Индоевропейские и ностратические этимологии в языках Толкиен

Индоевропейские и ностратические этимологии в языках Толкиен

Сообщение Максим Медоваров 01 май 2013, 14:19

§2. Некоторые эльфийские этимологии.

Поиск этимологий эльфийских (и не только) слов среди реально существующих языков идёт давно. В его процессе установлено, что далеко не все сведения об интересах Толкиена можно найти в письменных источниках. Например, нам ничего достоверно не известно об изучении им кавказских (в частности, хуррито-урартских) языков; но сделанное не так давно открытие, что многие орочьи слова имеют именно хурритскую этимологию, произвело сильное впечатление на исследователей. Поэтому я считаю нужным высказать ряд соображений на этот счет.
Первое. Лучше всех исследованы сейчас кельтские этимологии, которые лежат на поверхности: большое количество синдаринских слов прямо взято из валлийского или ирландского. (Впрочем, здесь также нельзя перебарщивать: Толкиен сам признался, что к моменту создания орочьего слова «назг» - кольцо – он не знал о том, что по-шотландски кольцо будет «nasc».) Всех желающих я отсылаю к «Индексу» «Неоконченных сказаний» в переводе С.М.Печкина; там можно найти много соответствующей информации.
Второе. Финское влияние. Оно послужило первотолчком к созданию квенья (само название этого языка происходит от квенов – финноязычных жителей Норвегии). Очень многие квенийские слова не просто по звучанию напоминают финские, но и прямо взяты из этого языка: иногда даже не изменив значения (tie – путь, tule – приходить, lapse – ребёнок), иногда Толкиен придал им другой смысл: кв. nelde «три» в финском означает «четыре». Из финского заимствовано и подавляющее большинство квенийских аффиксов – как падежных, так и личных. Финское влияние проявляется в самом грамматическом строе квенья – это агглютинативный язык (точно так же, как синдарин вслед за валлийским наполнен ленициями и мутациями). (Правда, грамматический строй квенья в ввысшей степени своеобразен и носит некоторые черты искусственности: агглютинативность – но три склонения у существительных; к тому же личные аффиксы у глаголов могут опускаться по контексту, чего не бывает в естественных языках.) Но, говоря о финском влиянии на квенья, исследователи часто забывают упомянуть общеностратические корни: например, аффиксы принадлежности в квенья не только восходят к финскому, но и схожи с алтайскими и в конечном итоге со всеми ностратическими. (Хотя о полном совпадении речь не идёт.)
Отмечу одно обстоятельство: если для англичан особой привлекательностью обладает синдарин, сами звуки которого воздействуют на их подсознание, пробуждая память о кельтском субстрате, то, по, меткому замечанию Каменкович и Каррика, квенья получит особое признание именно в России, поскольку пробудит в нас память о финно-угорских корнях. (См. §1.)
Третье. Латинское влияние. Очевидно здесь только то, что в квенья, который Толкиен за его роль в истории Средьземелья называл «эльфийской латынью», правила постановки ударения полностью совпадают с латинскими. С этимологией слов сложнее: кроме слов сúma «пустота» (от лат. vacuum, ср. avaсúma – «внешняя пустота»; это слово не имеет ничего общего с финским kuuma «тёплый») и ungwe «паутина» (видимо, связано с лат. unguis «коготь»), на ум ничего не приходит. Впрочем, если выйти за пределы квенья, то значительный интерес представляет имя Инканус, как называли Гэндальфа в Хараде. По-латински это означает «серый», что и требовалось доказать, хотя некоторые исследователи и склонны приписывать этому имени вавилонское происхождение.
Четвертое. Толкиен, разумеется, знал древнегреческий язык; и греческому влиянию посвящена специальная статья киприота Андреаса Андреу (владеющего шестью языками). Его замечания по поводу сходства сочетаний согласных в квенья и греческом не очень убедительны; но относительно гласных он сделал настоящее открытие: все квенийские дифтонги восходят именно к греческим! Что касается фонетики, то я бы добавил сюда и сходство древнегреческого правила «Слово может заканчиваться либо на гласный, либо на n, r, s» с квенийским «Слово может заканчиваться либо на гласный, либо на n, r, s, t». Рассуждения Андреу о спряжении глаголов в новогреческом и квенья меня не особенно впечатлили; но он верно подметил сходство греческого приращения e- с удвоением первой гласной корня в квенийском перфекте. Однако это явление следует возводить не к греческому языку, а к общеиндоевропейским явлениям. Далее, вполне осознанным выбором Толкиена является построение родительного падежа в квенья. На ранних этапах он использовал финское окончание –n, но затем присвоил его дательному падежу, а родительный стал оканчиваться на –o в единственном числе и –on во множественном – но ведь последнее окончание является греческим! Кстати, можно найти сходство и между окончанием дательного падежа –n в квенья и винительным –n в новогреческом (где винительный падеж выполняет и функции дательного тоже). (Само же окончание –n является общеиндоевропейским и даже общеностратическим.) Совершенно очевиден и факт заимствования общеэльфийского отрицания ú из греческого.
Касательно лексики: общеизвестно, что кв. falassa «побережье» происходит от греч. thalassa «море». Я нашёл ещё две интересные параллели: кв. tyuru, греч. tyros – «сыр» (ср. рус. «творог»); кв. mahta «сражаться», mahtale «битва» - греч. makhé «битва», makhomai «сражаться». Кроме того, возможно родство эльфийского корня mor «черный» с греч. «маврос» (хотя тут слышится и общеиндоевропейский корень «смерть»). Андреу приводит список из 24 слов, одинаково звучащих в двух языках; но важны из них лишь те, чьё значение сходно, иначе это просто безпочвенные утверждения (как leuca – в квенья «змея», в греческом «белый»; или греч. noumenon «познаваемый», которое никак не связано с Нуменором). Не имеет под собой никаких оснований и сравнение имени Саурон (изначально Thauron) «отвратительный» с греч. saura «ящерица» (этот корень знаком нам по слову «динозавр»); зато можно говорить о родстве c общеиндоевропейским корнем «тавр», tauros – бык (да и не только индоевропейским, но и ностратическим: ср. араб. thaurun «бык»). Тех пар греческо-квенийских слов, за которыми действительно что-то стоит, я насчитал шесть (плюс три вышеуказанных: море, сыр, битва): кв. metta «конец» - греч. meta «после», кв. pé «губа» - греч. pe «говори!», кв. cala «свет» - греч. kala «хорошо, добро», кв. apsa «пища, мясо» - греч. apsa «красный перец», кв. yerna «старый» - греч. gerna «он стареет» и – сразу бросающееся в глаза – кв. oron, греч. oros «гора».
Пятое. Славянские этимологии. К русскому языку однозначно восходит употреблявшееся Толкиеном в его ранних вариантах квенья слово velice – «великий». Но куда больший интерес представляет, на мой взгляд, кв. russe – «рыжий». Это свидетельствует о том, что Толкиен как лингвист отлично знал об иранском (и далее – праиндоевропейском) происхождении слова «русский», не поддавшись влиянию лживой норманнской теории. Если выйти за пределы квенья, то славянским является имя Радагаст (о чём уже много написано). Что касается имени Боромир, то здесь сходство, видимо, случайное (хотя кто знает?). Кроме того, кв. суффикс –ie по ряду своих функций схож с русским –ие (lantie - падение).
Шестое. Индийские этимологии. Их я нигде не встречал, но четыре бросающихся в глаза случая я обязан назвать: санск. нар, нри «человек» - кв. nér «мужчина» (впрочем, сюда же я бы отнёс и греч. anér); санск. гаура «ужас» и синд. ngaur «оборотень»; санск. корень кар- «делать» и кв. car- «делать»; санск. бала «сильный» (от индоевр. bal) – кв. vala, синд. bal «сильный» (ср. в слове балрог, valarauco). Последнее предположение мне кажется более верным, чем возведение этого слова к семитскому Ваалу.
Седьмое. Общеиндоевропейские этимологии. Это самый многообещающий раздел эльфистики и пока еще малоизученный. Нам известно, что к индоевропейскому восходят: квенийское пассивное перфектное причастие на –na; повелительное наклонение глаголов; аффикс 3 лица мн.ч. на –nt-; общеэльфийское окончание множественного числа на –i (сохранилось во II–III склонениях в квенья). Спорен вопрос о предлоге na (к) и производном от него окончании аллатива –nna: я убеждён, что они происходят от русского предлога «на», в то время как Андреу выводит их из новогреческого языка. Впрочем, пожелательная частица na в квенья однозначно восходит к греческой. Что касается общеиндоевропейских слов в эльфийских языках, то это особая тема: дело в том, что звучание таких слов воздействует на подсознание любого индоевропейца, даже не знакомого с лингвистикой, и порождает целый ряд ассоциаций. Так, общеэльфийский корень mor- «черный» во всех арийских языках связан со смертью и вызывает мрачные ассоциации; любому из нас понятно, почему герои «Властелина Колец» вздрагивают при одном слове «Мордор» или «Мория». Кв. axo «кость» связано и с лат. и греч. os «кость», рус. «ость», лат. axis «ось» и т.п. Любопытен пример кв. huo, синд. huan – «пёс» (от праиндоевропейского слова kuon, потомками которого являются ирл. сu, лат. canes, греч. kyon, нем. Hund, англ. hound, санск. śva и скиф. suaka – заимствованное в русский как «собака»). При звучании этого слова у нас подсознательно всплывает какой-то образ мифического пса. Интересно название народа друаданов. Индоевропейский корень dorw вызывает многочисленные ассоциации: греч. drys «дерево», кельт. druid «друид», англ. tree «дерево», true «верный, правильный», truth «правда», trust «доверие», рус. «дерево», «деревня», «деревянный». Что касается германских языков, то прозрачной кажется этимология кв. lóce «змей» от имени злого бога Локи, а также wen «дева, женщина» от др.-англ. cwen «женщина» (современное queen «королева»), хотя это слово происходит от общеиндоевропейского gwen. Наконец, ещё одна крайне интересная этимология: от и.-е. корня kwer – действовать – происходит kar «делать»; ср. квенийское car- «делать». Эта параллель интересна тем, что в индоевропейских языках этот корень стал применяться к волшебству, магии: санск. krtya «волшебное делание», krtvan «чародейство», karman «дело», karmana «чары», kartram «магическое средство»; рус. чары, укр. каровати; лит. kereti, kirti «то же».
Последнее. Неиндоевропейские и нефинские этимологии. О хурритском языке говорилось выше; приходит на ум также кв. Anar, синд. Anor «Солнце» - и монгольское нар «Солнце». Кв. sanwe «мысль» напоминает тюркский корень san- «мыслить». Но в первую очередь, здесь речь пойдёт о семитских и прочих афразийских этимологиях. К этому вопросу следует подходить крайне осторожно: здесь возможны случайные совпадения. Так, может показаться, что собирательное окончание в синдарине на –rim схоже с еврейским –им; но на самом деле, как указывал сам Толкиен, синдаринское окончание происходит от rim, кв. rimbe – «многие». Столь же случайным является сходство синд. адунаи «человек» (от дун – «запад»; по-китайски, кстати, «дун» значит «восток») с библейским именем Господа Адонай. Название Мория (от mor – «черный» и ia – «бездна») также не связано с библейской горой Мория, а навеяно датской сказкой про замок Сория-Мория. В главе 5 книги «Дж.Р.Р.Толкиен – христианин, консерватор, традиционалист» я отмечал два названия, однозначно взятых из Ветхого Завета: Риммон и Эрех (хотя формально последнее произошло от эльфийского Eru «один»); что касается Лебеннина (синд. «пять рек»), то сходство с англ. Lebanon «Ливан», скорее всего, случайно. Впрочем, общеизвестно, что гномий язык, разработанный Толкиеном лишь отрывочно, строился по семитскому (и шире – общеафразийскому) образцу, т.е. корень представлен в нём тремя согласными.
Однако я не специалист в гномьем языке, поэтому скажу лучше об эльфийских языках. Кв. melco «могучий», как я неоднократно подчеркивал, явно происходит от семитского корня m-l-k «царь» (евр. мелек, араб. малик). Кв. úre «жар» явно происходит от др.-евр. «свет, пламя» - ср. имя архангела Уриил (кстати, это заимствование стоит в одном ряду с такими кальками, как Манвэ – Михаил и Тулкас – Гавриил). Как впервые установлено мною, кв. celva «животное» заимствовано из араб. килв «дикий осёл» (ср. также калб «собака»). Также очевидно, что кв. lá «нет» прямо взято из арабского. Широко известно, что кв. arda «царство, земля» происходит из араб. ´ард «земля» (но возможно и нем. Erde или голл. aard «земля, мiр», ср. англ. earth). Приведу ещё одну ранее не называвшуюся параллель: кв. nís «женщина», возможно, родственно праафразийскому ns «человек» (араб. инсан) или nHs «женщина» (др.-евр. наш «женщина», чад. nísí «женский»). Добавим сюда и упоминавшегося выше быка (thaur, им. падеж thaurun)… Итак, в области этимологий слов из толкиеновских языков имеется обширное и практически неизученное поле исследований; я приглашаю всех желающих попробовать здесь свои силы.
NB: Д.Сало доказал, что в валарине (языке Валаров) слово pathân означает «лист». Хотелось бы привести веский аргумент в пользу этого предположения: ностратический корень p-t значил «лист, падать, листопад» - отсюда, в частности, рус. «падать» и груз. «потоли» - лист. Неясно, правда, опирался ли при изобретении этого слова Толкиен на выводы ностратики, на данные отдельных языков либо же это произошло чисто интуитивно, что столь характерно для проницательного лингвистического чутья Профессора.

ПРИМЕЧАНИЕ. Эта статья написана мною в 2008 г., в ней я ничего не менял. Сейчас я бы более уверенно сказал, что корни для своих языков Толкиен изыскивал и из ИЕ, и из семитских, и из кавказских, а потому неудивительно, что иногда набредал на такие корни, как "path" "лист", который присутствует и в ИЕ, и в картвельских, и в дравидских, и в алтайских и уральских, а также на корни, которые общие для ИЕ и афразийского. Удивляет лишь та гениальная точность, с какой он угадывал именно те корни, которые и сейчас сильно воздействуют на психику.

См. также здесь: viewtopic.php?f=12&t=4727
Россия слишком величественна, чтобы проводить национальную политику... ее дело в мире есть политика рода человеческого... (П.Я. Чаадаев)
Аватара пользователя
Максим Медоваров

 
Сообщений: 7729
Зарегистрирован: 03 фев 2010, 16:53
Откуда: Россия, Нижний Новгород

Вернуться в Факультет филологии и языковедения


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron