ДАО и ДАОСИЗМ

ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Александр Волынский 12 апр 2011, 19:50

Лао-цзы был уроженцем селения Цюйжэнь волости Лисян
уезда Кусянь [царства] Чу, [происходил] из рода Ли, имел имя
Эр, второе имя Дань . Он был хранителем дворцового архива
Чжоу .
Конфуций отправился в Чжоу, чтобы осведомиться о ритуале
у Лао-цзы .
Лао-цзы сказал: Того, о чем вы спрашиваете, уже
почти не осталось. Так от человека остается гниющий труп и
[когда-то] произнесенные речи .
К этому добавлю: в благоприятные времена совершенномудрый разъезжает на колеснице, а в
неблагоприятные - ходит пешком с тяжкой поклажей. Я слышал,
что хороший торговец прячет подальше [свои товары], как будто
[у него] ничего нет, а совершенномудрый, обладающий многими
добродетелями, внешне стремится выглядеть глуповатым. От-
бросьте вашу заносчивость и необузданные желания, [откажитесь]
от напыщенных манер и низменных страстей - все это не прине-
сет вам пользы. Вот и все, что я хочу вам сказать.
[Конфуций] ушел [и] сказал ученикам: Я знаю, что птица умеет летать, что
рыба умеет плавать, а дикий зверь умеет бегать. Бегающих можно
поймать в капкан, плавающих выловить сетью, летающих сбить
стрелой. Что же касается дракона, то я не могу понять, как он,
оседлав ветер и пронзая облака, устремляется к небесам. Я сего-
дня виделся с Лао-цзы, который подобен дракону! .


Через 129 лет после смерти Конфуция главный историограф
чжоуского дома Дань при встрече с циньским Сянь-гуном сказал:
Цинь и Чжоу начали с единства. После 500 лет единства
[они] разойдутся. После 70 лет разъединения там (в Цинь) появит-
ся ба-ван . Одни говорят, что Дань и был Лао-цзы, другие от-
рицают это, и никто на свете не знает правды. Но мудрец-
отшельник по имени Лао-цзы несомненно существовал.
Сына Лао-цзы звали Цзун. Он служил военачальником в Вэй
и был пожалован владением в Дуаньгань . У Цзуна был сын
Чжу, у Чжу был сын Гун, [а] праправнука Гуна звали Цзя .
Цзя служил ханьскому Сяо Вэнь-ди. Сын же Цзя [по имени] Цзе был
назначен тайфу при Ане, наследнике Цзяоси-вана, и поселился с
семьей в [княжестве] Ци.

Люди, изучающие [учение] Лао-цзы, отвергают конфуцианст-
во, а конфуцианцы отвергают Лао-цзы. ォПути у людей разные,
каждый следует собственным устремлениямサ , - разве не об этом
сказано? Ли Эр [проповедовал] недеяние, [ведущее к] самоусовер-
шенствованию, безмятежность и чистоту, ведущие к истине
Чжуан-цзы был родом из Мэн , его звали Чжоу . Чжоу за-
нимал должность смотрителя [поселения] Циюань в Мэн. [Он]
был современником лянского Хуэй-вана и циского Сюань-вана .
Его учение касалось всего на свете, но в основе своей восходило к
мыслям Лао-цзы. В сочиненной им книге 100 с лишним тысяч
слов, но большей частью это притчи и афоризмы . Среди них -
ォРыбакサ, ォРазбойник Чжиサ, ォВзламывание коробовサ, где он по-
носит последователей Конфуция [и] прославляет искусство сужде-
ний Лао-цзы. В главах, [посвященных] Вэйлэй Сюю [и] Кан (Гэн)
Сан-цзы одни только общие рассуждения и нет ничего конкрет-
ного. Но [Чжуан-цзы] искусен в построении текста и расстановке
слов, а когда критикует конфуцианцев [и] моистов, то умело со-
поставляет факты и обстоятельства. Даже лучшие умы того вре-
мени были не в состоянии отразить его нападки. Слова его без-
брежны, он полностью отдавался своим помыслам, и потому ва-
ны, гупы [и] сановники не смогли найти [этому] конкретного при-
менения. Чуский Вэй-ван, услышав о достоинствах Чжуан Чжоу, от-
правил [к нему] посла с обильными подношениями, предлагая стать
сяном. Чжуан Чжоу, рассмеявшись, сказал чускому послу: ォТысяча
золотых большие деньги, должности цина и сяна - весьма почетны.
Но разве вы не видели, как приносят в жертву быка в храме в окрест-
ностях столицы? Его откармливают несколько лет, одевают в узор-
чатые ткани, чтобы ввести в главный храм. В это время он готов
стать хоть сирым кабанчиком - да куда там! Поскорее уходите отсю-
да! Меня оскорбляет ваше присутствие! Уж лучше мне валяться в
грязной канаве в свое удовольствие, пребывая в недеянии, чем быть в
узде правителя княжества. До конца дней своих я не хочу никому
служить - вот мое истинное желание!サ

Познав причины превращения успехов в неудачи в историче-
ском прошлом, [Хань Фэй-легист] создал труд, где были главы
ォВозмущение одинокогоサ, ォПять червоточинサ, ォСобрание [сове-
тов] о внутренних [и] внешних [действиях правителя]サ, ォЛес мне-
нийサ, ォТрудности убежденияサ, а всего - более 100 тысяч слов .
Некогда Ми-цзы Ся полюбился правителю [Малого] Вэй. По
законам Вэй пользование украдкой колесницей правителя счита-
лось таким преступлением, за которое отрубали ноги. Случилось
так, что мать Ми-цзы заболела. Об этом узнали и пришли ночью
сообщить [ему]. Ми-цзы вскочил на княжескую колесницу и пом-
чался [к матери]. Когда правитель узнал об этом, он счел это дос-
тойным [поступком], сказав: ォВот это сыновья почтительность!
Ради матери он совершил преступление, за которое отрубают но-
ги!サ [Однажды Ми-цзы] гулял с правителем в саду [и] попробовал
персик, [который] оказался [очень] сладким. Не доев, он протянул
его правителю. Правитель сказал: ォКак он любит меня! Забьгеая о
своем удовольствии, думает обо мне!サ
Когда же Ми-цзы стал старше, любовь [правителя] ослабла, и
[Ми-цзы] припомнили все прегрешения. Правитель сказал: ォОн
однажды вскочил на мою колесницу, да еще накормил объедком
персикаサ. Таким образом, одни и те же поступки сперва счита-
лись достойными, а потом - преступными, [поскольку] измени-
лись чувства. Так, когда пользуешься любовью правителя, то и
знания твои [оказываются] к месту, и [тебя] всячески приближают.
Если же правитель тебя не любит, он считает тебя преступником
и отдаляет [от себя]. Поэтому мужу, выступающему с увещева-
ниями и советами, необходимо выяснить, как относится к нему
правитель, а после этого убеждать его [в чем-то].
Ведь дракон - это пресмыкающееся, его можно приручить и
запрячь. Но под подбородком у него есть торчащие чешуйки
[длиной] примерно в чи. Если человек тронет их, то дракон непре-
менно его убъет. У правителей тоже есть торчащие чешуйки, и ес-
ли советник сумеет их не тронуть, то все будет в порядке


Я, тайшигун, скажу так.
Лао-цзы высоко почитал Дао [и] небытие. [Он учил, что] отве-
том на любого рода изменения должно быть недеяние. Созданный
им труд глубок и искусно написан, [но] труден для понимания.
Чжуан-цзы широко распространил учение о Дао и дэ, был безу-
пречен в рассуждениях, проповедовал возвращение к природе.
Шэнь-цзы усердно трудился над вопросами соотношения имени
[и] сущности. Хань [Фэй]-цзы устанавливал критерии оценки
фактов и явлений, различал истинное [и] ложное; [однако] его
[учение] могло быть и жестоким, [ему] недостает милосердия. Все
[эти учения] имели своим истоком Дао [и] дэ, но лишь Лао-цзы
глубок [и] беспределен! 39
3 9 В эпилоге главы выражено особое почтение историка к идеям даосизма, на
что обращали внимание многие исследователи творчества и мировоззрения Сыма
Цяня (ЮЛ.Кроль, Б.Уотсо:; и др.). Отметим, что при раскопках в Мавандуе (пров.
Хунань) найдены тексты объемом до 120 тыс. иероглифов, представляющие собой
незнакомые науке версии труда Лао-цзы и ранее неизвестные фрагменты сочинения,
приписываемого легендарному Хуан-ди (они посвящены сюжетам, названным в
данной главе ォидеями Хуана и Лао). Эти находки археологи относят к 194-180 гг.
до н.э., т. е. речь идет о наиболее поздних по времени создания даоских канонах
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9162
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Олег Гуцуляк 13 апр 2011, 10:27

Основателем даосизма (dàojiào) почитается легендарный Желтый император Хуанди (годы жизни традиционно датируются 2600-ми гг. до н.э.), сумевший подчинить себе вождей отдельных племён и создал первое китайское государство в горах Куньлунь — далеко на западе от бассейна реки Хуанхе. Установив мир, Хуан-ди принёс жертвы богам, назначил чиновников-управителей и ввёл первые в стране законы. Хуан-ди имел 25 сыновей, 14 из которых стали родоначальниками известных китайских кланов. Хуан-ди приписывают авторство многих классических сочинений, в том числе основополагающих медицинских трактатов «Хуан-ди Нэйцзин Линшу Сувэнь», а также короткого сочинения в стихах «Иньфуцзин», которое особенно почитается в даосизме как основное сочинение [Лисевич, 1974, 40-42]. Хуан-ди приписывают изобретение компаса и чеканных монет, а також само установление государственного управления.
Японская легенда повествует, что некий дух по прозвищу Хаку-таку — существо с девятью глазами и шестью рогами — решил покинуть острова и попутешествовать по миру. Оказавшись на материке, он попал в плен к императору Хуанди — основателю даосизма и первопредку всех китайцев. Хаку-таку был добрым и безвредным духом, но император согласился отпустить его на свободу только при условии, что тот подробно расскажет ему обо всех своих соплеменниках — существах из невидимого мира. Хаку-таку ничего не оставалось делать, как согласиться. Говорят, много дней и ночей прошло с того момента, когда дух начал повествовать о своих собратьях. Сотни писцов, каждые несколько часов сменяя друг друга, записывали его слова. К концу повествования император Хуанди оказался обладателем огромной энциклопедии — «бестиария», в которой содержались подробности, касающиеся 11 520 японских обитателей потустороннего мира.
Даосская легенда рассказывает, что после 15 лет правления Желтый император Хуан-ди ощутил беспокойство, поскольку, как правило, пренебрегал своим долгом, взвалив обязанности на министров, и проводил дни в развлечениях, пока не ощутил своё тело вялым, а ум – притупленным. В следующие 15 лет беспокойства императора все возрастали, но он не противился одолевающей его лени. Все же он решил уединиться в хижине в своей главной резиденции и стал поститься, чтобы укрепить дух и тело. Однажды во сне он увидел царство Хуасюй, родину матери великого правителя Фуси, страну, бесконечно удаленную от «кораблей, колесниц и следов человеческих ступеней». Это было идеальное место, населенное народом, не знающим желаний и стжательства, «который умеет ходить по воздуху, как по твердой земле, и спит в воздухе, как в собственной постели». Проснувшись, Хуан-ди заявил, что «путь Дао» не может быть осмыслен разумом: «Я знаю его, я нашел его, но я не могу рассказать вам о нем». В оставшиеся годы правления Хуан-ди очень изменился, а в его царстве воцарился мир и покой, почти такие же, как в царстве Хуасюй. После смерти он стал бессмертным, а подданные оплакивали его почти 200 лет [Китайские боги …, 2003, 50-51].
Хуан-ди имел 25 сыновей, 14 из которых стали родоначальниками известных китайских кланов. Хуанди приписывают авторство многих классических сочинений, в том числе основополагающих медицинских трактатов («Хуанди Нэйцзин», «Хуанди Сувэнь»), а также короткого сочинения в стихах «Канон секретного талисмана Желтого императора» («Иньфуцзин»), которое особенно почитается в даосизме как основное сочинение, на которое многие даосские ученые из разных школ писали свои комментарии. Сочинение представляет собой короткую поэму (имеется около двадцати её версий) космологического содержания (имеются также еще два произведения с этим же названием – по военной стратегии и фэншуй). Исходное значение названия: «фу» – это половина верительной бирки, которую передают военачальники через гонцов, а соединение открытой половины («ян») со скрытой («инь») половиной дают гарантию правильности адресата.
Время составления «Иньфуцзина» спорно. Ряд учёных считают, что текст был написан до династии Чжоу (до 1122 до н. э.). Текст упоминается в биографии политика Су Циня, входящей в “Исторические записки” («Ши цзи») Сыма Цяня. Однако по мнению исследователей древний текст был утрачен. Более критически настроенные исследователи относят текст к династии Тан (618-907 н.э.). Существует легенда, что в 441 г. реформатор даосизма Коу Цяньчжи спрятал текст «Иньфуцзина» в пещере около горы Суншань, где её позже нашёл Ли Цюань в743 г. Среди исследователь нет согласия по поводу того, действительно ли текст подготовил Ли Цюань, потому что на него отсутствуют ссылки до-Танского времени, и появление текста связывают с более поздней датой.
Текст «Иньфуцзина» допускает многозначность толкования и переводы могут местами существенно отличаться. Первая глава соответствует небу, она описывает, как Небо отражается во всём остальном, и как святые-отшельники смогут это постичь. Основной темой является Небесное Дао, которое выражается в гармонии и соответствии Неба, Земли и Человека. Учение первой части содержит представление о мире как о едином целостном организме и является одновременно и учением об обретении бессмертия через единение с миром и его энергиями. Вторая глава говорит о том, как Небо проявляется на земле и как связана с гармонией. Дао заключается в том, что небо может как порождать, так и убивать. Всё живое завязано в определённые ритмы, включающие в себя рождения, смерти, катастрофы. Это выражается в "грабеже" – Небо и Земля грабят всё сущее, человек грабит всё сущее, пружина грабит всё сущее. Эти закономерности может понять и использовать только благородный человек. Третья глава говорит о том, как мудрый человек может понимать эти процессы ритмы и им следовать. Необходимо быть спокойным, не бояться катастроф и не противодействовать природе. Необходимо следовать «Ицзину» и солнечным циклам календаря, понимая трансформации стихий инь и ян – это позволит достичь совершенства и постоянства (вечности).
Пантеон даосизма возглавляет небесное божество Яшмовый Владыка – Шан-ди или Тянь-ди, сыновьями которого считаются смертные китайские императоры, поскольку бессмертные его дети – только дочери из-за того, что он опасался, что сыновья могут лишить его власти.
Также Небесный владыка называется «Нефритовым владыкой» (Юйхуан). В переводе с китайского иероглиф 玉 «юй» означает «драгоценный», «благород ный», «чистый», т е. указывает на определенны и вид энергии, а не на вещество. По китайской традиции, нефрит обладает очень важным и привилегированным качеством – бессмертием. Поэтому он фигурирует в обрядах и заклинаниях ещё с третьего тысячелетия до нашей эры, например, в фигурах драконов и тигров, которые представляли цикл упадка и возрождения природных сил. Такой символизм взят из "Шао Ли", относящегося к XII столетию до н.э. Китай был первой страной, где нефрит стали использовать в качестве художественного материала, здесь он сделался предметом культа. Из нефрита изготавливались ритуальные вазы для вина, жертвенной крови, зерна и воды, знаки отличия императоров и придворных. Еще в VI в. до н.э. император носил нечто вроде митры, украшенной пластинками из нефрита, такие же пластинки висели на его кушаке и кушаках его приближенных.
В эпоху Хань, в словаре «Толкование письмен» нефрит характеризуется как самый красивый камень, который обладает пятью достоинствами, соответствующими пятью качествам морали человека: нефрит наполнен тёплотой – это качество доброты; нефрит обладает чистым маслянистым блеском и неповторимым внутренним узором – это качество чистоты сердца и богатства внутреннего мира; нефрит издаёт чистый и звонкий звук – это способность радоваться жизни; нефрит очень прочный, его практически невозможно расколоть – это качество силы и доблести; нефрит обладает острыми гранями, но они не ранят – это качество справедливости. Даже Конфуций говорил о нефрите так: «...Нефрит, как сила познания, ибо гладок и блестит. Он как справедливость, ибо у него острые края, но они не режут. Он как покорность, ибо стремится вниз, к земле. Он как музыка, ибо издает чистые, ясные звуки. Он как правдивость, ибо не скрывает изъянов, которые лишь усиливают его красоту. Он как земля, а его стойкость рождена горами и водой». Монголы говорили: "Если тебя безудержно заносит куда-то, если в твое сердце закрались обида и злоба, не дай разгореться этим страстям. Возьми в свои ладони белый и скользкий цагаан хаш (нефрит), сожми его крепче, и он успокоит тебя".
Владычицей западных райских садов считается Сиван Му («Владычица Запада»), живущая на горе Куньлунь хранительница «Врат Жизни», открывающая или закрывающая их для людей. Она изображается верхом на олене, в руках у неё символы долголетия – персик, который созревает в её саду каждые 6 000 лет и даруется только богам, и древесный гриб. Одновременно Сиван Му считается женой Нефритового императора (Шан-ди). Подательницей эликсира бессмертия считается также Доу-му («Матушка Ковша»), покровительница врачей и алхимиков, многорукое божество индийского происхождения. Она управляет движением звезд и циркуляцией энергий в человеческом теле.
Верховными божествами даосами почитается «триада чистых» («сань цинь»), по очереди сменявшая друг друга в качестве правителей мира на протяжении нескольких циклов. Юань-ши тянь-цзунь («Изначальный Небесный Владыка»), он же Тянь-бао-цзюнь («Владыка Небесной Драгоценности»), который передал свою власть ученику Юй-хуан тянь-цзуню («Небесному Достопочтенному Нефритовому Императору»), или Лин-бао тянь-цзуню («Небесному Достопочтенному Духовной Драгоценности»). Тот, в свою очередь, оставаясь владыкой неба и человеческих судеб, передал власть Тай-шан Лао-цзюню («Высочайшему владыке Лао», «Высочайшему древнему властителю», «Великому божественному государю Восточного пика»). Последний считается одновременно богом горы Тайшань («великая гора», важнейший центр паломничества) и внуком Нефритового императора он хозяин священного «Желтого источника» и палаты, ведающей жизнью и смертью.
Иногда под Тай-шан Лао-цзюнем понимается сам Учитель даосизма Лао-цзы, то Нефритовый император (Юй-ди) — верховное божество именно религиозных ритуалов даосизма. Сыма Цянь засвидетельствовал и терминологическую связь имен Лао-цзы и мифического Хуан-ди в биноме Хуан-Лао («Желтый старец»), обозначающем родоначальников даосизма. Его изображают как бесстрастного мудреца, который правит небом и делами людей. В иконографии Юй-ди обычно восседает на троне в мантии, расшитой фигурами драконов, с нефритовой табличкой в руках. Его небесное царство не лишено сходства с Поднебесной своими сложными институтами и многочисленными чиновниками. Почитание Нефритового императора приобрело общенациональный характер при императорах династии Сун. Они разделяли идеалы даосизма и признанием этой фигуры стремились уравновесить всеобщее почитание Конфуция. С веками нефритовый император стал одним из наиболее узнаваемых персонажей китайской культуры и таких её ключевых текстов, как «Путешествие на Запад». Его профиль часто украшает китайские ритуальные деньги.
Правда в некоторых трактовках выше "триады чистых" ставится Тай-шан Лао-цзюнь, титулуемый Хуань-юань Хуан-ди («Император Изначального Хаоса»), а «сань цин» толкуется как его эманации.
Нефритовому Императору подчинены 75 департаментов, отвечающих за конкретные дела, например, даты рождения и смерти или определение срока жизни всех живых существ. Каждое божество несет ответственность за свой департамент. Дочь Тайшаня Шэн-му, «госпожа лазоревых облаков», известна как покровительница детей и беременных женщин. Ведомством Огня управляется даоским мудрецом и хозяином планеты Марс Лу Сюнем, а повелителем эпидемий считается даоский мудрец Люй Юэ. Бог стен Чэн-хуан заботиться о городах и их жителях. Покровителем той или иной местности, прежде всего освященной земли, является Туди-шэнь — «дух земли» В ведомстве литературы подвизался бог экзаменов Вэньчан. Богом домашнего очага и кухни почитается Цзао-ван («дух очага»; Цзао-шэнь или Цзао-цзюнь; в Японии – Кодзин Акиба-сан, иногда разделённый на два персонажа), записывающий все, что происходит в доме. Его ежегодный отчет перед Нефритовым императором определял жизнь семьи в будущем году. Ему поклонялись в день праздника 23-го дня 12-го лунного месяца и приподносили вкусную пищу и мед и под аккомпанемент хлопушек изображение божества в виде лягушки сжигалось, чтобы отправить его в путь на небеса.
Войной ведал красноликий Гуань-ди, который при жизни был знаменитым полководцем под именем Гуань Юй, живший в конце династии Хань, начала Троецарствия, ставший генералом небесного воинства.
Также бессмертным святым из триады «Сань цин» («Три чистоты») считается У-ван, представитель знати, свергнувшей в 1027 г. до н.э. тирана Чжоу Синя, последнего правителя династии Шан. У-ван считается основателем справедливого правления.
На профаническом уровне божества даосизма сливаются с персонажами народного пантеона, ответсвенным за различные стороны бытия человека. Большинство божеств имеют ограниченный круг функций. Они заключаются в управлении космическими процессами, определенными областями социальных отношений, обыденной жизни или потусторонними сферами. Предполагается, что через установление ритуального контакта с теми или иными божествами или через воздействие на них духовными силами адепта можно обеспечить должный ход соответствующих процессов. Предусмотрены различные ранги сакральных существ, различающиеся по масштабам и уровням влияния на природную, социальную и биологическую, в том числе психо-физиологическую, сферы. Однако статус некоторых божеств, обретших бессмертие даосских подвижников, а также служебных духов может повышаться. Божества делятся на "прежденебесных"(«сянь тянь») и "посленебесных"(«хоу тянь»). Первые персонифицируют стихии космоса и т.п., ко вторым относятся те, кто в земной жизни были людьми, а также младшие божества.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4597
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Олег Гуцуляк 13 апр 2011, 10:31

Последователем этого учения, открывшим его миру, считается Лао-цзы (Ли Дань, Ли Эр, Лао Дань), которому приписывается авторство книги «Дао Дэ Цзин». Он был уроженцем селения Цюйжэнь волости Лисян
уезда Кусянь царства Чу, происходил из рода Ли, имел имя
Эр, второе имя Дань.
Спиритуализированный образ считался запечатленным уже номинально: Лао-цзы («Старый Ребенок») означает рождение седым старцем, фамилия Ли («Слива») – появление на свет под сливой, имя Эр («Уши») / Чун-эр («Двойные уши») и прозвище Дань («Большие и длинные уши / Высунутый язык») отражают соответствующие «изумительные и дивные» («цзин гуай») черты лица. Эти признаки вместе с высоким ростом (9 чи, т.е. более 2 м), золотистой желтизной (императорский цвет) кожи, выпуклостью на темени, квадратным ртом, толстыми губами, большими глазами, длинными бровями и широким лбом, а также атрибуты: мантические символы «И цзина» («Канона перемен») – «гуа» (триграммы или гексаграммы), символ «Великого предела» («тай цзи») и чёрный бык, верхом на котором он отправился на запад (в райскую землю), вошли в его типовую иконографию [Кобзев, 2009]. Особый размах культ Лао-цзы приобрёл при династии Тан (618–907 гг.), императоры которой носили фамилию Ли, почитали его своим предком, возводили ему кумирни и даже присвоили высочайшие титулы «святомудрого» («шэн») и «августейшего императора/первопредка» («хуан ди»).
Лао-цзы, будто бы, служил при дворе Чжоу в VI в. до н.э., был хранителем дворцового архива и современником Конфуция и даже вел с ним философскую дискуссию. В книге «Дао Дэ Цзин» он говорит о высшем, не называемом на человеческом языке, «вселенском Пути» («Дао») и о его форме проявления – «Дэ» (манифестация Абсолюта, небесная благодать, проявляющая себя в сфере человеческих взаимоотношений как добродетель).
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4597
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Олег Гуцуляк 13 апр 2011, 10:33

В книге «Дао Дэ Цзин» Лао-цзы говорит о высшем, не называемом на человеческом языке, «вселенском Пути» («Дао») и о его форме проявления – «Дэ» (манифестация Абсолюта, небесная благодать, проявляющая себя в сфере человеческих взаимоотношений как добродетель).
Позже даос и автор знаменитого трактата по поэтике «Вэнь синь дяо лунь» («Резной дракон литературной мысли») Лю Се (465 – 532 гг. н.э.) в главе «Собственно о Дао» пишет, что проявлениями («вэнь») Великого Дао есть все линии и формы природы (и солнце, и луна, и горы, и реки, и тучи, и красота природы), и это не просто «украшение», а «естественное бытие», и, прислушавшись к «зову Дао» в своей душе, Конфуций претворил его в выразительное и яркое «учение о Дао», которое, однако, не следует путать с собственно даосизмом [Алексеев, 2002, 68-69]. Также следует напомнить знаменитое изречение Конфуция о том, что «Мудрый наслаждается водами, человеколюбивый наслаждается горами», где горы и воды являют собой символы покоя и движения, двух типов манифестации Абсолюта [Восточная поэтика, 1996, 25].
Другим знаменитым текстом даосизма признано «Чжуан-цзы (или «Нань Хуа Цзин»), автором которого является Чжуан Чжоу (369—286 гг. до н. э.), собственно известный под прозвищем Чжуан-цзы. Хотя в даосском трактате "Чжуан-цзы" говорится о том, что жизнь и смерть — понятия относительные, акцент сделан на жизнь и то, как ее следует организовать. Но мистические идеалы в этом трактате, выражавшиеся, в частности, в упоминаниях о фантастическом долголетии (800, 1200 лет) и бессмертии, которых могут достичь праведные отшельники, приблизившиеся к Дао, сыграли немаловажную роль в трансформации философского даосизма в даосизм религиозный. Го Сян в предисловии к книге «Чжуан-цзы» говорит: «Читая его книгу, как бы переходишь из горы Куньлунь, попадаешь в огромную страну небытия и бродишь в туманном мире» [Фань Вэнь-лань, 1958].
В центре доктрины даосизма — учение о великом Дао, всеобщем Законе и Абсолюте. Дао многозначно, это бесконечное движение. Дао — своего рода закон бытия, космоса, универсальное единство мира. Дао господствует везде и во всем, всегда и безгранично. Его никто не создал, но всё происходит от него, чтобы затем, совершив кругооборот, снова в него вернуться. Невидимое и неслышимое, недоступное органам чувств, постоянное и неисчерпаемое, безымянное и бесформенное, оно даёт начало, имя и форму всему на свете. Даже великое Небо следует Дао. Каждый человек, чтобы стать счастливым, должен встать на этот путь, попытаться познать Дао и слиться с ним. Согласно учению даосизма, человек – микрокосм вечен так же, как и универсум – макрокосм. Физическая смерть означает только то, что дух отделяется от человека и растворяется в макрокосме. Задача человека в своей жизни добиться, чтобы произошло слияние его души с мировым порядком Дао.
Каким же образом можно достичь такого слияния? Ответ на этот вопрос содержится в учении Дао. Оно утверждает, что через силу («Дэ»), именуемую «У-вэй», Дао проявляется в каждом человеке. Эту силу нельзя истолковывать как усилие, а наоборот, как стремление избегать всякого усилия. «У-вэй» — означает «недеяние», отрицание целенаправленной деятельности, идущей вразрез с естественным порядком. В процессе жизни необходимо придерживаться принципа недеяния. Но это не бездействие. Это деятельность человека, которая согласовывается с естественным ходом миропорядка. Всякое действие, противоречащее Дао, означает пустую трату сил и приводит к неудаче и гибели. Блаженства достигает не тот, кто стремится добрыми делами завоевать расположение Дао, а тот, кто в процессе медитации, погружения в свой внутренний мир стремится вслушаться в самого себя, а через себя вслушаться и постичь ритм мироздания. Таким образом, цель жизни осмысливалась в даосизме как возвращение к вечному, возвращение к своим корням. Дао проявляется через обыденную жизнь и воплощается в поступках обученных людей, хотя мало кто из них полностью «идет по Пути».
Более того, сама практика даосизма построена на сложной системе символики взаимосоответствий и единения мира общего, космического, и внутреннего, человеческого. Всё, например, пронизано единой энергией «ци». Ребенок рождается от смешения изначального «ци» («юань ци») отца и матери; человек живёт, лишь продолжая напитывать организм неким внешним «ци» («вай ци»), переводя его во внутреннее состояние с помощью системы дыхательных упражнений и правильного питания. Всё по-настоящему «великое» связано с запредельным, Дао, которое при этом ежемгновенно проявляется в вещах, явлениях, поступках. Космическое здесь постоянно проецируется на человеческое и проступает в особом витальном «энергетизме», энергетической потенции как самого Дао, так и людей, которые смогли в полной мере постичь его. Сам путь Дао воспринимается как начало энергетическое, одухотворяющее, например, в «Чжуан-цзы» сказано: «Он одухотворил божества и царей, породил Небо и Землю».
Мир бессмертен и бесконечен благодаря динамическому равновесию "инь" и "ян". Когда инь достигает своего предела, оно переходит в ян и дело повторяется по кругу или по спирали, уж как кому угодно. Но с человеком не сложилось как-то. Когда ян у него достигает наивысшей точки, в период полового созревания обычно, дело берёт в свои руки инь и... всё пропало.Человек со временем умирает. Нет настоящего яна, причем ян не может породить ян, инь не может породить инь.Ян порождает инь, инь порождает ян, и никак иначе. Поэтому для того, чтобы получить настоящий ян, надо усиливать свой инь, чтобы смог породить то, что требуется. Парадокс в китайском стиле. отому основа даосского пути совершенствования – это достижение состояния абсолютного спокойствия. Надо забыть о своих желаниях, об окружающем мире, о самом себе. И когда это состояние, напоминающее первородный хаос, будет достигнуто – наконец появится настоящий ян, просто так, ниоткуда.
Существующие в обществе недостатки даосы объясняют тем, что люди, предавшись суетным желаниям, отошли от первоначальной простоты, разорвали естественные узы, скреплявшие их с Космосом, и вместо мудрости полагаются на знания. Причиной общественных неурядиц является переход от изначального слияния человека с Дао к развитию его способностей и знаниям. Мудрый государь, поучали даосы, правит страной при помощи метода недеяния, т.е. воздерживаясь от активного вмешательства в дела членов общества Лао-цзы порицал современных ему правителей за то, что они слишком деятельны, устанавливают много налогов и запретительных законов, ведут бесконечные воины. "Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует", т.е. быть на переднем крае мира значит сделаться заметным и уязвимым для разрушительных сил, а оставаться скромным и незаметным позволяет полностью созреть и вести плодотворную жизнь на благо всем. Согласно Лао Дзы, все социальные явления, поступки людей должны быть подчинены естественной необходимости. Поэтому он отвергал конфуцианское понятие «жэнь» – "человеколюбие", считая его чуждым сущностной природе человека, а требование его соблюдения – неоправданным вмешательством в жизнь общества.
Так как Дао невыразимо в словах, не познаваемо чувственно, не существует заведомо правильных действий («вэй») для его обретения. Истина (Дао) возвращается («гуй») спонтанно («цзы жань»), само «возвращение» есть буквально возврат каждой вещи («у») к Дао из наличного-бытия («ю») в отсутствие-небытие («у») после исчерпания («цзинь») ею свого срока, жизненной силы. Все возвращается в соответствии со своей природой («цзы жань»): доблесть («дэ») – к духу, ясное – к небесам, мутное – к земле, птицы и животные – к земле, рыбы и драконы – к воде.
Человек возвращается к Дао через смерть тела, но он может также возвратиться к Дао через гармонию («хэ») духа. Последнее и есть результат обучения в даосизме. Обычный человек достигает успеха в той мере, в которой его чувства и желания совпадают с Дао посредством Дэ, но он не достигает долголетия, так как постоянко охвачены страстями и желаниями и потому не когут сохранить спокойствие духа. Мудрец же, в безмолвном созерцании наблюдая все вещи как проявления Дао, достигает спокойствия духа и свободы от чувственных желаний. Мудрец должен управлять собственной судьбой, но никогда не пытаться управлять другими. Правитель-Мудрец в особенности должен бать наставником и поморником для других, хранителем мира в государстве, во всем «проявляя глубину своих Дао и Дэ [Белая, 2009, 33-34].
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4597
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Олег Гуцуляк 13 апр 2011, 10:39

Одним из первых великих даосов считается Пэн Цзу, которого очень часто наделяют эпитетом «прародитель китайской нации». Якобы он прожил около 767 лет и первым сформулировал даосскую теорию долголетия. Он был внуком мифического императора Чжуань Сюя (2490 до н.э.–2413 до н.э.), который был внуком Жёлтого Императора. Носил фамилию Цзянь и имя Кэн. Был современником императора Яо (2356 до н.э.–2255 до н.э.), жил во время династии Ся и до конца династии Инь.
Во время наводнения Пэн Цзу привел сородичей в горы Уишань, которые ему помогли разведать сыновья Пэн У и Пэн И. Тогда проводились работы по прокладыванию новых рек, и было прочищено русло реки Цзюцюйси и её притоков. Тогда Пэн Цзу получил имя господина Уи (по именам сыновей У и И), и был воздвигнут дворец «Уигун». Поэт Цюй Юань в «Вопросах к небу» рассказывает о том, как Пэн Цзу поднёс фазаний суп Верховному Небесному Императору (толкуют также как императору Яо), и за это получил в награду долголетие. Пэн Цзу упоминается в «Житиях даосских святых» («Шэньсянь-чжуань») Гэ Хуна, где говорится, что он потерял мать в три года, попал в плен к цюаньжунам, 100 лет скитался в западном крае, потеряв 49 жён и 54 сына. Пэн Цзу принадлежит фраза «пять звуков ведут к глухоте, пять вкусов портят рот», которая означает, что для долголетия надо отказаться от мирских удовольствий. Считается, что он ввёл в употребление понятие эссенции «цзин», которая вырабатывается вместе с семенем во время полового акта и для долгожителства важно наличие данной эссенции. Пэн Цзу также учил дыхательным упраженниям, необходимым для здоровья и долголетия. Дева Цай-нюй (которая стала ему женой и родила сыновей Пэн У и Пэн И) передала секрет долголетия от Пэн-цзу иньскому императору, который воспользовался им для себя, но приказал казнить всех, кто может распространять это учение. Пэн-цзу ушёл на Запад и странствовал около 70 лет в стране зыбучих песков Люша. Пэн Цзу приписывают многочисленные гимнастики, дыхательные упражнения и сексуальные практики как в древней, так и в современной литературе. В найденном в Мавандуе сочинении «Ши вэнь» («Десять вопросов») Пэн-цзу, наряду с Жун-чэном и другими бессмертными мудрецами и медиками выступает как наставник древних правителей в эротологических вопросах. В тринадцатой главе книги «Баопу-цзы» цитируется сочинение носящее название «Канон Пэн Цзу» («Пэн Цзу цзин»).Также цитируется сочинение ученика Пэн Цзу «Записки Господина Желтого Камня» («Хуан Ши Гун цзи»). Там же приводятся имена восьми других учеников Пэн Цзу. Иногда, указывая на процесс переосмысления в древности характера некоторых женских божеств как на результат торжества патриархального начала в древнекитайском обществе предполагают, что образ Пэн Цзу является результатом эволюции образа женского божества врачевания «Божества / Жрицы Пэн» (Упэн), чей образ постепенно превратился в образ персонажа, прославившегося своим долголетием.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4597
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Олег Гуцуляк 13 апр 2011, 10:52

Пэн Цзу, например, утверждал, что должности в небесной канцелярии все заняты, и новым бессмертным достаётся очень трудная работа, поэтому не все бессмертные стремятся немедленно вознестись на небо. Земные бессмертные принимают снадобье только наполовину, но через несколько сотен или тысяч лет они принимают остальное снадобье и возносятся, лишь тогда они обрастают перьями и могут летать. Опровергая доводы о смертной природе человека, Гэ Хун говорит о достижениях медицины, показывая, что даже простые и неискусные методы могут существенно продлить жизнь; приводит примеры известных людей, живших 100—200 лет, сохраняя здоровье и бодрость, по причине использования возможностей медицины. Он упоминает также об успехах хирургии и рассказывает о внутренних операциях.
Обязательным условием достижения бессмертия является накопление заслуг. Все добрые и злые деяния фиксируются в «Книге Судеб». Для того, чтобы иметь возможность стать земным бессмертным, надо накопить 300 добрых деяний, а для того, чтобы стать небесным бессмертным — 1200. Одно злое деяние перечёркивает все заслуги, и накопление добрых деяний следует начинать сначала. Только накопив добрые деяния можно приступать к принятию снадобий.
Алхимики-даосы справедливо полагали, что до тех пор, пока в людях существует алчность, до тех пор будут храниться и манускрипты по «алхимии». Невежда их сохранит, надеясь обогатиться, ищущий задумается, а зрячий найдет в них подтверждение своим собственным выводам. Так Знания сами себя сохраняют в веках для достойных последователей, способных не только смотреть, но и видеть. Везде говориться о том, что читать и понимать «алхимию» может только тот, кто сам прошел процесс или хотя бы «идет по пути преобразований».
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4597
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Олег Гуцуляк 13 апр 2011, 10:59

Еще Сюй Дишань в 20-е гг. справедливо заметил, что доминанта конфуцианства в сфере этнопсихологии китайцев во многом является кажимостью, ошибкой стороннего наблюдателя, принимающего за сущностное наиболее бросающееся в глаза, тогда как в реальности удельный вес даосских представлений, активно формировавших этнопсихологию ханьцев и их менталитет, значительно превышает объем влияния конфуцианства.

P.S. Вообщея написал 150 страничную работу (и пишу далее)
"Феномен китайского миросозерцания: сокрытые истоки и причины" (El fenómeno de la visión del mundo chino:
orígenes y las causas ocultas)


Если рассматривать историю современного Китая в традиционном для самого Китая аспекте, окажется, что и ХХ век также был наполнен религиозными войнами. Но если раньше религия была прикрытием социального противостояния, то сейчас собственно идеология социального противостояния (антогонистических классов, Периферии – Центра и пр.) является прикрытием противостояния религиозно-метафизического).

Думаю, что она станет важным "цветком" будущих книг издательства Интертадиционала
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4597
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Олег Гуцуляк 13 апр 2011, 11:03

КОММУНИСТИЧЕСКИЙ МАОИЗМ – ЭТО НЕОДАОСИЗМ

Считается, что религиозный даосизм не родил серьезных попыток осуществить обновленческое движение. Напротив, по мере изменения облика Китая, вызванного развитием капиталистических отношений, рецепцией европейской науки, техники и культуры, ростом национально-освободительного и революционного движения, традиционализм даосизма нарастал, увеличивалась тенденция к замкнутости и обособлению, точному воспроизведению норм жизни и обрядов давно ушедшего прошлого.


В действительности Коммунистическая партия («Гунчаньдан») по китайски буквально переводиться как "Партия Общего Дела" (правда, возможен и вариант «партия общей собственности»), прямо отсылая к даоской традиции «Великого Делания» (алхимии ) — «Несколько лет упорного труда – десять тысяч лет счастья».
Т.е. вначале коммунистическая идея предстала в Китае неким «новым неодаосистсим учением», как бы развивая линию «неодаосизма» («сюань сюэ», возникшего в II-I вв. до н.э., затем, с помощью мыслителя Коу Цзянчжи соединившегося с религиознм даосизмом и ставшего в 444 г. государственной идеологией Северной Вэй, затем завоевав господствующее положение в империи Тан), признававшего участие каждого в общественно-государственной жизни (ранее только китайский «император обращался к небу с сердечной молитвой, в результате чего устанавливалась прямая связь и Небо ниспосылало дэ» — частичку Дао, которая полагалась императору, чтобы править страной [Маслов, 2002, 20-21]), добавляя теперь еще и социальную составляющую. В программных документах КПК есть такое понятие как «строительство духовного коммунизма», что, по существу, рассматривается как эманация Дао-Пути (тотальной этической нормы, лежащей в основе самого каркаса мироздания).

Также существует предание, согласно которому сам Мао Цзэдун говорил якобы о себе, что является «политиком, который лишь внешне — конфуцианец, а внутри — даос» [Ван Мин, 1979, 266]. Но в этом не было ничего необычного, а вполне в духе китайской традиции: «…Правители сменявших друг друга династий после Цинь и Хань под конфуцианской оболочкой искусно проводили идеи даосизма. Говорили, что те государства, в которых одновременно применялись принципы «вандао» (добродетельного правления) и «бадао» (деспотизма), неизменно достигали расцвета, а государства, в которых они не применялись, неизменно гибли. Конфуцианские и даоские каноны, несомненно, изучались при последующих династиях и стали главным источником научной мысли. Поэтому учения Конфуция и Лао-цзы (первое — явно, второе — скрыто) влияли на различные стороны культуры и политики феодального общества» [Фань Вэнь-лань, 1958].
Такие изречения Мао Цзэдуна, как «не бояться трудностей, не боятся смерти», «себе выбирать трудные дела, другим оставлять легкие» и ряд других сентенций подобного рода заимствованы из даосизма. Например, на второй сессии VIII съезда КПК в мае 1958 г. новой генеральной линией стал лозунг: «Несколько лет упорного труда, потом — вечное блаженство!». Сущность плана «большого скачка» сводилась к тому, чтобы путем резкого увеличения доли неквалифицированного труда, «простыми методами» добиваться увеличения количества зерна и стали, к производству которых, по мнению Мао Цзэдуна, сводились все проблемы развития промышленности и сельского хозяйства.
В ходе кампании по критике «конфуцианца» Линь Бяо массовыми изданиями проводились прозрачные сравнения («иносказательная историография») Мао Цзэдуна с первым объединителем Китая, императором-даосом Цинь Шихуан-ди, а Цзян Цинь — с великими императрицами прошлого: с женой «крестьянского императора», основателя ханьской династии Лю Бана, с императрицей танской эпохи У Цзэтянь и пр., при этом критикуя «первых министров» и «крупнейших конфуцианцев».
Даоская идея об инь и ян всегда занимала важное место в убеждениях Мао Цэздуна и отразилась в его увлечении теорией борьбы и единства противоположностей, в КНР господствовали идеи «антагонизма», «борьбы» и «противопоставления», «настрой на борьбу» за упорядочение производственных отношений и «ускоренное преобразование идей и представлений». Например, концепция противостояния двух начал была использована в т.н. геополитической доктрине «народной войны» — вооруженной борьбы «мировой деревни» против «мирового города», впервые изложенная за подписью Линь Бяо в статье «Да здравствует победа народной войны!» (сентябрь, 1965 г.). Один из идеологов КПК Ши Цзюнь в своей книге «Почитаем немного всемирную историю» (Пекин, 1973) особую роль отводит войнам, считая их неизбежным спутником всех революций, в том числе и «мировой революции», которая оказывается зашифрованным выражением «антангонизма инь-ян», порожденных этим «хаоса в Поднебесной», «бурных катаклизмов в мировой обстановке», «беспорядков». В ходе которых «новый мир социализма» идет к своей победе [Тихвинский, 1976, 309]. Его коллега Ши Бинь в статье «Исторический опыт заслуживает внимания» («Хунци», 1973, май) рассматривает главным геополитическим противоречием «противоречие между империализмом (западным и советским) и китайской нацией», а не между классами [Тихвинский, 1976, 312-313].
Еще раньше, в 1937 г. из-под пера Мао Цзэдуна вышли философские труды «Относительно практики» и «Относительно противоречия», а в 1957 г. выступил с речью «О правильном разрешении противоречий внутри народа», где он суммировал основной опыт китайской революции и построения социализма с философской точки зрения и попытался согласовать марксистскую диалектику с даосистской диалектикой «извечной борьбы двух начал» – «раздвоения единого и сочетания двух противоположностей в едином» («и фэн вэй эр, хэ эр эр и»).
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4597
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: ДАО и ДАОСИЗМ

Сообщение Олег Гуцуляк 08 авг 2014, 23:56

Терьен де Лакупери, работавший в Лондонском университете над переводами «И цзин» предположил, что основы построения китайской гадательной практики имеют свои корни в вавилонской культуре. Свои мысли он изложил в своем труде «Западные истоки ранней китайской цивилизации», в ней фигурирует мысль, что народности Бак, населявшие Вавилон, переселились в Китай, что якобы слово «байсин» - «простолюдины», дословно «белые люди», якобы тяготеет к самоназванию Баков.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4597
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина


Вернуться в Восточная кафедра


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron