*Империя Будущего и экономика Красоты*

наша футурологическая лаборатория

*Империя Будущего и экономика Красоты*

Сообщение Алексей Ильинов 13 апр 2012, 17:00

Изображение

Александр Елисеев

*Империя Будущего и экономика Красоты*

Автоматизация производства позволит свести к минимуму физический труд. В конце концов, он окажется сведен к нажатию кнопки работником-оператором. Причем сам работник будет, в первую очередь, ученым, производящим знания, выпускающим новые технологии. Поэтому в производстве будут задействовано относительно небольшое количество лиц.
Как же тогда быть с теми, кто покинет сферу производства? Может быть, они переместятся в сферу обслуживания? Но ведь автоматизация коснется и этой сферы. Получится, что большинство граждан останется не у дел. Что же им предложить?
Мечтатели, воображавшие себе коммунистическое будущее человечества, считали, что автоматизация породит огромное количество вольных творцов – писателей, художников, поэтов и т. д. На самом же деле количество творцов такого масштаба всегда ограничено. Иначе не было бы смысла в искусстве и литературе. Их ценность в том и заключается, что речь идет о редких и даже редчайших вещах, которые дороже драгоценных камней.
Впрочем, сейчас на Западе прорабатываются иные варианты решения проблемы «ненужных людей». В частности, Збигнев Бжезинский выдвинул концепцию «титтитейнмента». Это словечко есть комбинация из слов «tits» («сиськи», «титьки») и «entertainment» («развлечение»). По его мнению, лузеры, не вписавшиеся в современные реалии, должны стать чем-то вроде младенцев, присосавшихся к материнской груди. Процветающие меньшинство (20 %) должно обеспечить им относительно безбедное существование, но, самое главное – предоставить «информационный наркотик» в виде разнообразных развлечений. Речь здесь, конечно, идет, прежде всего, о тех жителях «третьего мира», которые будут выкинуты на обочину жизни в результате глобализации. Но очевидно, что глобализация, идущая рука о руку с автоматизацией, затронет и жителей «процветающего» Запада.
Однако, совершенно очевидно, что здоровый и дееспособный человек, взятый на полное иждивение обществом или государством, вряд ли сможет быть довольным своим новым положением. Конечно, человек с удовольствием идет в отпуск, проводит выходные и радуется любой возможности лишний раз не выйти на работу. Но вот если ничегонеделание становится чем-то постоянным, то этот нормальный человек, безусловно, скиснет. В свое время, когда в перестроечном СССР только распространялся культ Запада в целом и США, в частности, пока еще советские люди изумлялись – дескать, чего это там безработные так уж сильно стремятся стать работающими. Ведь они и так вполне себе неплохо существуют на пособие. Гражданам страны, в которой существовала всеобщая занятость, было и невдомек, что как бы хорошо ни жил безработный, но он всегда будут ощущать себя лишним человеком. Вообще, человек создан по образу и подобию Творца и понятно, что ему необходимо заниматься какой-либо творческой деятельностью.
Поэтому очень даже вероятно, что «титтитейнмент» окончится массовыми бунтами, которые будут иметь под собой исключительно психологическую мотивацию. Эти бунты, конечно, можно предотвратить, напичкав «лишних» людей наркотиками, или переселив их в виртуальные миры. Но это станет уже самым настоящим геноцидом.
Выход может быть только один. Необходимо отказаться от рыночного подхода к делу и всячески поощрять не только полезный (в экономическом плане) труд, но и труд бесполезный, невыгодный. О чем же идет речь?
Нам представляется, что автоматизация сделает возможным возрождение пасторального, сельского общества (опять-таки, в новом формате). Поговорим об этом подробнее.
Информационное общество позволит создавать совсем уж запредельные технологии. И если оно покончит, хотя бы на территории «одной, отдельно взятой страны» (надеюсь, что таковой страной будет наша Россия) с тиранией транснациональных корпораций (ТНК), то можно обеспечить пресловутое изобилие. Действительно, в новую эпоху развитие техники должно обогнать рост человеческих потребностей. Главное – не уничтожать частную собственность, как это делали коммунисты, а просто устранить монополии, которые уже сегодня сдерживают НТП.
Потом технический мега-рывок решит проблему изобилия. Ничего невозможного в этом, конечно же, нет. Главное сосредоточить основное внимание не на изменениях внутри социума, а на преобразовании и покорении природы. Да-да, мы вовсе не боимся этой, на первый взгляд, сугубо прогрессисткой терминологии. Ибо как раз ускорение технического развития окажется способным сдержать потрясения внутри социума, неизбежно сопровождающие любые преобразования.
Так вот технический сверх-рывок поможет, наконец-то, достичь пресловутого изобилия – без всяких коммунистических экспериментов, при минимуме социальных преобразований. Но при этом никуда не исчезнет иерархия. Как и встарь, лишь меньшинство будет способным управлять, а также заниматься науками и искусством. В области материального производства станет работать упомянутая выше небольшая прослойка ученых-операторов. Они будут и управлять производством, и создавать новые технологии, и делать новые открытия. Рабочий поднимется на небывалую высоту, он станет ученым, а ученый окончательно избавится от своего абстрактного академизма, став рабочим. При этом именно рабочий-ученый станет владеть средствами производства, сорганизовавшись в творческие артели.
Выше будут стоять – аристократы, формирующие войско, офицерский корпус, чиновничий аппарат и политический класс. (Особый статус получит священство).
На вершине будет находиться Император.
При этом творческой интеллигенции, как впрочем, интеллигенции, как таковой, не останется. У каждого сословия будет своя научная и творческая интеллигенция.
Внизу пирамиды окажутся крестьяне. Впрочем, понятие «низ» в постиндустриальном феодализме приобретет несколько иное измерение. Нам видится, что люди крестьянского низа – свободные люди, обладающие всеми возможностями компьютерной эры, имеющие в своем распоряжении собственные оргструктуры, через которые они делегируют представителей в законосовещательное собрание.
Но они лишены экономического значения. Рабочие-ученые снабжают их, как и других граждан Империи, всем необходимым для жизни – от птерокара до компьютера, и от деликатесов до модной одежды. Они не воюют, ибо не испытывают склонности к профессиональной работе воина (в то же время каждый гражданин вооружен и является участником народного ополчения, он готов воевать в случае необходимости). Наконец, они не управляют, ибо им этого не надо, им не интересна политика (но они могут свободно высказываться по любому политическому вопросу).
И, тем не менее, крестьяне производят – красоту сельской жизни. Вспомним, что и сегодня многие городские жители с радостью трудятся на своих шести сотках, хотя это им скорее в убыток. Вот и тогда освободившиеся от власти машин труженики устремятся на землю, от чьей власти они тоже освободятся. Им посчастливится заняться свободным и хозяйственно немотивированным трудом.
Сословие крестьян займется эстетическим производством, вернее производством эстетики. Их труд будет архаичен, наивен, но красив и уютен. Такими же наивными и красивыми будут их жилища и поселки. Устав от небывалой сложности руководства, представители «высших» сословий найдут отдохновение в общении с новыми крестьянами, посещая их общины и гуляя среди их прекрасных домов. Простая жизнь в крестьянских общинах станет отдыхом, своеобразным санаторием.
Конечно, чаемое общество не будет идеальным миром. В нем сохранятся свои социальные противоречия, но только они выйдут на совершенно иной уровень.
При новом «феодализме» натуральный обмен вытеснит товарно-денежные отношения. Точнее, сведет их к минимуму, как это было при средневековье. Но тогда уровень технического развития был слишком слаб и натуральный обмен не мог вестись в таких масштабах, чтобы обеспечить основные потребности всех. Количество ресурсов было ограничено, его рост отставал от роста потребностей, поэтому возрастала роль рыночного регулирования. Информационное общество с его сверхкоммуникациями позволит одной общине в кратчайшие сроки связаться с другой общиной с целью обмена – и не важно как далеко она находится, и чем занимается.
Доктор философских наук Александр Давыдов делает следующие предположения касательно сверхмобильных сетевых структур:
«Возможность связи «всех со всеми» создает ситуацию, когда для любого действия всегда найдется доселе неизвестная форма его реализации, а контролировать неведомое невозможно… В принципе, передовые информационные технологии позволяют организовать такую систему торговли, в которой товары будут обмениваться друг на друга без посредничества какого-то ни было эквивалента стоимости».
От будущей постэкономики можно ожидать очень многого, но никакой утопии реализовано не будет. Собственность не отомрет, деньги не исчезнут, хотя очень многие услуги станут бесплатными. Произойдет максимально возможное разукрупнение собственности, а деньги перестанут играть фетиша, подменяющего производимые вещи. Эквивалент обмена, безусловно, сохранится в какой-либо приемлемой для этого форме. Само изобилие будет достигнуто далеко не сразу, но даже и оно потребует какой-то регуляции форм обмена продуктами. То есть на утопию настраиваться не надо, нужно ждать новых головокружительных высот, которые принесут новые трудности.

© Фонд "Русская Цивилизация", 2004.
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5353
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Вернуться в Camera Smaragdina


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron