троянец Гелен - Эпир, троянец Антенор - Венецию. Право же, они совсем не похожи на побежденных, а скорее на победителей. И это не выдумка: во всех этих местах до сих пор стоят города, основанные, по преданию, троянскими героями, и среди этих городов - основанный потомками Энея великий Рим.

а потом греки придумали Миф о Коне, тем более падение империи Хеттов и катастрофа Поздней бронзы обеспечили этот Миф простым доказательством - вместо великого города можно было наблюдать маленькое городское греческое поселение.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9382
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Олег Гуцуляк 27 ноя 2013, 17:18

Троя (т.е. западные города империи хеттов) пала от вторжения в Анатолию фракийско-мисийских (праармянских) племен, богом которых и был Всадник по имени Герой.

Собственно фракийцы почитали в качестве бога-заступника всадника (скачущего слева направо) с копьем на коне и поражающего копытами змея (иногда с тремя головами; есть вариант, где Герой сам изображен с тремя головами; иногда поражает одного зверя копьем, а другого – копытами коня) и иногда – с чашей в руке. Иногда конный герой скачет, медленно приближаясь к женщине, алтарю (копыто коня занесено над ним) или дереву, вокруг которого обвился змей, или герой с собакой атакуют кабана или льва, появляющегося из за дерева или алтаря (четырехугольного и круглого, иногда – с огнем), либо герой возвращается с охоты, неся убитого оленя. Иногда ссади скачущего коня сзади держит за хвост женщина. Следы культа фракийского (дакийского) всадника (Мёзия, Фракия) обнаружены также в римских провинциях Паннония, Галлия и Британия.

Имя этого Фракийского Всадника – Герой (Heros). Само слово «герой» в греческом происходит от фракийского *ierus или *iarus и генетически может всходить к тому же, что и германское Ирмин. В районе современной Варны фракийскийский всадник был известен под именем Дарзалас (Darzalas) и его описывали как μέγας θεός («великий бог»). В латинских надписях возле изображений всадника часто встречаются слова deus magnus, sanctus, divus sanctus, augustus, invictus. При его описании использовались такие эпитеты как sōtēr («спаситель») и iatros («целитель»).

Геродот писал: «… Богов фракийцы чтут только трёх: Ареса, Диониса и Артемиду. А их цари (в отличие от остального народа) больше всех богов почитают Гермеса и клянутся только им. По их словам, и сами они произошли от Гермеса» (Геродот, История, V, 7).

В «Илиаде» известен Рез (Рес; Rhesos), древнейший герой-предок фракийцев, разводящий лошадей, ездящий в доспехах на пестрой (узорной) колеснице и охотящийся. Лесные животные предлагали себя ему в жертву. Поздняя версия (Philostratos, Heroica 691) рассказывает о нем как еще живущем. O Резе также говорили, что он отвращает эпидемии от границ своей территории. Он выступил союзником троянцев и был убит Диомедом и Одиссеем. Считается, что Рез символизировал миграцию части фракийцев в Северо-Западную Анатолию.

Факт, что в Рагнарёке Тюр будет сражатся именно с Гармом, адским псом богини Хель, Геракл вытащил на белый свет трехголового адского пса Кербера (+ победа над Лернейской Гидрой), а Фракийский Герой повергает трехголовую змею, напрашивает на вывод о некой универсальной индоевропейской мифологеме сражения бога-героя с существом пекла.

В честь Фракийского Героя возводились каменные стеллы и алтари. Интересно, что много копий рельефов всадника делалось из свинца (с явно магической целью). Когда жанр погребальной стеллы получил распространение в Южной Фракии (римский период), мертвый человек часто изображался как едущий верхом герой, символизируя бессмертие. Большинство из этих стелл могут быть датированы II-III столетиями н. э., но их продолжали ставить до эдикта в Фессалониках в 380 г. После принятия христианства и прихода славян, многие сохранившиеся таблеты стали рассматриваться как изображения святых, особенно cвятого Георгия и cвятого Димитрия. Вплоть до начала ХХ в. болгарские крестьяне еще совершали своего рода паломничество к Герою в день Св. Георгия, чтобы исцелиться, – одна из фракийских таблет служила иконой в Пловдиве, другая была встроена в церковь Св. Георгия в Изворово, третья вделана в стену недалеко от главных ворот средневековой цитадели в Ainos. В Сербии и Болгарии Герой был отождествлен с всадником Марком-коралевичем.

Более поздние памятники изображают двух всадников по обе стороны от богини, чьим главным символическим атрибутом была рыба. Кроме двух всадников и богини с рыбой иконография фракийских всадников включает в себя различные астральные символы (луна, солнце, звёзды) и изображения животных (баран, пёс, лев, орёл, павлин, ворон, петух, змея и иногда даже бык). Считается, что на барельефах изображена фракийская богиня Бендис, часто отождествляемая с Артемидой. Также на одной из плакеток из Летницы изображен Герой, соединяющийся с женщиной. Сама эта женщина показана и отдельно, восседающая на гиппокампе (морском существе в виде морского конька с ногами коня и телом, оканчивающимся змеиным хвостом). Интересно, что кабан и олень, на которых охотится Фракийский Герой, посвящены Артемиде, а Геракл имеет проблемы с Артемидой из-за охоты на керинейскую Лань, а затем побеждает эриманфского Вепря. Оба животных опустошали одну страну – Аркадию.

Два всадника и богиня вероятнее всего служили для связи между космическими уровнями (небесами, землёй и преисподней), как аналогично пелопонесско-анатолийская Омфала с двумя орлами символизировала «пуп земли» (сакральный центр мира), а у германцев столб Ирминсул с двумя завитками-крыльями – мировое дерево (axis mundi).

Интересно, что в ведической традиции в центре алтаря с очагом (в виде птицы) Agniksetra находился «пуп вселенной» (Nabhi). Иногда кшатрий, посвященный в царское достоинство («раджа»; тот же корень, что и в имени фракийского царя Реза), для обретения статуса «царя царей», осуществлял на нем жертвоприношение священного коня («ашвамедха»), элементом которого было как символическое соитие с конем царицы («махиши), так и годовой цикл странствия по земле будущей жертвы, и тогда «пуп вселенной» назывался «конская стоянка» (asvattha), что напрашивает паралель с германским названием «мирового дерева» как Иггдрасиль (Yggdrasil; «столб коня Игга»).

Очевидно, что как последующее разобщение в индоиранской общности между индоариями и праиранцами произошло из-за того, приносить или нет в жертву коров, так и, вероятнее всего, ранее в праиндоевропейской общности произошло разобщение по границе приемлемости/неприемлемости жертвоприношения коня. Очевидно, предки германцев, фракийцев, балтов и славян отказались от этого в погребальном обряде, в то время как индоиранцы, прагреки и пракельты придали ему особое, «царское» значение (противников они отразили в мифах как кентавров и диомедов).
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4607
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Максим Медоваров 27 ноя 2013, 19:19

Про коня интересно, но надо добавить параллели, во-первых, из общеиндоевропейской мифологии, где конь - однозначно символ стихии вод (Индия, Иран, славяне, Европа, да и сами греки - кони Посейдона). Про одного сасанидского шаха известно, что его "убил конь, выскочивший из источника воды". Во-вторых, у германцев и кельтов добавляется - азиатская по происхождению? (ибо название лошади у них заимствовано из тюркомонгольской Азии) - линия "демонической, адской кобылы". См. статью Т. Михайловой "Ночная кобыла: к истокам одного образа" (висит в Интернете).

Факт падения и гибели Трои подтверждается как историко-археологически, так и историко-мифологически. Падение Трои означало падение последнего центра прамонотеизма и рассеяние Царского Рода в Рим, Сирию, Скандинавию и другие места.
Россия слишком величественна, чтобы проводить национальную политику... ее дело в мире есть политика рода человеческого... (П.Я. Чаадаев)
Аватара пользователя
Максим Медоваров

 
Сообщений: 7729
Зарегистрирован: 03 фев 2010, 16:53
Откуда: Россия, Нижний Новгород

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Александр Волынский 27 ноя 2013, 20:40

В падении Трои никто не сомневается, вопрос только в том кто ее разрушил?
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9382
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Валерий Инюшин 27 ноя 2013, 23:48

Мне кажется очень любопытной гипотеза представленная Александром, что греки могли проиграть в Троянской войне. В этом случае складывается интересный паззл. Мы помним, что на стороне Трои были самые что ни на есть арийские/олимпийские героические боги:
- Зевс (нейтрален)
- Гера (за ахейцев)
- Артемида (за троянцев)
- Аполлон (за троянцев)
- Аид (нейтрален)
- Афродита (за троянцев)
- Арес (за троянцев)
- Афина (за ахейцев)
- Гермес (нейтрален)
- Посейдон (за ахейцев)
- Гефест (нейтрален, но изготовляет новые доспехи для Ахилла)
Причём с точки зрения змееборческого мифа правда больше на стороне Троянцев, в то время как ахейцы предстают в явно талассократической/драконьей ипостаси, учитывая что часть ИЕ традиции связывает коня с водой. Спрашивается, как в таком случае расценивать падение Трои от такого противника? И было ли вообще это падение от рук ахейцев? Жертвоприношение коня Кибеле и, как пишет Олег, "связь между космическими уровнями (небесами, землёй и преисподней), как аналогично пелопонесско-анатолийская Омфала с двумя орлами символизировала «пуп земли» (сакральный центр мира)" ещё больше раскрывает смысл данного ритуала. Архаическая по сравнению с Илиадой "Песнь о деревянном коне" могла быть просто интегрирована в определённом контексте Гомером как раз в целях контрпропаганды. Ведь даже в Илиаде вожди победителей в основном завершают свой жизненный путь довольно плачевно, да и Одиссей скитается невесть где, прежде чем вернуться на маленькую Итаку, которая так и не стала сколько бы значительным цивилизационным центром. Понятно, что тут можно искать истоки древнегреческой трагедии, когда герои плохо кончали (Ясон и пошло поехало). Однако примеры Энея и Гелена дают косвенный ответ на то, у кого сохранились главные экономические ресурсы. Получается, что Троя - это оболганный драконоборец-победитель? И если она пала, то от ахейцев ли? Если вообще пала, а не была просто напросто перемещена в силу каких-либо невоенных причин - климатических, экономических, демографических?
Аватара пользователя
Валерий Инюшин

 
Сообщений: 577
Зарегистрирован: 11 авг 2011, 00:13
Откуда: Москва

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Олег Гуцуляк 28 ноя 2013, 00:32

В «Младшей Эдде» Снорри Стурлусон писал о захвате Фракии Трором (Тором), которого он называл троянским царевичем и предком Одина (Пролог. 3), переселившегося со своими людьми, «которых называли асами», в Страну Саксов и далее на север в Швецию. «Асы взяли себе в той земле жён, а некоторые женили и своих сыновей, и настолько умножилось их потомство, что они расселились по всей Стране Саксов, а оттуда и по всей северной части света, так что язык этих людей из Азии стал языком всех тех стран» (Пролог.5)…» [Рогожин А. Глава 6. Необыкновенные приключения троянцев в Европе (продолжение) // http://aloslum.livejournal.com/5687.html]. Да и сам предок скандинавских династов Трор-Тор удивительно напоминает основателя царства фракийских одрисов Тереса или Тера.

Собственно в «Книге истории франков» (начало VIII века) присутствует следующий рассказ: «…Когда же город [Троя] пал, Эней бежал в Италию, чтобы набрать там наемников из [местных] племен. Другие же полководцы, а именно Приам и Антенор, вместе с оставшимся у троянцев войском числом двадцать тысяч сели на корабли, отплыли и достигли берегов реки Танаис. На кораблях они проникли в Меотидские болота, добрались до мест, где Меотидские болота подходили к пределам Паннонии, и начали возводить там город, который в память [о делах] своих назвали Сикамбрия, и обитали они там в течение многих лет и приумножились, превратившись в великий народ. В это самое время племя аланов, вероломное и жестокое, восстало против римского императора Валентиниана и его народа. Он прибыл из Рима с большим войском, вступил с ними в битву, одержал верх и нанес им поражение. Разбитые на реке Дунай, они бежали и проникли на территорию Меотидских болот. Император сказал: «Тому, кто сможет проникнуть вглубь болот и изгнать это вероломное племя, прощу храмовую подать на десять лет». Тогда собрались троянцы, устроили засады, ибо были учены и весьма сведущи в этом деле, проникли на территорию Меотидских болот вместе с другими римскими народами, изгнали оттуда аланов, преследовали их и перебили. Тогда император дал [победителям] имя «франки», что на аттическом наречии означает «стойкие», ибо закалены и неустрашимы их сердца. И вот по прошествии десяти лет послал вышеупомянутый император сборщиков дани вместе с герцогом Примарием из римского сената, дабы собрали они дань с народа франков. [Франки] же, будучи вероломными и свирепыми, послушавшись негодного совета, порешили между собой: «Император вместе со всем римским войском не мог изгнать аланов, народ сильный и непокорный, из заболоченных мест. Почему же тогда мы, победители, выплачиваем дань? Восстанем же теперь против Примария и этих сборщиков, перережем их, и завладеем всем, что они везут с собою, и не отдадим римлянам дани, и станем мы тогда тотчас свободными». Так, устроив засады, они действительно убили [сборщиков налогов]. Узнав об этом, император сразу преисполнился великой ярости и гнева и приказал собрать войско римлян и остальных народов под руководством полководца Аристарха, и послали это войско против франков. Множество людей полегло в том сражении с обеих сторон. Франки, понимая, что не в силах они противостоять огромному войску, обратились в бегство. Одни пали во время битвы, другие были убиты [во время отступления], погиб там и Приам, сильнейший из них. [Франки], покинув Сикамбрию, достигли самых отдаленных мест на реке Рейн в пределах Германии, обосновались там вместе с предводителями своими Маркомиром, сыном Приама, и Сунноном, сыном Антенора, и прожили много лет. После смерти Суннона они вняли совету поставить над собой короля, подобно тому как заведено у других народов. Совет этот им дал Маркомир, и они избрали Фарамунда, его сына, и провозгласили своим длинноволосым королем» («Книга истории франков», 1-4).

После падения Трои вождь союзных троянцам пафлагонцев-энетов Антенор (др.-греч. «власть оставшаяся») пересенился со своим народом во Фракию, а оттуда — в страну евганеев («благородных») на северо-востоке от реки По и северном берегу Адриатического моря. Здесь он основал города Патавий (современный — г. Падуя) и Атеста (современный — г. Эсте). Последнее и дало название культуре Эсте, с которой археологи соотносят венетов. Тит Ливий в своей «Истории» (І 1:1-3) детализирует это переселение, указывая, что Антенора с большим числом энетов изгнали мятежники, затем энеты объединились с троянцами и приняли имя венетов и основали Новую Трою (по мнению Р. Салинаса Прайса и А. Вучетича, ныне это с. Гебел в долине реки Неретвы, впадающей в Адриатику возле городов Дубровник и Сплит ). Другие утверждали, что энеты были одним из сильнейших пафлагонских племен (Полемон Периегет, «Фрагменты», 22), жившие по соседству с Каппадокией. Потеряв своего вождя во время Троянской войны, они перешли во Фракию и заселили сначала север Македонии (Herod, I, 196), а затем в Адриатическую Венетию (Herod., V:9; Strabo, IV, 4,1; V, 1,4-5; Polib., II:17; Plin., NH, XXXVII:43), а другой клан энетов (Auendeatai) основал в земле иллирийских иаподов (яподов) город Houendo (Strabo, IV, 6,21; VII, 5,4; Appian. Illyr., IV, 16-18).

-----------------------

На нагруднике и перевязи Агамемнона, вождя ахейцев в троянской войне и царя Аргоса, было изображение трехглавой змеи. У его брата Менелая, царя Спарты, был подобный отличительный знак – змея на щите. Спартанцы верили в то, что происходили от змей и называли себя ophiogenæ («рожденные змеей»). Змею топчет конь. Создав жертвенного коня, тем самым, якобы ахейцы признали непобедимость троянцев?

-----------------------

Очевидно, что крах «исполинских» цивилизаций Восточного Средиземноморья, описанное в мифологиях превращение его представителей в камни, исходы частей её представителей («из Трои»), гибель от климатических катастроф (извержений, засух) связан с известным в истории феноменом – т.н. «катастрофой бронзового века» («бронзовый коллапс»).
Именно в период 1206-1150 гг. до н. э. крушение микенских царств, Хеттского царства в Анатолии и Сирии и конец доминирования Египетской империи в Сирии и Ханаане привели к угасанию торговых путей и снижению грамотности (в связи с чем исчезли микенская линейная и лувийская письменности). На первом этапе данного периода почти каждый город между Троей и Газой был разрушен и зачастую после этого больше не был населён: так, были заброшены Хаттуса, Микены, Угарит. Например, в каждом важном хеттском городе обнаружен слой разрушений, связанный с поздним бронзовым веком, и как показывают археологические данные, хеттская цивилизация так и не смогла вернуться на уровень, предшествовавший катастрофе. Столица хеттов, Хаттуса, была сожжена и заброшена и больше так и не возродилась. Караоглан был сожжён, на улицах остались непогребённые тела. Троя разрушалась как минимум дважды, прежде чем её окончательно забросили уже до наступления римской эпохи. Угарит был уничтожен полностью, и более тысячи лет его территория и окрестности оставались безлюдными. В Леванте все городские центры вдоль приморской «Дороги Хора» — Газа, Ашдод, Ашкелон, Акко и Яффа — были разрушены и не заселялись вновь в течение до тридцати лет. Ни один из дворцов микенского периода не пережил бронзовой катастрофы. Наибольшим разрушениям подверглись дворцы и укреплённые поселения. До 90 % небольших поселений на Пелопоннесе были заброшены, есть свидетельства резкого снижения численности населения. С концом бронзового века наступают т.н. «Греческие тёмные века», продолжавшиеся более 400 лет. Некоторые города — такие, как Афины, продолжили существование, однако их значение сузилось до локального, торговые связи резко сократились, упал культурный уровень. Роберт Дрюс (Robert Drews) описывает «бронзовый коллапс» как «крупнейшую катастрофу в древней истории, даже ещё более ужасную, чем падение Западной Римской империи» [Drews R. The End of the Bronze Age: changes in warfare and the catastrophe c. 1200 B.C. – Princeton – London: Princeton University Press, 1993. – 252 p.], цитируя при этом Ф. Броделя, по мнению которого культуры Восточного Средиземноморья вернулись почти к тому, с чего они начинали («нулевому уровню»), ведь ранее, как говорит Фернанд Бродель в книге «Средиземноморье», были, в период с 2500 по 1200 до н.э., т.н. «века единства» Средиземноморской цивилизации.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4607
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Валерий Инюшин 28 ноя 2013, 01:02

Той же катастрофой был уничтожен Крит (извержение на о-ве Санторин), который по некоторым предположениям также мог быть ответвлением хеттской цивилизации. Т.о., ахейцы могли приписать себе то, что сделала за них природа и экологическая катастрофа (вполне возможно имевшая также и антропогенные причины). И только после тёмных веков в Элладе происходит мифологический "переворот" в пользу олимпийцев-змееборцев, который мог быть заимствованием у других народов, родственных тем же троянцам (и м.б. дорийцам?).
В мифологии существует несколько версий происхождения Эллина, прародителя греков. Сын Девкалиона и Пирры, родившийся после Всемирного Потопа или сын Зевса и Пирры. Сын Посейдона и Антиопы. Внук Прометея и Климены или Эпиметея и Пандоры. Эллина и нимфы Орсеиды родились дети Дор (дорийцы), Ксуф и Эол. У Ксуфа родились сыновья Ахей и Ион, а также дочь Диомеда.
Уже происхождение Эллина ставит вопрос о том, кем же на самом были эллины и их предки (дорийцы и ахейцы) - посейдонянами или зевсянами.
Аватара пользователя
Валерий Инюшин

 
Сообщений: 577
Зарегистрирован: 11 авг 2011, 00:13
Откуда: Москва

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Олег Гуцуляк 28 ноя 2013, 01:58

Все же в плане соперничества Афины (со змеей) и Посейдона (с конём) - ахейцы (Ахиява) - не посейдоняне, а скорее именно "афиняне", т.е. это тот этап, когда произошло "восстание богов и людей" против верховного бога-громовержца Зевса. Мятежники потерпели поражение и сброшены на землю.

Т.е. Афина в какой-то период отодвинула Зевса (архаический греческий *ΔιFος; возможно, с этим связано предание о том, как все боги связали Зевса и что Афина оказывает помощь Прометею в его похищении огня) и считалась главной богиней прагреков-носителей усатовской культуры Триполья (Одесская обл.).

В теониме греческой Афины (Άθηνα, дорийск. Άθάνα) есть корень άθη- < *Fαθη, *vathe-, родственный с латин. vates «поэт, пророк, одержимый, энтузиаст», vatius «изогнутый к середине», «кривоногий», галльск. Οΰάτεις, так и с герм. *Wōđanaz (> др.-исл. Ođinn) «Один, Вотан» от *Wōđa- (др.-сканд. Óđr) «разум, вдохновение, поэзия», «excite, furieux, wutend, rasend» и Адам Бременский переводит имя Одина как «Furor». Т.е. в случае прагерманцев восстание против громовержца оказывается успешным – германский бог-асс Один отодвинул от центра бога-громовержца Тора.

Но прагреки стали из ахейцев эллинами тогда, когда возвратились под сонм Зевса. Причина была видимо в том, что они поглотили другие индоевропейские (палеобалканские) и семитские племена Восточных Балкан и Аттики, а Афину преобразовали в непорочную деву ремесла (умения, «техники») из девы-воительницы (иначе это состояние делало бы её анормальной в патриархальном пантеоне). Силой и мудростью она равна Зевсу. Ей воздаются почести вслед за Зевсом и место ее – ближайшее к Зевсу. Наряду с новыми функциями богини военной мощи, Афина сохранила свою матриархальную независимость, проявлявшуюся в понимании ее как девы и защитницы целомудрия. На древнее зооморфическое прошлое богини указывают ее атрибуты – змея, животное, олицетворяющее мудрость, и сова, птица с выпуклыми, загадочными и, как можно судить по ее поведению, разумными глазами. Изображение совы чеканилось на серебряных афинских монетах, и каждый, кто принимал «сову» в обмен на свои товары, словно бы отдавал почести самой Афине. Гомер называет Афину «совоокой», орфический гимн – «пестровидной змеей». Афина – покровительница змей; в храме Афины в Афинах, по сообщению Геродота, обитала огромная змея – страж Акрополя, посвященная богине. Истоки мудрости Афины в ее хтоническом прошлом восходят к образу богини со змеями крито-микенского периода. Эти образы уводят в древнейший период: сова и змея охраняли дворец Минотавра на Крите, и изображение богини со щитом микенского времени – прообраз олимпийской Афины.

Также думаю, что изначально Эллин ("Факел") - это сын Зевса (Еврипид. Мудрая Меланиппа, фр.481 Наук; Гигин. Мифы 155). Он принял участие в мятеже и после поражения с другими был сброшен на землю. Там сын Громовержца превратился в опиумное растение (мак — у балкано-балто-славянских народов, виноград — у греков, сома — у индоариев). Но он, как единый и единственный сын, прощен, для чего должен пройти обряд испытания (инициации), воскресает в обновленной ипостаси и получает власть над сезонными изменениями в природе [Судник Т.М., Цивьян Т.В. К реконструкции одного мифологического текста в балто-балканской перспективе // Структура текста. – М.: Наука, 1980. – С. 242, 283]. Эллин похоронен именно на рыночной площади города Мелитея, что означает "Мёд", во Фтиотиде, по северному склону Офрия, отстоявший от Лариссы («Чайки») к югу на значительный ночной переход. Мелитей был назван в честь сына Зевса и нимфы Офрейиды, который был оставлен матерью в лесу и Зевс позаботился о том, чтобы он был воспитан пчелами. Мальчик вырос и был найден своим сводным братом пастухом Фагром, сыном Аполлона и нимфы Офреиды, котрый и дал ему имя. Всех поражал большой рост Мелитея и быстрое возмужание (Никандр, «Превращения», кн. ІІ). Видимо, затем Мелитий как признанный сын Зевса, получил имя Эллин. После женитьбы Эллин обосновался в Фессалии, где стал первым царем после Великого Потопа (его наставниками были Посейдон или Прометей и Эпиметей и их жёны, поэтому есть версии, что они были его родителями). Через 8 лет после потопа справил игры. После его смерти власть унаследовал от него его старший сын Эол.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4607
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: Троянский конь. Моя гипотеза.

Сообщение Максим Медоваров 28 ноя 2013, 11:25

Имена Ахилла и Одиссея связывают с абхазо-адыгскими корнями, имеющими морскую семантику. Итак, они морские, но также они связаны и со змеями - Афина наслала змей на Лаокооона. Правда, возможен и иной взгляд: Ахилл погибает, раненый в пяту, а в пяту, по Библии, жалит потомков Адама змей. Т.е. Парис - тоже змей.

Санторинская катастрофа была аж за 250 лет до Троянской войны.

Впрочем, надо помнить о том, что Троя погибала не раз и до, и после Троянской войны. Шлиман-то сначала откопал ту Трою, которая погибла на 1000 лет раньше, во время первого ахейского нашествия.

И среди ахейских, и среди троянских богов "Илиады" есть и исконно-греческие, и заимствованные, так что это не очень верный показатель.
Россия слишком величественна, чтобы проводить национальную политику... ее дело в мире есть политика рода человеческого... (П.Я. Чаадаев)
Аватара пользователя
Максим Медоваров

 
Сообщений: 7729
Зарегистрирован: 03 фев 2010, 16:53
Откуда: Россия, Нижний Новгород

След.

Вернуться в Традиция и Миф


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron