КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ

КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ

Сообщение Олег Гуцуляк 01 июл 2013, 10:09

Все на тему кавказских языков
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4628
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ

Сообщение Олег Гуцуляк 01 июл 2013, 10:09

Арби Вагапов: Нахские и индоевропейские языки

Категория: О Чеченцах Опубликовано: 01.07.2013 07:51 Автор: Ичкериец
По современным научным представлениям чеченский язык вместе с ингушским и бацбийским языком образует нахскую группу иберийско-кавказской языковой семьи, составляющими которой являются также картвельская, абхазо-адыгская и дагестанская группы. По другой классификации нахские и дагестанские языки объединяются в нахско-дагестанскую группу. Такой классификации придерживаются в основном кавказоведы, европейские же ученые признают три группы – картвельскую (грузинскую), абхазо-адыгскую и нахско-дагестанскую – отдельными языковыми семьями, не связанными между собой генетическим родством, то есть родством по происхождению.

Отсутствие единой точки зрения по данному вопросу объясняется разными критериями оценки проблемы родства языков. Так, известный лингвист Б.А.Серебренников считает, что «характерной особенностью попыток доказательства генетической общности кавказских языков в целом является или абсолютный априоризм, или применение негодных методов исследования этой проблемы». Если в индоевропейских языках, к которым относятся арийские (индийские и иранские), славянские, балтийские, кельтские, германские, романские, албанские, греческий и армянский языки, значительный пласт родственной лексики, морфологических и синтаксических общностей, то в кавказских языках, по мнению Г.А.Климова, «непредубежденному исследователю бросается в глаза не только существующие между их отдельными группами серьезные расхождения структурного плана, но и резко очерченная материальная специфика каждой из групп». «Здесь глубоко различен состав основных разрядов местоимений, числительных, прилагательных, очень мало сопоставимых слов среди имен существительных и глаголов. Можно отметить всего около двадцати общекавказских лексических единиц, способных претендовать на исконный характер».

Чрезвычайное разнообразие кавказских языков и их малоизученность делает на сегодняшний день попытки восстановления их фонетической прасистемы малоперспективными. В то же время становится весьма притягательной идея тщательного сопоставления нахских языков с хорошо изученными индоевропейскими языками.

Для доказательства родства языков в первую очередь необходимо реконструировать общую праязыковую систему гласных и согласных. В индоевропейском праязыке восстанавливает 5 чистых гласных (а, е, и, о, у) и 6 дифтонгов-двугласных (ай, ей, ой, ау, еу, оу), которые могли противопоставляться по долготе-краткости. Такую же систему гласных, по всей видимости, можно постулировать и для пранахского языка. Не имея возможности рассматривать здесь каждую гласную отдельно, для иллюстрации предлагаемого нами генетического родства между нахскими и индоевропейского языками мы выбираем два дифтонга ай и ау. Поскольку в разных позициях звуки ведут себя по разному, принято рассматривать три основные позиции – в начале, середине и конце слова.

Положение в начале слова

Индоевропейские языки Нахские языки:
айс - «снег, иней, лед»
йис – «иней» (мн. иэсарш) из айс/йас
айх – «сияние; честь; стужа; стыд»
йахь – «честь, достоинство», йахьо – «застудить, отморозить», иэхь – «стыд, совесть»
айк (иранск.) айш // иш – йиш «воможность, состояние» (мн. иэшарш) < айш < йаш
айг1 – «больной расстроенный»
иэг1а – «расстроиться, рассориться, быть не в себе».

Из этих и других оставшихся за кадром фактов вырисовывается следующая картина следующая картина звукового развития: ай > ей ие> и, сравните еще персидское йах – «лед», курдское йех, осетинское их – «лед», немецкое эйс, исландское исар – «льды», восходящее к вышеуказанным праформам айх//айс.

Такой же фонетический процесс имеет место и в СЕРЕДИНЕ СЛОВА:

1) нахск. са – «свет» > сани «светлый, небесный» > сайни > сейни > сиени > сини > сина – «синий, голубой, зеленый», ср. русск. – синий;

2) нахск. са – «свет» > сари > сайри > сейри > сиери > сири > сира – «сивый, седой, серый», ср. русск. - серый из др.-русск. – сиерый;

3) нахск. ба//б1а – «блеск, глаз; белок», бали – «белесый, белый, блестящий» > байли > бейли > биели > била – «белила, хна», ср. русск. белый из белый, и-е. б1а, иранск. ба «сиять, блестеть»;

4) нахск. г1а – «бедро, опора, давление» > г1али – «придавленный» > г1айли > г1ейли > г1иели > г1или > г1ила – «слабый, хилый»;

5) нахск. са – «душа, дух» > сали – «сильный духом» > сайли > сейли > сиели > сили > сила, ср. бацбийское сили – «сильный духом», русск. сила, литовское сиела – «душа, дух», древнерусское посейлис – «дух» и т.д.

Добавим также, что от основы «синий, зеленый» при помощи распространенного чеченского суффикса – о образовано аккинское сиено – «зелень, трава», неотделимое от древнерусского сиено, русск. сено, литовск. шиенас, латышск. сиенс, финск. (из балт.) х1ейна – «сено».

Позиция в абсолютном конце слова

1) нахск. тарх – «уступ, скала» > тархаг > тархай > тархей > терхие > терхи – «выступ, сруб, ступенька», ср. осетинск. тархаг – «скамья, полка»;

2) нахск. бар – «езда, везение, движение» > бараг > барай > барей > берие > бери – «наездник, берейтор», ср. осетинск. бараг – «всадник», чеч. барма – «носилки, для человека», древнеиндийск. барами – «несу», русск. беремя – «бремя»;

3) нахск. галаг – «мешок» > галай > галие > гали – «мешок», ср. осетинск. голлаг, даргинск. гавлаг, беларусск. гвалаг – «мешок». Не отсюда ли древнерусское калита – «мешок» при чеченском гали да «мешок суть», где да – вспомогательный классный глагол «есть»?

4) нахск. лам – «гора, склон, изгиб» > ламаг > ламай > ламей > ламие > лами – «лестница, ступенька, перекладина», ср. кабардинск. лъэмыж – «мост», лакское ламу – «мост», славянское ламь – «каменомомня, сгиб, сустав», леметь «перекладина лестницы, ступенька».

Аналогично от хачаг образованы чеченск. хеча – «брюки» (ср. русск. гачи – «штаны»), от кхал-аг – чеченское кхелли – «навоз, отбросы» (ср. русск. кал, каляга – «грязь»).

Такую же процедуру рассмотрения можно избрать и для дифтонга ау, который, в отличие от ай, представлен в начале слова значительно реже. Отметим наиболее известные случаи.

Индоевропейские языки Нахские языки

1) ауг//ог – «расти», йоккха – «большой, великий», увеличиваться (латинск. аугео, их й-вуху от акъ - «резать», готск. аукан, литовск. ауну) из ак – «прорезаться», ср. йаккхий - «острие, прорезаться, выростать»

2) аур – «бурлящая вода», аураш – «потоки, ручьи», литовск. йаура – «болото», латышск. от аур из ару йура – «море», греч. авра – «вода», славянск. вар – «кипяток»

3) аус – «рот, уста, устье», славянск. аст – «источник, устье», уста, устье,. прусск. аусто – «рот», чеч. хьаст, хьуоста – «устье», латинск. аускулум – «ротик», родник, источник, остиум – «устье», др-инд. ас – «рот».

Фоносематические (или звуковые и смысловые) соответствия регулярны. Нахские слова, как правило, имеют заставочные звуки в виде классных показателей (й-в йоккха) или протез (1-, хь- в 1овша, хьоста). Первичным звуком корня, вне всякого сомнения, является а, последовательно изменяющийся в ау > оу > у. Об этом свидетельствуют не только нахские, но и собственно индоевропейские лексические данные. Тем самым попутно устанавливается соответствие индоевропейского а нахскому а.

Такое же звуковое развитие наблюдается в середине и конце слова. В частности это показывают нижеследующие примеры:

1) чеч. буьйда – «сырой, мягкий» из буоди < буод – «тесто» < бауд < баду < бад, ср. ч1еберлойское бадиш мн. «тесто», и.-е. беуд//буод – «мять, месить, давить», русск. беда;

2) чеч. нуьйда – «пуговица, застежка» из нуоди < нуод < науд < наду < над – «плести, связка», ср. чеч. недарг1а//нуодарг1а – «камышовая завязка веника», и.-е. нед – «связывать», англ. сноод – «сетка (для волос)».

Сюда же и.-е. неу-, иранск. нау «вязать, плести», наута – «сплетенный», русск. сновать, сную, немецк. шнур – чеч нуй – «веник», мн. нуораш, инг. нув, акк. нив, итумк. нуй, мн.нараш;

3) чеч. луьйдиг – «стебель кукурузы, лист кукурузного початка» луодиг < луод – «отходы кукурузных стеблей» < луод < лауд < ладу < лад, ср. русск. лад – «слаженность, гармония, строй», лодыга – «стебель», лодыжка (ладное сочленения костей голени с костями стопы);

4) чеч. буьйра – «яичный желток» из буори < буора – «желтый, желто-коричневый» < буор < бауру < бар, ср. и.-е. баур – «коричневый», нем. браун – «коричневый», чеч. буордаха, инг. боарха – «коричневый, мясного цвета», и.-е. бар – «светлый, ясный, коричневый»;

5) чеч. шуьйра – «широкий, обширный» восходит к шуори < шуор < шаур < шару < шар – «годичное кольцо, год, нарост, прирост, расширение», ср. шуо – «год», шераш, шариш – «годы». Отсюда, на наш взгляд, совершенно темное по происхождению русское шар, а также ширь – «ширина», широкий, ср. полабское сар – «ширь», сарюке – «широкий», польск. шероки – «широкий» - ингушск. шера – «широкий».

Изменяется формула фонетических изменений и в абсолютном конце слова.

1) и.-е. геу – (гоу) гу – «гнуть, крутить», нахск. га – «ветвь, изгиб, отклонение» дает гау, далее гуо – «круг, окружность, колено», гу – «горка, пригорок», гуола – «колено, локоть», гура – «косяк, рама»;

2) и.-е.теу – (тоу-) ту – «набухать, выгибаться – нахск. тавала, туовала – «поправляться, полнеть», тов-буц – «отава» из тав < тау < та, сюда же русск. отава, славянское отави – «подкреплять»;

3) и.-е. стеу, др.-инд. став, осетинск. аставын, парфянское истав – «хвалить, восхвалять» - нахск. хастуо – «похвалить», хиестуо – «хвалить, восхвалять» последовательно из х1астуо// х1иестуо//иестуо, ср. русск. хвастать, не имеющее удовлетворительной этимологии. В звуковом отношении интересно указать на и.-е. ста – «стоять, ставить» (осетинск. стын//истун – «стоять, ставить», иран. х1ишта) при чеченском х1уотта – «встать», х1итта – «вставать», х1уоттуо – «поставить», х1иттуо – «ставить, устанавливать», ингушск. отта – «встать, устать», на основании которых в чеченских формах распознается протетический придыхательный х1, а в индоевропейских – диссимиляция (расподобление) согласных тт ст, подтверждаемая и другими примерами, в частности: чеч. меттиг – русск. – место, чеч. тиетта – «толкать, давить» - русск. тесто.

Во многих случаях нахская лексика в историческом плане имеет заметное преимущество перед индоевропейской не только в фонетическом аспекте как позволяющая проследить звуковое развитие, но с грамматической точки зрения. Так, знаменитое индоевропейское чередование гласных е, о в глагольных основах, не имеющее общепринятого объяснения, в нахских языках до сих пор служит способом выражения однократности – многократности глагольного действия. Например, в индоевропейском восстанавливают корень доус//деус//дус – «дуть, надувать», удивительным образом напоминающий нахск. доуса – «надуть», деуса – «надувать», ср. бац. допса – «вздуться», депса – «вздуваться», чеч. дуса – «накачать», инг. дувса – «надуть, накачать». Славянским отражением этого индоевропейского корня является духь – «дух, духота, теплый воздух, теплота», с переходом, как принято считать, с в х после у. Специалист по нахским языкам не может здесь не обратить внимание на сходство последнего с чеченским доуха – «теплый, горячий», бац. допх-дан – «сгореть», депх-дан – «согревать», с тем же видообразующим чередованием о:е. Высказывания о том, что это чередование гласных в индоевропейском, возможно, служило средством видообразования имеются и у европейских ученых, однако убедительных доказательств справедливости такого предположения у них не было. На нахском материале этот вопрос решается однозначно.

Выше мы приложили не мало усилий, чтобы показать происхождение дифтонга оу из а через ступень ау в результате регрессивной ассимиляции. Естественно возникает вопрос: нельзя ли применить это знание к нахскому доуса//доуха? Замена дифтонга оу на монофонг а дает следующие гипотетические формы: даса//даха. Второй глагол со значением «вытаскивать, извлекать вздохи, вздыхать» распознается в чеченском сразу, ср. синош даха – «извлекать души, вздохи, вздыхать», даккхий синош доха – «тяжело дышит, вздыхает, переживает». В праславянском же языке он представлен в несколько измененном виде – дыхати – «дышать» (русск. вздыхать, вздох, диал. дохать – «кашлять», полабское дахаць «дышать», сербохорватское дахати – «дуть, пахнуть») ср. чеч. хьожа йаха – «нюхать», буквально «извлекать запах», где йаха тот же глагол даха, но с другим классным показателем.

Сложнее обстоит вопрос с первым из восстановленных нами глаголов даса. Очевидно соответствия ему в рассматриваемых языках мы не имеем. Но можно предположить, что искомое соответствие послужило базой для образования современного чеченского дасда//дассуо – «опустошить, опорожнить, разгрузить, спустить (о надувной камере и т.д.)» от дас – «пусто, порожний» и дан – «делать». А отсюда с оглушением зубного д один шаг до др.русск. тыщь – «пустой, тщетный», русск. диалектного тощий – «внутри пустой, полый», сербохорватск. ташт, афганск. таш – «пусто», авестийск. таошайети – «освобождает, выпускает» (Ф IV91), ср. с последним чеч. дассадайта, йассайайта – «дать опустошить, позволить выпустить содержимое», в которых вторая часть дайта, йайта – вспомогательный классный глагол со значением «давать, позволять, заставлять, делать».

И здесь мы подошли ко второму явному преимуществу нахских глаголов перед индоевропейскими: все рассмотренные выше нахские глаголы – классные, то есть, выступают в четырех вариантах с изменяющимися классными показателями д-, б-, й-, в- (дуса, буса, йуса, вуса «надуть, накачать», доуха, боуха, йоуха, воуха – «теплый, горячий», дассуо, бассуо, йассуо, вассуо – «опустошить», даха, баха, йаха, ваха – «дышать, жить» и т.д.). В этой связи интересно сопоставить слав. духь с бухь в набухать, разбухать, нахск. боуха – с русск. бухоный – «теплый», а такженахск. бауса, буса – «надуть» - немецк. баусен – «распухать», русск. быстрый из бус – р – ый, греческ. Психе – «душа» - бъсихе, сближаемое С.А.Старостиным с нахск. психа, чеч. сиха – «быстрый, вспыльчивый, писхованный».

Нахские классные определители позволяют ответить на вопрос, почему в индоевропейских языках очень часто встречаются совершенно разные глаголы, обозначающие одно и тоже понятие. Например, и.-е. дег//дог, бег, ег//ог, вег – «гореть, сиять»; дер//дор, бер//бор, ар//ор, вер – «резать, драть, трепать» (ср. русск. деру, драть, беру, брать, раз-оряю, раз-орять, вру, врать), дег//бег//вег – «трястись, изгибаться, колебаться», ден, бен, вен – «быть, убивать». Не потому ли, что в прошлом они представляли такие же разновидности одного глагола, как нахские дага, вага, йага, вага – «гореть»; дара, бара, йара, вара – «резать, раздирать»; дега, бега, йега, вега – «трястись, колебаться, сгибаться»; диен, биен, виен – «убивать»? И не то же ли самое чередование щ:е, что и в и.-е. дег//дог – «гореть», дер/дор – «драть», представлено в чеч. догу – «горит», деги – «сгорел», дору – «раздираю», дери – «разодрал»?

Случайно ли совпадение настоящего времени глагола – у в русском и чеченском языках:еду – йоьду (из йиеду); веду – воьду (из виеду); возить, везу – возу, т1аьхьавозу; не могу – ца могу, ца могуш хила - «недомогать»?

Классные определители могут занимать не только препозицию по отношению к корню, но и постпозицию, что наглядно демонстрируется следующими фактами:

нахск. маллан – «ослабить, смягчить, сделать теплым» - и.-е. мелд – «размягчать, делать слабым, теплым», слав. малдь, русск. молодой, греч. амалдино – «размягчаю, ослабляю»;

2) нахск. шалдан – «остужать, морозить» - и.-е. келд., лит. шалти – «морозить», русск. холод, слав. хлад, охлаждать;

3) нахск. дарбан, дарйан – «раздражать, бередить, распалять» - и.-е. дерб, слав. – дербати – «скрести, царапать, драть, теребить», и.-е. дерд-, слав.дердати, македонск. дрда – «кромсать, драть, щипать» и т.д.

В отличие от индоевропейских нахские формы совершенно прозрачны в структурном отношении: все эти глаголы образуются от основ прилагательных (мал – «мягкий», шиел – «холодный», дар – «расцарапанный») путем присоединения вспомогательного классного глагола дан, бан, йан – «делать», следовательно, никак не могут быть заимствованы из индоевропейского языка. В силу того, что практически вся индоевропейская и нахская лексика совпадает, исключается и также обратное направление заимствования из нахского в индоевропейский. Остается единственная возможность объяснить совпадение такого большого числа лексических, фонетических и морфологических фактов в индоевропейских и нахских языках – признать их генетическое родство.

И так, мы утверждает громко и внятно, что индоевропейские и нахские языки генетически родственны и что пранахский язык хронологически предшествует индоевропейскому.

Альманах «Чеченец», № 4 1997г.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4628
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ

Сообщение Олег Гуцуляк 01 июл 2013, 10:12

Происхождение Нахов-Чеченцев с точки зрения языкознания

Категория: О Чеченцах Опубликовано: 21.06.2013 19:24 Автор: Ичкериец
По современным научным представлениям чеченский язык вместе с ингушским и цова-тушинским языками образует нахскую группу иберийско-кавказской языковой семьи, составляющими которой являются также картвельская, абхазо-адыгская и дагестанская группы. По другой версии нахские и дагестанские языки объединяются в одну нахско-дагестанскую группу. Такой классификации придерживаются в основном кавказоведы, тогда как европейские ученые признают все эти три группы - картвельскую, абхазо-адыгскую и нахско-дагестанскую - отдельными языковыми семьями, не связанными между собой генетическим родством. Так известный лингвист Б.А.Серебренников считает, что "характерной особенностью попыток доказательства генетической общности кавказских языков в целом является или абсолютный априоризм, или применение негодных методов исследования этой проблемы" (17).

Если в индоевропейских языках, к которым относятся арийские (индоиранские), славянские, балтийские, кельтские, германские, романские, албанский, греческий и армянский языки, значительный пласт родственной лексики, морфологических и синтаксических общностей, то в кавказских языках, по мнению Г.А.Климова (13) "непредубежденному исследователю бросается в глаза не только существующие между его отдельными группами серьезные расхождения структурного плана, но и … резко очерченная материальная специфика каждой из групп. … Здесь глубоко различен состав основных разрядов местоимений, числительных, прилагательных, очень мало сопоставимых слов среди имен существительных и глаголов. Можно отметить всего около двадцати общекавказских лексических единиц, способных претендовать на исконный характер". Подобный менторско-назидательный тон часто можно услышать из уст и других компаративистов, когда речь заходит о генетических связях кавказских языков.

Пристальное изучение этого вопроса выявило, что непомерный скептицизм "маститых" ученых по отношению к кавказским языкам, особенно к чеченскому, объясняется отнюдь не заботой об усовершенствовании методов исследования этих языков, а наоборот, желанием скрыть от простых людей действительную их (языков) историю. Свидетельством тому яфетическая теория Н.Марра (не путать с пресловутым четырехэлементным анализом!), которая была предана остракизму совсем не по причине ее несостоятельности, а скорее потому, что она была правильной, а значит, и неугодной сатанинским силам мира. Свидетельством тому и статья того же Г. Климова "Несколько индоевропейских картвелизмов", насквозь пронизанная духом неприятия чеченских параллелей не только к рассматриваемым индоевропейским, но даже и к картвельским лексемам.

Если для тоталитарного режима было характерно примитивное диктаторское запретительство (нельзя заниматься этимологией, нельзя заниматься древней историей, нельзя изучать ислам и т.д.), то для "демократического поветрия" типично преднамеренное создание целых ложных направлений в лингвистической науке. Так, еще недавно усиленно скрываемое родство северо-кавказских языков с хуррито-урартскими теперь уже вроде бы как и не отрицается, но тут же незамедлительно состряпана новая лингвистическая притча об их генетической связи с сино-тибетскими (?!). Данные языкознания свидетельствуют, что пракавказский язык лежит в основе ностратических языков: индоевропейских, картвельских, семито-хамитских, урало-алтайских и дравидийских. Сино-тибетские языки имеют к ним отношение только в плане глоттогенеза (моногенеза). Наиболее близки к своему праязыковому состоянию некоторые горночеченские диалекты. За пределами Кавказа самыми близкими к чеченскому по своему лексическому и фонетическому составу являются индоевропейские языки.

Именно к такому выводу приводит нас сравнительный анализ фонетического строя (6,9), лексического состава (2,3,4,10,11,19), морфологических элементов (2, 10) и структуры корня (5) этих языков, а также косвенные данные смежных наук (антропологии [1], археологии, этнопсихологии). Чтобы оценить степень близости чеченского и индоевропейских языков, достаточно сравнить их термины родства:

1. баба 'бабушка' - и.-е. *baba 'бабушка'
2. да 'отец; творец, создатель; хозяин, владелец' - и.-е. *da-tar 'творец' < *da 'создавать'
3. дада 'отец; дедушка' - и.-е. *dada 'отец; дедушка'
4. (чеч. дади 'отец, папочка' - англ. daddy 'отец, папочка')
5. нанa 'мать, бабушка' - и.-е. *nana 'мать, бабушка'
6. (чеч. нани 'мамочка' - англ. nanny 'нянюшка')
7. матт 'матрица, матка' - и.-е. *mat- 'мать'
8. маттер 'основной, матричный' - и.-е. *mater 'матерь'
9. чеч. *саг 'олень; мужчина стаг мужчина, человек' - англ. stag 'олень-самец; холостяк', stag-party 'мужская вечеринка'
10. мар 'муж' - и.-е. *mar- 'молодой мужчина'
11. маре 'замуж' - и.-е. *mare- 'выходить замуж'
12. нас > нус 'невестка, сноха' - и.-е. *snus- 'невестка, сноха'
13. науц, 'жених; зять', мн. невц-арий - и.-е. *nous 'новый; новобрачный'
14. замо 'родственник жениха, сват' - и.-е. *gamo 'родственник по браку', авест. zamaoya 'зять', ср. чеч. мн. замой
15. барт 'братство; союз' - и.-е. *brat 'член союза; собрат'
16. к1ант 'сын; молодец' - и.-е. *gent 'сын, родственник'
17. х1ун 'семя; порода' - и.-е. *sun 'сын', иран. hun
18. бeр 'ребенок, дитя' - и.-е. *ber 'ребенок, дитя'
19. гаки 'малютка, ребеночек' - и.-е. *gag 'детеныш, дитятко'
20. (осет. gagi 'ребенок, дитя', фрак. gaka, русск. диал. кага 'дитятко')
21. жеро 'вдова', жоьра-баба 'ведьма' < жиерун-баба 'старая карга' - и.-е. *ger-о 'зрелый, старый', др.-инд. jaras 'старый возраст', греч. geron 'старый, старец')
22. k'an-i > ц1ани 'новорожденый; новый; непорочный' - и.-е. *k'en- 'новый, молодой'

Считаем необоснованной точку зрения, по которой слова баба, нана, дада не берутся в расчет при генетических исследованиях, принимая их за так называемые слова детской речи, хотя еще А.Мейе по этому поводу резонно заметил: "Детская речь распространяется лицами, вполне развитыми в отношении речи". Безусловно "слова детской речи" могут нести в себе определенную дополнительную информацию, когда они в значительном количестве совпадают в "неродственных", как, например, в английском и чеченском (ср. еще чеч. пису "киска" = англ. pussy) и не совпадают в некоторых "близкородственных" языках, как, например, в языках Дагестана.

Наряду с рассмотренной выше группой терминов родства, к важнейшему разряду слов, характеризующих генетическое родство языков, относится и разряд названий частей тела, среди которых мы имеем следующие нахско-индоевропейские параллели:

1. Бага 'рот' - и.-е. *beg 'рот; резать'
2. Бал 'рука, плечо' - и.-е. *bel 'рука, плечо'
3. Буй 'кулак' < *bug - и.-е. *bug 'гнуть; кулак'
4. Бакъ 'спина' - и.-е. *bak 'спина, бок', англ. back 'спина'
5. Б1аста 'тыл' - и.-е. *bhasat 'зад; тыл; спина'
6. Б1ар-иг 'глаз' - и.-е. *brou 'бровь', *bhereg 'блестящий'
7. Варе 'бедро' - и.-е. *vran 'бедро'
8. Варту 'шея' - и.-е. *vert 'вертеть', иран. wartan 'шея', слав. *vortъ 'шея'
9. Гуола 'колено' - и.-е. *goul 'изгиб, колено'
10. Йист 'рот', хьаст 'исток' - и.-е. *as-t // *oust- 'рот, устье'
11. Кар 'рог' - и.-е. *kar 'рог, голова', хетт. kar 'олений рог'
12. Карт-у 'голова' - др.-англ. heor(o)t 'рог; олень'
13. Киeра 'чрево' - и.-е. *kere 'резать; полость', слав. *chrevo 'живот, чрево' (ср. чеч. диал. чивреш)
14. Кит 'живот; бурдюк' < *кат - и.-е. *gud- 'живот' (?)
15. Каг, куьг 'рука' - и.-е. *keg- 'коготь, кисть руки', *kug- 'гнуть; коготь; крюк' [ср. также нах. ка, кара 'рука' - др.-инд. kar 'рука'; и.-е. (иран.) *dok- 'рука' - нах. даки 'хороший' < 'правая рука, десница']
16. Куог 'нога' - и.-е. *keug- // *koug- // *kug- 'крюк; нога'
17. Кхал-и 'большой зуб' - и.-е. *kel- 'резать', слав. *kelъ 'клык, зуб'
18. Кхам-и 'челюсть' - и.-е. *gem- // *kem-, cлав. скемица 'челюсть'
19. Кхас 'волосы головы, грива' - и.-е. *kes 'волосы головы'
20. Маж 'борода, усы' < *mag - и.-е. *meg- 'борода, усы'
21. Макх-и 'ус(ы)' - и.-е. *mek- 'борода, усы'
22. Мин-даь1ак 'шейный позвонок' < *mani- - и.-е. *men 'шея'
23. Мас 'перо; волос' - и.-е. *mas-, *meus- 'мох'
24. *Наб 'железа; жировой слой на животе' - и.-е. *nabh- 'живот; пупок'
25. НаI 'шкура' < *naq' - и.-е. *nak- 'шкура'
26. ПIал-иг 'палец' - и.-е. *pаl- 'палец', слав. *palъ 'палец'
27. Пхьад 'нога, икра ноги' - и.-е. *phed- 'нога'
28. Чкъор 'кожица; кожура' - и.-е. *skor- 'шкура; шкорка'
29. *К1ан-иг 'подбородок' - и.-е. *k'enu- 'подбородок'
30. *Анд-у 'лоб, передняя часть черепа' - и.-е. *ant-i 'перед, фронт, лоб'

Отдельные ученые хотят представить дело так, что лексические соответствия в генетических исследованиях не имеют принципиального значения. Мы же, наоборот, убеждены в том, что именно сходство словарного состава является главным критерием родства языков. Никакого грамматического строя языка "как наиболее устойчивой и практически трудно проницаемой для внешнего воздействия структуры" (3, с.45) без лексики не существует. Пусть эти исследователи или открыто заявят, что грамматика первична, а лексика вторична, или приведут пример языка, в котором бы с течением времени при сохранении "трудно проницаемой" грамматической структуры была бы утеряна базовая лексика языка. Смеем утверждать, что структурно-грамматических расхождений между общепризнанно родственными языками порой значительно больше, чем словарных. Например, между чеченским и ингушским языками, в родстве которых никто не сомневается, заметные различия в функционировании категории грамматических классов, в парадигме склонения, в системе глагольных времен. Еще больше грамматических, а не лексических (!) различий между вайнахскими и цова-тушинским языками. В болгарском и французском языках нет склонения, хотя в старо-славянском и в латинском языках, к которым они соответственно восходят, эта категория была. На примере одного чеченского языка можно проследить, как в процессе исторического развития размываются границы между аглютинативным и флективным строем языка: стоит только в орфографии принять фонетический принцип написания, как в чеченском языке резко возрастет элемент флективности (чисто флективных языков, как известно, не существует), ср. в глаголах: а:л "сказать" - о:л "говорит", туо:х(а) "ударить" - ту:х(а) "ударяет", дита "оставлять" - дуьта "оставляет", лаа "желать" - лаьа "желает"; в именах: болх "работа" - белх "работы", борз "волк" - берз "волка".

Читая кавказоведческие работы по сравнительно-историческому языкознанию, вдруг приходишь к мысли, что все эти безобидные с виду "случайные совпадения", "заимствования из индоевропейских языков", "культурные бродячие термины", "слова детской речи", "звукоподражания", "методологически не верно", "сначала надо установить регулярные звуковые соответствия", "прежде надо написать сравнительно-историческую грамматику" и т.д. и т.п. в руках некоторых авторитетов давно лишились своего первоначального смысла и превратились в инструмент очернительства. Жизнь учит нас, что она богаче любых установленных человеком соответствий, и на поверку оказывается, что нет никакой строгости в противопоставлении согласных ни по признаку твердости-мягкости, ни по звонкости-глухости, ни по лабиальности-нелабиальности, ни по придыхательности-непридыхательности (16). И речь здесь не о том, что надо отказаться от достижений сравнительно-исторической науки, об этом смешно даже думать, речь о том, что нужно скорее отказаться от устаревших представлений, чем от реальных фактов.

Лингвистические свидетельства о происхождении ностратических языков с Кавказа, подкрепляются и антропологическими данными. Известно, что белая раса на Западе называется кавказской. Большинство жителей бывшего СССР об этом не имеет ни малейшего представления. Те же, кто знает об этом, но которым это не по нутру, усиленно пытаются доказать, что никакой кавказской расы не существует. Они считают, что "белая раса" была так названа французским ученым исключительно ради красоты черкесской женщины", а не потому, что наиболее древние и исконные представители этой расы представлены на Кавказе. Однако, антропологи на последний счет не имеют никаких сомнений и свидетельствуют, что "кавкасионы" - жители Центрального Кавказа относятся к кавкасионскому антропологическому типу - самому европеоидному из всех подтипов. Этот тип характеризуется высоким ростом, массивностью черепа и относительно светлой пигментацией. Эти черты, как известно, свойственны горцам. А горы - это древнейшее местообитание людей после великого потопа. Пророк Нух (да благословит его Аллах и приветствует) высадился со своими спутниками на горе Арарат (откуда и название Урарту).

Потомки его поселились на пространствах от Арарата до Кавкасоса (Кавказского хребта). Они и составили основу нового человечества, радиально расселившегося из своего первоначального очага проживания до Памира и Гималаев на востоке, до Альп и Пиренейских гор на западе. Язык общины пророка Нуха, и был праязыком Старого Света, который во всех отношениях (библейски, географически, антропологически и лингвистически) следует называть пракавказским или точнее протокавказским. На наш взгляд, он тождествен ностратическому языку Иллич-Свитыча, с той лишь разницей, что он включает в себя нахский компонент как стержневой. Сближение же северо-кавказских языков с какими-то енисейскими, сино-тибетскими и на-дене, минуя индоевропейские, родство которых, например, с нахскими лежит на поверхности, является не случайным научным недомыслием, а вполне осознанным актом, преследующим далеко идущие неблаговидные цели.

Тем, кто сознательно искажает истину, хочется напомнить аят из Святого Корана: И скажи: "Пришла истина, и исчезла ложь, поистине, ложь исчезающая!" (14, 17:83).

А.Д. Вагапов

* * *

Литература:

1. Алексеев В.Н. Происхождение народов Кавказа. М., 1974.
2. Вагапов А.Д. Славяно-нахские лексические параллели. Грозный, 1994.
3. Вагапов А.Д. К вопросу о генетическом родстве индоевропейских и нахских языков // Проблемы происхождения нахских народов. Материалы научной конференции, состоявшейся в Шатое в 1991 г. Махачкала, 1996.
4. Вагапов А.Д. Индоевропейско-нахские глагольные сходства. Тезисы локладов международного симпозиума кавказоведов. Тбилиси, 1991.
5. Вагапов А.Д. Сходные элементы в структуре основы индоевропейских и нахских языков. Грозный, 1992 (рукопись)
6. Вагапов А.Д. Индоевропейские и нахские языки. Грозный, 1992.
7. Вагапов А.Д. К происхождению гидронимов Причерноморья с корнем ДОН. Альманах "Чеченец", №5, Грозный, 1997.
8. Вагапов А.Д. Термины родства в индоевропейских и нахских языках. Махачкала, 1998.
9. Вагапов А.Д.К вопросу о пранахском консонантизме. Тезисы докладов научной конференции. Грозный, 1999.
10. Вагапов Я.С. Индоевропейско-нахские лексические общности с классными показателями в их составе. Грозный, 1994.
11. Джаукян Г.Б. Взаимоотношение индоевропейских, хуррито-урартских и кавказских языков. Ереван, 1967.
12. Дьяконов И.М., Старостин С.А. Хуррито-урартские и восточнокавказские языки // Древний Восток. Этнокультурные связи. - М.: Наука, 1988.
13. Климов Г.А. Вопросы методики сравнительно-генетических исследований. - Л., 1971
14. Климов Г.А. Несколько картвельских индоевропеизмов. - Этимология-1979. М., 1981.
15. Коран. Перевод И.Ю. Крачковского. М., 1990.
16. Пахалина Т.П. Сравнительно-историческая морфология памирских языков. М., 1989.
17. Серебренников Б.А. Вероятностное обоснование в компаративистике. - М., 1974
18. Старостин С.А. Праенисейская реконструкция и внешние связи енисейских языков // Кетский сборник. - М.: Наука, 1982.
19. Старостин С.А. Индоевропейско-севернокавказские изоглоссы // Древний Восток. Этнокультурные связи. - М.: Наука, 1988.
All this has happened before. All this will happen again - Всё это было прежде, и повторится вновь.
So Say We All - И Это Наше Слово.
Pro Aris et Focis : За алтари и очаги!
http://falangeoriental.blogspot.com
Аватара пользователя
Олег Гуцуляк

 
Сообщений: 4628
Зарегистрирован: 31 окт 2009, 01:22
Откуда: Ивано-Франковск, Галиция, Украина

Re: КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ

Сообщение Александр Волынский 01 июл 2013, 15:56

Ностратические языки и языки Кавказа образовывались на одном субстрате.
В последнее время активно развивается теория, связывающая Курганную культуру с Майкопской культурой ранней бронзы, а саму Майкопскую культуру с Месопотамией.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 9394
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ

Сообщение Максим Медоваров 17 авг 2013, 21:32

Ностратические языки и языки Кавказа образовывались на одном субстрате.

Это не ответ на вопрос, поставленный в статье. Если все параллели Вагапова верны, то нахские должны быть близкородственны ностратическим. Я не изучал северокавказские языки специально, поэтому не могу однозначно судить, но сдается мне, что Вагапов несколько сфальсифицировал эти параллели. Надо ведь сравнивать прасеверокавказский с ИЕ, а не отдельно чеченский с ИЕ.
Россия слишком величественна, чтобы проводить национальную политику... ее дело в мире есть политика рода человеческого... (П.Я. Чаадаев)
Аватара пользователя
Максим Медоваров

 
Сообщений: 7729
Зарегистрирован: 03 фев 2010, 16:53
Откуда: Россия, Нижний Новгород


Вернуться в Факультет филологии и языковедения


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron