Бесполезный класс

Бесполезный класс

Сообщение Александр Волынский 02 ноя 2016, 21:50

http://www.russiangap.com/2016/11/bespo ... da-trampa/
Профессор иерусалимского университета Юваль Ноах Харари продолжает утверждаться в роли одного из глобальных интеллектуальных лидеров. Сначала в книге «Sapiens: Краткая История Человечества» он представил свою концепцию прошлого и настоящего человечества. В новой книге “Homo Deus” он предлагает концепцию нашего будущего. Лекция, посвященная выходу книги, прошла на шестом этаже книжного магазина Foyles в лондонском районе Сохо.

Свою лекцию Харари начал с описания двух примеров, демонстрирующих, как развитие цифровых алгоритмов меняет целые индустрии. Первая область – это транспорт, где компьютеры скоро заменят водителей, так что уже через несколько десятков лет мысль о том, что люди когда-то водили машины, будет вызывать недоумение. Вторая область – это медицина, где датчики, собирающие о нас информацию и алгоритмы, ее анализирующие, вскоре начнут все больше вытеснять врачей, которые уже сегодня не способны уделить должного внимания пациентам.

Однако эти примеры не более чем иллюстрация принципиальных и глубинных процессов, которые, как считает Харари, еще при нашей жизни могут полностью изменить наше общество и наш образ жизни. По мнению Харари, рост сложности и эффективности алгоритмов, а также появление новых форм искусственного разума ведет к быстрой смене структуры рынка труда, при которой большинство существующих сегодня профессий будут стремительно терять свою актуальность.

Харари выделяет два типа человеческих ресурсов, которые превращают нас в рабочую силу. Первый – это физические ресурсы. Здесь роль людей постепенно вытесняется машинами уже со времен индустриальной революции. Второй тип это ментальные и когнитивные возможности человека. Сегодня это возможности стали постепенно заменяться при помощи информационных технологий. Основной вопрос, которым задается Харари, – придут ли на смену вымирающим работам новые формы трудоустройства. Согласно оптимистическому сценарию, новые работы предложат альтернативу старым. Однако существует и менее радужный сценарий, согласно которому старые профессии вымрут, а достаточное количество новых не появится.

По мнению израильского исследователя, подобная динамика может привести к возникновению «нерабочего класса» как наиболее значимой и масштабной социальной группы, и обеспечение ее нужд может оказаться под вопросом.

Если в XX веке государства, даже тоталитарные, остро нуждались в человеческих ресурсах и поэтому инвестировали в развитие масс, поддерживали их существование, то в уже в самом ближайшем будущем массы могут потерять свою экономическую значимость и оказаться абсолютно ненужными государству.

К примеру, люди в таком количестве больше не нужны военной индустрии, которая сегодня базируется на высоких технологиях и маленьких группах высоких профессионалов.

В этой ситуации элиты могут потерять мотивацию инвестировать в массы и проявлять какую-либо заботу относительно граждан. Этические обязательства перед людьми ещё могут некоторое время удерживать власти в векторе заботы о массах в либеральных государствах и государствах благосостояния. Однако во многих других странах этики не достаточно, чтобы обеспечить минимальное внимание государства по отношению к своим гражданам.



По мнению Харари, скоро мы можем стать свидетелями распада связки либерализма и капитализма. До недавнего времени экономические требования мотивировали этичное поведение, процветание требовало либерализации и охраны человеческих свобод. Но развитие алгоритмов может вскоре привести к тому, что забота о массах потеряет экономический смысл, и в результате пути экономики и либеральных ценностей разойдутся. Удар будет нанесен не только по капитализму. Социализм базируется на идее о важности рабочего класса как основного ресурса развития, и поэтому с возникновением «бесполезного класса» идеи социализма потеряют свою актуальность. Согласно автору «Homo Deus», в ситуации, когда старые идеологические модели устарели, возникнет необходимость формирования новых идеологий.

У возникновения «бесполезного класса» есть еще целый ряд последствий. «Власть уходит от людей и переходит к алгоритмам, которые начинают понимать нас лучше, чем мы понимаем самих себя», — говорит Харари. По словам ученого, рост количества данных не оставляет иного выбора, кроме как полагаться на алгоритмы и решения, которые они принимают за нас. Харари приводит примеры власти алгоритмов:

Алгоритмы могут отвергнуть вас. Алгоритмы могут сказать вам «нет», и никто не поймет, почему вы не понравились алгоритму. Алгоритмы могут уволить вас с работы

В этой ситуации, по словам ученого, под вопросом оказывается свобода человеческой воли в принципе.

Формирование «бесполезного класса», по словам Харари, ведет к исчезновению эффективной экономической модели для существования людей. Все, что нам остается, это быть потребителями. Впрочем, и в этом мы можем быть постепенно вытеснены алгоритмами. Харари приводит в качестве примера работу над маркетинговой кампанией его новой книги: «Я написал краткое описание новой книги так, чтобы заинтересовать читателя. Но потом к работе подключился редактор и изменил текст так, чтобы он понравился поиску Гугла и алгоритму Амазона. Мой потребитель в данном случае – это поиск Гугла», — заключает Харари, предполагая возможность существования экономических моделей, в которых люди оказываются не нужны ни в какой роли.

Харари считает, что ради повышения уровня жизни и поддержания здоровья люди будут готовы все больше отказываться от защиты частной информации. А возможные последствия для политической системы можно наблюдать уже сейчас, в ходе президентской кампании в США: «Растущий разрыв между политической и экономической системами ведет к тому, что у рядовых граждан усиливается ощущение того, что они теряют какую-либо возможность влиять на процессы, так как система в них не нуждается. Этим можно объяснить и популярность Дональда Трампа».

Трамп в своей абсурдности идеальный кандидат для того, чтобы дать пинок системе и доказать ей, что избиратели по-прежнему обладают силой над системой

Впрочем, здесь по мнению Харари, людей может ждать разочарование, так как подобный кандидат может привести к реформированию системы, в результате чего институты полностью потеряют свое значение, а голоса избирателей будут значить еще меньше.

Впрочем, Харари не хочет оказаться в роли Кассандры, предсказавшей падение Трои: «Я не предлагаю пророчества, а только рисую возможные пути развития». По словам израильского профессора, в то время как люди в Силиконовой долине являются источниками хороших новостей о будущем, социальные исследователи и философы должны помогать смотреть на вещи критически, чтобы таким образом дать возможность изменить ход грядущих событий. «Я не предсказываю будущее, я повышаю осведомленность чтобы это будущее предотвратить».



По мнению Харари, есть и ряд хороших новостей. Во-первых, технологии никогда не детерминистичны, а значит могут вести к формированию очень разных типов общества. Кроме того, есть сфера, которая продолжает оставаться вне власти алгоритмов, – это человеческое сознание. «Мы можем создавать искусственный разум, но мы не можем приблизиться к созданию искусственного сознания, — подчеркивает Харари. — Предположение, что развитие разума достигнет порога, на котором появится сознание, пока что не работает».

Возможно, миром будет править искусственный разум, но им не будет править искусственное сознание

По мнению исследователя, именно сознание должно стать приоритетной областью исследований современной науки: «Мы должны изучать сознание, а не мозг. Представьте себе гору. И вот мы роем туннель только со стороны изучения мозга. А нужно еще рыть туннель с другой стороны – стороны сознания. Возможно, эти туннели встретятся, и тогда мы только ускорим процесс научного познания. А возможно, окажется, что это два совершенно разных туннеля…»

Текст и фото: Григорий Асмолов
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9381
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Бесполезный класс

Сообщение Олег Гуцуляк 03 ноя 2016, 02:28

На нынешнем этапе капитализма происходит разделение пролетариата на экономический класс и революционный субъект.

Если первый превращается в «бесполезный класс» для всё развивающегося капитализма и составляет большинство от бывшего единого как сущность и субъект рабочего класса («пролетариата как такового») и опускается к уровню «досубъектного сознания», то второй, составляющий меньшинство от бывшего рабочего класса, как раз превращается в революционный субъект истории / общества.

И у этого меньшинства обнаруживается весьма радикальная задача: привнесение «классового сознания» извне «… во вроде бы досубъектную массу, которая на предприятиях города и села вступает в договорные производственные отношения с владельцами средств производства (земля, станки, помещения и т.д.) и потому стимулируется к «договороспособности», то есть к обретению собственного интереса. Казалось бы, парадокс – неимущий трудящийся вроде бы по определению должен жить инстинктом, откуда же у него интерес? На эту тему – богатейшая литература столетней давности, когда на политическую арену выступил индустриальный пролетариат и крепло рабочее движение и идеологическую инициативу захватывали последователи Карла Маркса. Вопрос очень тонкий, над ним бились не только марксист Георг Лукач, но и онтологист Мартин Хайдеггер. Интерес действительно пробуждается у некоторых трудящихся, но в латентном виде как некое проросшее зернышко. Мне кажется, латентный интерес скорее способен «материализоваться» в классовом коллективе «латентников», работающих в шаговой доступности друг от друга, к которым к тому же имеет доступ субъектный агитатор-живчик извне. Тогда возникают условия становления профсоюза, а в перспективе – и первичной организации той или иной партии. Нередко «живчиком» является мафиози, и организованный им профсоюз становится орудием мафиозной деятельности. Но часто «классовое сознание» привносят извне в среду некоторых слоев малоимущих трудящихся не мафиози, а представители той или иной субъектной политической силы. Не снизу взрастает «классовое сознание», а сверху или сбоку, как в акте зачатия не материнская пассивная яйцеклетка рождает дитя, а под воздействием стороннего активного («субъектного») сперматозоида. И долгоиграющий интерес «классового сознания» берёт верх над досубъектным охранительско-традиционалистским инстинктом и краткодействующими внушенными эмоциями-рефлексами» [Скурлатов В. О привнесении классового сознания извне // http://skurlatov.livejournal.com/1551944.html].
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4605
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: Бесполезный класс

Сообщение Неомарксист 03 ноя 2016, 03:31

Олег Гуцуляк писал(а):И у этого меньшинства обнаруживается весьма радикальная задача: привнесение «классового сознания» извне

Как показал опыт мирового революционного движения одной революционной пропаганды оказалось недостаточно для Мировой революции. Нужен связанный с новым социалистическим способом производства (экономикой знаний) класс учёных и интеллигенции, ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЙ в ликвидации своего статуса наемного работника на службе капитала. Промышленный пролетариат не заинтересован в смене общественной формации, поскольку вне индустриального способа производства его попросту не существует. Сталинисты и троцкисты кстати не поняли этого до сих пор и по-прежнему талдычат о промышленном рабочем-гегемоне революции. Только самодостаточные люди, которые могут предложить новые идеи и концепции будущего могут быть революционным субъектом, способным на революцию, а не бунт, бессмысленный и беспощадный.
Форум "УРАНОПОЛИС: Содружество Духовных Коммунистов"
http://newleft.forum24.ru/
Аватара пользователя
Неомарксист

 
Сообщений: 1809
Зарегистрирован: 02 авг 2010, 00:12
Откуда: Питер

Re: Бесполезный класс

Сообщение Олег Гуцуляк 03 июн 2018, 18:04

Нужен связанный с новым социалистическим способом производства (экономикой знаний) класс учёных и интеллигенции, ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЙ в ликвидации своего статуса наемного работника на службе капитала.


Люмпенизация интеллигенции приведет к весьма иному эффекту, чем похожий процесс относительно других социальных прослоек. В отличие от остальных, которые или просто «хотят» («секса / кайфа / впечатлений», «денег / дачи / машины / яхты / самолета», «возвращения СССР / империи / силы»), или даже особенно «хотят быть довольными собой» в любом аспекте бытия (т.е. быть банальными «троллями»), интеллигенция сущностно, при всей её маргинализации, – это единственная социальная сила, которая, не просто ХОЧЕТ, а ЗНАЕТ! Т.е. осуществляет постижение того, чем поистине является тот или иной предмет. И, соответственно, знает и понимает, какие необходимо произвести с этим предметом манимуляции, и они принадлежат они не к роду «праксиса» (praxis, что-то, что человек совершает только ради себя самого), а к роду «поэзиса» (poiesis, что-то, что человек делает ради внешнего результата, благодаря которому оно обретает свой смысл и свою ценность), т.е. оформляя мысль в слово, делает его высказыванием (statement) особого рода о смысле и ценностях – мифом, перед которым логико-рассудочное сознание обыденности являет всю свою беспомощность и опустошенность.

Иными словами, интеллигенция реализует гегелевскую «позицию господина» («отношение сознания к жизни»; «тот, кто ради свободы готов пожертвовать жизнью»), а не «позицию раба» («отношение жизни к сознанию»; «тот, кто в своем рабстве свободен как никто другой»). Но, будучи одновременно и «люмпеном», люмпен-интеллигенция реализует совсем иную для себя, как интеллигенции, реальность – в ситуации «у края бытия / страхе смерти» «… раб открывает жизнь как тотальность, которая течет в собственной, не вещной, непостижимой чрезмерности, вне-субъект-объектной, непредсказуемой событийности… Страх раба всеобщ, он направлен к жизни как таковой. Именно в таком страхе раб и выходит за предел рабского сознания» [Герасимова, Гегель …]. Т.е. большинство интеллигенции так и не предаст своей внутренней сущности – свободы («господина», по Гегелю).

Именно в люмпен-интеллигенте («proletariat intellectuel» [Энгельс, Международному…]) как одновременно «и рабе, и господине» снимаются бинарные оппозиции (дихотомии), с доминированием одного члена над другим. Но поскольку структура бинарных оппозиций (верх – низ, день – ночь, красивое – безобразное, добро – зло, гласные – согласные, женщина – мужчина, тело – дух, природа – культура, содержащее – содержимое, революционный процесс – стабильная реальность, равенство – угнетение и проч.) является одной из характеристик человеческого разума, то разум, в котором они отсутствуют, является «не-человеческим», «сверх-человеческим». Джон Уайт определял людей с таким необычным сознанием как «новых людей» (Homo noeticus), т.е. более других «продвинутых» по пути эволюции представителей нашего вида. В культурах, где бинарные оппозиции снимаются имманентно, носители этого «не-человеческого разума» предстают как «не-обычные» – «святые» и «бессмертные» (христианство, даосизм и дзэн-буддизм), или «особенные / трикстеры / шаманы» (северо-евразо-американские культуры). Поэтому не удивительно, что в современной Западной цивилизации со все большей люмпенизацией интеллигенции, т.е. с превращением её в «радикально иное» относительно к рационально обустроенному миру Капитала (его верховным апологетом является Айн Ренд), возвращается мифологическое как неприменное стремление к последующему преодолению, медиации осознанных противоположностей.

Но если архаическое мифологическое мышление идет в процессе снятия бинарных оппозиций от более резких к мение (например, фундаментальная противоположность жизни и смерти заменяется менее резким противостоянием растительного и животного царства, эта – еще менее острой оппозицией травоядных и плотоядных, а последняя преодолевается с помощью «культурного героя» в образе зооморфного существа, питающегося падалью – в мифах индейцев северо-западного побережья таким существом-медиатором является ворон), то нынешнее мифологическое мышление снимает оппозиционность радикально и одномоментно, – в одновременном и равноправном состоянии разных реальностей (что и есть главным признаком эпохи Постмодерна), и «… локализованность субъекта в одной из которых – результат случайности или момент "языковой игры", а не следствие фундаментальных законов» [Курицын, К ситуации…].

И тут люмпен-интеллигент является тем, кто генерирует слушающим системные нарративы о таких практиках снятия дихотомий, повинуясь внутреннему стремлению к прогрессу, в ходе которого она пытается вобрать в себя что-то новое: «… Прогресс как в обществе, так и в науке зависит не столько от трезвого расчета, сколько от иллюзий, управляющих нашим сознанием и влияющих на принятие решений. Но тогда и сами иллюзии следует считать чем-то отнюдь не «иллюзорным». Критически посмотрев на собственный мир, мы найдем немало вещей, которые при взгляде со стороны также покажутся иллюзиями, но они для нас важны, и во имя их мы совершаем поступки. Ирония истории состоит в том, что нам неведомо, что из наших взглядов и действий сохранится в истории, и каким образом наши иллюзии трансформируются в «реальность» для потомков» [Халапсис, Виза…].

И новое есть не обязательно что-то сложное и недоступное простому. Даже наоборот. Совсем наоборот. И набор этих иллюзий, мифов огромен!.. То ли «грядущее Царство Божье», то ли «построение коммунизма», то ли «гражданское общество», то ли «общество равных возможностей»… Поэтому интеллигент прибегает к общепризнанным шаблонам и элементарным понятиям, «духовно соответствовать некой усредненной заурядности в человеческом обществе», лишь незначительно опережая теоретический уровень слушателей (создавая у них уверенность в том, что на самом деле они сами должны были до того или этого догадаться) [Тендряков, На блаженном…, с. 29-30]. Но при этом улавливая и используя далекие и глубокие чаяния большинства.

Факт отрицания интеллигенцией «старых мифов», нивелирование мнимых и идиотских ценностей и убеждений «почвенников», весьма жестко дало основания идеологу русского консерватизма Г. П. Федотову определять сущность «интеллигенции» как группы (течения, традиции), объединяемой «беспочвенностью своих идей» [Федотов, Трагедия…].
Ну и пусть новые чаяния будут иллюзорными, без какой либо «почвы» в прошлом или нынешем!.. Ведь с миром, который вовсе не логичен, не разумен, следует бороться его же оружием: делая что-то доброе, следует делать это без особых причин: «… только в этой беспочвенности оно сохраняет контакт с возможностью эволюции условий жизни людей на Земле. Если бы у общества был фундамент, оно бы было беспомощным перед следующим цунами. А так общество в любой ситуации как Ноев Ковчег: оно собирает тех, кто перед лицом потопа вовремя признал свою растерянность и устанавливает парус, чтобы где-то предварительно бросить якорь. Единственное, на что мы можем положиться, это наша подвижность» [Беккер, Общество будущего…].

Предлагая миру свой «новый миф», интеллигенция окончательно освобождается от тяжелого бремени интеллектуальности, а значит – от искусственности, чуждости, «ненастоящести». И тем самым становится доступной для других, ведь «... блестящим аргументам большинство предпочтет пусть и не вполне достоверные, но факты» [Халапсис, Виза…]. Например, факт того, что Пифагор повторил подвиг Орфея, спустившись в Аид и, вернувшись из него, поведал об этом чуде миру… Или что ангел Мороний явился Джозефу Смиту-младшему и рассказал ему о зарытых на холме золотых пластинах, на которых выграфирован сборник древних писаний пророков… Или Ленин, сидя в тюрьме, на полях книг писал молоком о возможности внесения марксизма в тред-юнионистское сознание пролетариата

Естественно, вторжение «нового мифа» вызывает когнитивный диссонанс и падение в ступор у идиотов как из числа системных верхов, так и крайне люмпенизированных масс. Поэтому и бесновались в убийственной дикости, жестоком обскурантизме и фанатичной злобе римские плебеи перед фактом всё большего распространения в среде римских патрициев христианства, самой иррациональной религии из всех возможных (!!!)…

Люмпен-интеллигенция становится максимально «открытой системой» и ей судьбой предрешено стать родоначальником новой формы социальной жизни. Т.е. здесь, действует описанная А. Тойнби модель «Ухода и Возврата»: «… Творческая личность, уходя и выпадая из своего социального окружения, преображается, возвращается затем в то же самое окружение; возвращается, наделенная новыми способностями и творческими силами. Уход позволяет личности реализовать свои потенции, которые не могли бы найти выражения, подавленные прессом социальных обязательств, неизбежных в обществе» [Тойби, Постижение…, с. 267].

И подобное происходило не однажды в жизни человеческой цивилизации.

Например, в Индии VI-V вв. до н.э. в условиях назревания социального взрыва в следствии общего демографического роста, тотального ускорения процесса деклассирования населения, утраты управленческо-воинской кастой своих позиций, появление слоёв просвещенных, обученных, но не получивших жреческих и управленческих должностей (от центральных до сельских), ставших закрепляться за представителями конкретных родов и т.д., интеллигенция индийской цивилизации впротивовес учению о кармическом детерминизме, легитимизировавшего жизнь низших каст в состоянии полного отчаяния, сформулировала доктрину (дхарму), ставшую основой непротивленческо-цинической позиции относительно к реальности, известной ныне как буддизм. Властная Система очень быстро сообразила полезность для себя буддизма, так как он лишал население не индивидуальной, а социально-активной сути («личность – это иллюзия»), превращал их не в массу, могущую достичь «критического состояния» и смести социальный строй, а в составляющих толпу (обладающую размытой идентичностью, повышенной внушаемостью, утратой рациональности) лишенных субъектности маргиналов – удаляя на периферию общества, превращая «ненужных» в бомжей, попрошаек, отшельников, в лучшем случае в монахов [Анатоль, Истина…, с. 132-133].

Да, со временем буддизм превратился в одну из величайших цивилизаций человечества, наполненную гуманистическими тенденциями и социальной солидарностью, и, конечно, не без усилий самой интеллигенции – и это еще раз доказывает величие действия диалектических законов развития.

Но не всегда лишающие индивидов социальности (десоциализирующие) проекты [Ковалева, Десоциализация…] могут осуществить переход в качественно лучшую сторону. Как правило, абсолютизация коллективного «мы» (община / общность / класс / нация / содружество) в сопровождении с тотальным разрушением личности (социальной индивидуальности) путем минимизации социальных контактов (устранение неформального общения и ограничение официального), симуляции социальности (создание с помощью СМИ видимости соучастия в жизни общества / власти) и постоянной угрозы жесткой депривации (лишением возможности ублажения основополагающих потребностей и нужд – полового влечения, приема пищи, сна, жилища, общения между ребенком и родителем, между супругами, – или утраты благ, жизненных условий, привычных для конкретного индивида) приводит к появлению в целых поколениях интеллигенции т.н. «генетического страха», парализирующего волю, сдерживающего развитие социальных и творческих амбиций, отравливающего сознание, ограничивающего социальную активность, содействующего развитию конформизма, т.н. «двойной морали» [Касьянов, Незгодні…, с. 179]. Это мы можем четко наблюдать на примере нынешнего российского общества, неуёмно ринувшегося от советской «культуры рабства у жути» через ельцинско-гайдаровскую «культуру принятия ужасов кризиса» к путинской «культуре сопричасности фобии»… Но, думается, такое – лишь частность и временность, хотя и продолжительная. До тех пор, пока сквозь трещины в загатах и дамбах общероссийской «культуры страха» не прорвутся, просияв под лучами солнца свободы, первые капли неминуемого и могущественного каскада воли к обретению Пути, Истины и Жизни.

Соответственно, можно надеятся на то, что в эпоху Постмодерна, постиндустриализма и постпозитивизма именно в среде люмпен-пролетариата получат рождение новые мифологические доктрины. Расцветут ли они на болоте маргинального мира как новый чистый лотос сокровенного учения, или это будет окропленный кровью новой сакральной заместительной жертвы камень преткновения – будущее покажет!

Одно ясно: да, ими овладет со временем Система, приручит, адаптирует и нейтрализует ...

Но и они, в свою очередь, родят новые величайшие приключения духа в очередном обороте вселенского колеса свободы и необходимости…

Всё это было прежде, – и повторится вновь!

(с) Олег Гуцуляк
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4605
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: Бесполезный класс

Сообщение Александр Волынский 04 июн 2018, 06:16

Интеллигенция, в русском понимании этого слова, носитель ценностей альтернативных ценностям традиционного общества, ценностях основаных на критическом анализе. Поскольку традиционное общество разрушено, то у интеллигенции остался только критический анализ.
Понятно, что интеллигенция хочет вернуть себе и право творить мифы и ценности, что и составляет суть Постмодерна. Интересно, что сегодняшнее торжество нарративов, которые почему-то называют фейками это и есть Постмодерн во всей своей красе. Даже если Боинг сбил русский виновата все равно Украина, даже если джихадисты взрывают мир виноват Израиль. Если посмотреть на философские истоки Постмодерна, то там американский Прагматизм - истина это то, что полезно. Но сами прагматисты понимали, что разные истины разных групп могут конфликтовать и должна существовать некая Истина Человечества, которую и выражал в свое время Монотеизм (сегодня обилие "монотеистических" религий не позволяет говорить о Едином Боге).
Прагматическая "полезность" интеллигенции может возникнуть только если они от критики перейдут к конструктивному проекту, а пока они не более чем "говно нации".
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9381
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль


Вернуться в Кафедра соц-теории


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron