Буддийский эмпиризм в свете кантовских антиномий

Буддийский эмпиризм в свете кантовских антиномий

Сообщение Антон Заньковский 30 ноя 2014, 15:07

Готовясь к уроку – с недавнего времени я даю уроки философии, – я стал перечитывать трансцендентальную диалектику, антиномии чистого разума и пришёл к неожиданным выводам, так что должен был многое переосмыслить. Чтение Канта всегда чревато последствиями. Мне удалось сформулировать то, что уже давно напрашивалось. В «Антиномиях» Кант рассматривает фундаментальные космологические вопросы, которые заботят человечество испокон веков:
1. Имеет ли мир начало во времени и границу в пространстве?
2. Важнейший вопрос: субстанциальны ли вещи? Т.е. представляет ли собой стул или человеческое Я некую целостность, которая не сводима к совокупности частей? Или же всё в мире состоит из элементов, которые тоже делимы, и так далее – до бесконечности.
3. Свободен ли человек в своих поступках или каждое его действие есть результат миллиона влияний, предшествующих состояний и факторов? – вопрос о детерминизме.
4. Наконец, есть ли в мире фундаментальное начало, Бог?

В ответах на эти вопросы Кант выделяет две непримиримые позиции, которые называет догматической и эмпирической. Каждый религиозный человек скажет: мир был некогда сотворён и будет разрушен, и был сотворён ограниченным в пространстве, – такова общерелигиозная космология, второй тезис которой подтверждают античные философы, верившие в пространственную ограниченность космоса. Есть субстанции: например, бессмертная душа; авторитетные философы, Платон и Аристотель, подтвердят: вещи суть субстанции, в них живёт вечный прообраз – форма или эйдос. Есть свобода воли, дарованная разумным Богом или Умом-перводвигателем. Да, есть Бог: нечто, лежащее в основе, но независимое от мира; то, от чего всё зависит, то, что во всём участвует. Противоположная точка зрения искушала большинство мыслящих людей времён Канта. Опыт и умозрение, свободные от религиозных догм, подталкивают нас к мыслям о том, что время и пространство бесконечны. Когда-то Джордано Бруно погиб на костре за эти истины. Простое наблюдение заставляет усомниться, что есть некие неделимые субстанции; так, в детстве мы задаёмся вопросом, на сколько частей можно разрезать яблоко; а вдруг можно резать его до бесконечности?.. О мозаичной природе человеческого Я говорили лучшие умы Нового времени – от Юма до Гессе, Джойса и Юнга; человек – это набор возможностей, тысячи миров и личностей живут в нём и стремятся подчас в противоположные стороны. Человек – это фикция, как стая птиц есть только форма полёта некоего множества. Впервые это подметил шотландский философ Д. Юм. Кант утверждает, что обе позиции, эмпирическая и догматическая, – только мнения о реальности, которая не дана в опыте. Мир, как вещь в себе, скрыт от нашего сознания, обусловленного априорными установками. Кант не мог представить мир, где всецело победит эмпирическая установка, и все общественные отношения будут ей подчинены. Во времена Канта догматизм ещё главенствовал, эмпирики были революционерами, они открывали новый мир безжалостных истин: человек заброшен в бесконечность, неизвестно для чего и кем, у него нет свободы, каждое действие обусловлено рядом влияний, обстоятельств, да и сам он есть совокупность противоречивых помыслов, страстей, влечений... Человек Нового времени постепенно принял эти взгляды и стал строить мир в соответствии с ними. На этой почве возникает великая цивилизация: процветают все искусства, государственное управление, культура повседневного быта – дворянство выбирает аристократизм вместо обычной военщины, а буржуазия, стремясь утвердить свои права, подражает аристократии. Постепенно возрастают нигилистические настроения, европеец всё больше сомневается в фундаментальных основах бытия, но это напряжение только усиливает волю к высшему знанию и красоте: возникает мистическое искусство – символизм, возникает трагическая философия Ницше, расцветает сложнейшая поэзия, утончённая живопись. Наступает эпоха Fin de siècle. Возможно, в истории человечества нет другого примера столь разнообразной, богатой культуры. Затем – полный крах, немощь, распад атома и окончательный распад личности: вместо утончённого Jugendstil – нарисованная куча дерьма, вместо Сати, Равеля, Орфа – панк-рок и просто шум, вместо Гауди – стеклобетонные коробы; и рейв вместо мазурки. Больше нет ни человека, ни архитектуры, ни субстанций, есть информационные скопления, хаотические движения энергий, стихий, какие-то смутные, стремительные процессы. Люди вспоминают мифы, создают новых богов, обращаются к старым, словом – ищут мотивацию. Но её всё меньше, потому что априорные установки чудовищны: есть бесконечное пространство, есть ряд непреложных, всецело правящих потребностей, которые руководят каждым заброшенным в бесконечность, условным набором чувств, влечений, мыслей, страстей, – ecce homo! Естественно подумать: а не ошибкой ли был тот выбор в пользу эмпиризма? Может быть, надо вернуться к догматам: отменить бесконечность пространства, поверить, что мир некогда был сотворён, поверить в свободу воли... якобы пишущий эти строки сам изобрёл перо, клавиатуру, сам себе подсунул все эти книги и знал заранее, что зелёный чай подействует, и он, пишущий, запишет именно это всё, вплоть до запятой; якобы жизненный опыт, влияния, телесная конституция, гены, культура, язык – не они причиняют текст, а сам пишущий есть вольный субъект действия; и, наконец, надо вкрутить лампочку – вечный двигатель, Бога, который бы всё поддерживал, с которого бы всё начиналось. – Примерно так выглядит розовый сон традиционалистов, доктрина возврата. Но путь заказан, девственность нельзя вернуть, Канта не зарубить топором (хотя пытались).
В истории человечества всё повторяется, но мы плохо учимся. Буддизм – это религия, единственная в своем роде, основанная на эмпирических антитезисах догматизму:

"И вот в XIX в. европейские ученые начали знакомиться с буддизмом и буддийской философией. И в ней они с изумлением обнаружили знакомые мотивы. Буддизм критиковал представление о вечной субстанциальной душе с не меньшей энергией и принципиальностью, чем Юм, да и вообще многое в буддийском анализе личности напоминало страницы из "ужасного" (по ревностному католику де Местру) "Трактата о человеческой природе". Буддологи были потрясены: ведь эти идеи они нашли не в скептической философии, а в религиозных текстах!"

Так вместе с нами злорадствует замечательный буддолог Евгений Алексеевич Торчинов (царствие небесное!). На чём зиждется буддийская космология? Есть бесконечный ряд причин и следствий, который никогда не начинался и несть ему конца, а человек – это условное скопление психо-энергетических элементов – дхарм. Согласно буддизму, свободны только освобождённые не-существа, которые ни к чему не стремятся и пребывают вне потока дхарм, в Нирване, остальным уготован жёсткий детерминизм. Демиург здесь не предусмотрен, и великий Нагарджуна, припав к лотосоподобным стопам Учителя, опровергает существование Бога-творца, Ишвары, употребляя при этом аргументацию кантовского эмпирика. Нагарджуна прибегает к эмпирическим доводам, чтобы опровергнуть догматиков, но вполне осознаёт, что опытное знание условно – да, мы обязаны утверждать, что мир никогда не начинался и поэтому не было и его творца, но это бесполезное знание, от которого нечего ждать: если в тебя попадёт стрела, ты не станешь думать, из чего она сделана, кто её выпустил, сколько она весит и какова ее длина. Эмпирическую дискурсивную методику можно использовать для опровержения доводов религиозных догматиков, но к освобождению она не ведёт. Подобным образом Кант ограничивает притязания эмпириков, приравнивая гносеологическую подлинность догматической и эмпирической установок. По Канту подлинная наука должна заниматься трансцендентальной конституцией сознания, а не миром явлений.
Как мы видим, буддисты очень давно столкнулись с тем, что обнаружил человек Нового времени, что заботило его, начиная с эпохи барокко. Будда Шакьямуни заглянул в ту бездну ничто, которую вдруг открыл европейский человек, но смог победить её, в пустоте установить опоры, стержень, строгую этику. К сожалению, у нас не было столь сильных учителей: Ницше, взглянув в бездну, сошёл с ума, интеллектуалы-атеисты оказались слишком толстокожими, чтобы осознать весь ужас положения человека в мире.
Так что у нас, европейцев, есть только один духовный брат, переживший озарение бездной и научившийся жить с этим, не впадая в мерзость запустения: Татхагата. Главный наш враг – ислам, мыслящий догматическими категориями. Христианство не представляет опасности, потому что христианский мир давно признал ряд непреложных эмпирических фактов. Мусульманин – это субстанциалист, закалённый арабским перипатетизмом, или ваххабит, готовый навязать свою догматическую волю всему миру. Не зря «Тантра Калачакры» намекает на великую войну буддизма с исламом. Уже сейчас представители этой религии диктуют свои правила жизни сонным европейцам, которые порой сами пятятся назад, к догматизму, отвергая прозрения пророков эпохи модерна. Например, традиционалист Ю. Эвола причисляет к литературе «разложения» Пруста и Джойса – великих эмпириков, покончивших с субстанциальным Я. Именно Джойс показал дробность сознания, он взорвал субстанциальный язык дискурсивной бесконечностью, низвёл статичную логику описания в хаос языкового релятивизма; «Улисс» – это шуньявада литературы. Да, Эвола прав, здесь есть «разложение»: разложение субъекта, пространства, времени, самого Творца – творца текста. Эвола осуждает так же экзистенциализм, Хайдеггера, этого последнего бодрствующего европейца, осознавшего заброшенность человека в мир; в конце своего философского развития Хайдеггер приблизился к Востоку. Остаётся надеяться, что современный «евробуддизм», всё это нелепое блаженство от благовоний, релаксаций и мантр, станет началом для чего-то большего, может быть, для нового витка в развитии культуры, свободной от всех форм догматизма.

Антон Заньковский
Антон Заньковский

 
Сообщений: 2
Зарегистрирован: 31 янв 2013, 21:11

Re: Буддийский эмпиризм в свете кантовских антиномий

Сообщение Александр Волынский 30 ноя 2014, 23:50

Эйнштейн показал, что Мир может быть конечен, но безграничен.
Квантовая физика показала. что есть неделимые кванты действия.
Свободной воли нет, но есть неопределенность.
Фундаментальное начало всегда есть, но оно всегда трансцендентно поэтому его никогда нет.
Эмпиризм действительно ближе к Истине чем догматизм.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9162
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль


Вернуться в Восточная кафедра


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1