Диалектика национал-большевизма

Русский национальный социализм "с чистого листа"

Диалектика национал-большевизма

Сообщение Александр Волынский 21 апр 2016, 17:53

Национал-большевизм Н.В. Устрялова. Систематическое изложение

Р.Р. Вахитов

2.2. Диалектика Устрялова

Великий русский философ ХХ века А.Ф. Лосев писал: «диалектика не есть никакая теория. Диалектика есть просто глаза, которыми философ может видеть жизнь». Если метафизика стремится уместить живую жизнь в прокрустово ложе формально-логических теорий, то диалектика позволяет увидеть жизнь с разных сторон. Противоречивость – свойство самого универсума и мыслить противоречия, в чем главная задача диалектики – значит мыслить реальность как она есть, не подменяя ее схемами нашего рассудочного познания. Устрялов бы вполне согласился с этим, ведь его диалектика есть не что иное, как политический реализм, которому противостоит политический догматизм.

Уже в первой национал-большевистской книжке – «В борьбе за Россию» в статье «О верности себе» Устрялов формулирует эту главную свою методологическую идею. Фундамент ее – признание того, что политика есть сфера относительного, текучего, и что в ней нет «универсальных решений», абсолютных, пригодных всегда и везде методов: «политика вообще не знает вечных истин. В ней по гераклитовски «все течет», все зависит от наличной «обстановки», «конъюнктуры», «реального соотношения сил». В ней нет постоянных союзников и противников: вчерашний враг становится другом и наоборот. В качестве примера такого политика-реалиста колчаковец Устрялов приводит… В.И. Ленина, политический гений которого он вообще высоко оценивал, естественно, не разделяя при этом его марксистских взглядов: «подобные примеры можно приводить до бесконечности. Наиболее близкий нам – феерическое превращение Ленина из «друга» Германии в ее «врага», из антимилитариста в идейного вождя большой регулярной армии, из сторонника восьмичасового рабочего дня в насадителя двенадцатичасового». И тут же Устрялов обрушивается на «политических догматиков», которые не осознают того, что живая жизнь противоречива и изменчива и, пусть из благих побуждений, безуспешно пытаются втиснуть ее в узкие и мертвые идеологические схемы, в противоположность политическим реалистам: «…неужели все эти люди (политические реалисты – Р.В.) – изменники своим принципам? Ничуть. Они лишь умеют отличать принцип от способа его осуществления. Они – лучшие слуги своей идеи, чем те, кто близоруким и неуклюжим служением ей лишь губят ее… Они не изменники, они только не доктринеры. Они не ищут неизменного в том, что вечно изменчиво по своей природе». Любопытно заметить, что эти упреки Устрялова, бросаемые им в адрес «патриотов-догматиков», представлявших большевиков как «силу сатанинскую», с которой не может быть никакого сотрудничества в принципе, по своему пафосу да и содержанию перекликаются с упреками Ленина в адрес меньшевиков, которые тоже хотели следовать «букве марксизма», не учитывая специфических российских условий, и потому заученно твердили об отсталости России, необходимости развития в ней сначала капиталистического базиса, «гражданского общества», начисто отвергая ленинскую идею особого российского пути к социализму. Неудивительно после этого, что вождь революции проявил особое внимание к книге Устрялова «В борьбе за Россию». Дело не только в том, что Ленин осознал выгоды сотрудничества большевиков, после 1918 года превратившихся в оборонцев и государственников, с русскими некоммунистическими патриотами – государственниками (хотя и это сбрасывать со счетов нельзя, вождь был гибок и прагматичен, как и следует хорошему политику). Но, полагаем, есть еще и другое – Ленин почувствовал в Устрялове «родственную душу», такого же, как он сам, врага политического догматизма и романизма и апологета историзма и диалектики, только стоящего на совершенно иных, немарксистских позициях.

Эту идею Устрялов развивает во второй национал-большевистской книжке «Под знаком Революции» в статье «Два этюда». Тут Устрялов привлекает, кроме Гегеля, еще и авторитеты Гамбетта и Макиавелли и находит своей методологической позиции на первый взгляд шокирующее определение – оппортунизм. Устрялов стремится избавить это слово от налипших к нему негативных ассоциаций и вернуть ему подлинный смысл, который вкладывал в него теоретик оппортунизма Гамбетта: оппортунизм – это «политика результатов. То, что мы называем «реальной политикой». Учет обстановки, трезвый анализ действительных возможностей. Приспособление к окружающим условиям, дабы успешнее их преобразить, направить к поставленной цели». Имеется в виду не политическая беспринципность, приспособленчество и «фактопоклонство», отнюдь, речь идет об отсутствии неразумного романизма и доктринерства, желающего «резать по живому», калечить действительность в угоду «чистоты идеи». Устрялов восклицает в связи с этим: «нет ничего хуже в политике, чем упрямое и безответственное доктринерство… даже жертвенность не искупает порока ослепленности… Жертвы оправданы только тогда, когда они – реальные и необходимые средства к достойным и реальным целям».

Еще одним классическим теоретиком «оппортунизма» Устрялов объявляет, конечно, Макиавелли. И тут не обходится без необходимости сначала реабилитировать это великое имя: «веками клеветали на него людские пороки – глупость, зависть, тщеславие, лицемерие, вероятно, оттого, что он их гениально распознал и учил, взнуздав их, пользоваться ими. Веками чернили «макиавеллизм» – гений Макиавелли не стал от того ни менее ярок, ни менее предметен, ни менее актуален в своей положительной и творческой направленности». Политический реализм Макиавелли, в действительности, не имеет ничего общего с пресловутым «макиавеллизмом» – стремлением к власти ради власти любыми средствами. Макиавелли учит овладевать властью не ради нее самой, а ради блага Родины: «…весь безбрежный релятивизм средств ни на минуту не заслонял в его гениальном ясновидящем сознании прочного достоинства руководящей задачи его времени, разума нарождающейся эпохи: великая родина, великая нация, великое государство». Макиавелли призывает государя отступать от норм морали не ради циничного самоутверждения, а потому, что в политике сплошь и рядом случаются ситуации, когда невозможно вести себя безукоризненно морально. Ведь мораль исходит из того, какими люди должны быть, а политик вынужден исходить из того, какие они есть на самом деле, то есть учитывать и использовать во благо их слабости и даже пороки.

Следуя Макиавелли, Устрялов предлагает свое понимание лозунга «цель оправдывает средства», который лицемерные либеральные политики поносят как верх цинизма, но которым сами вынуждены, пускай и исподтишка, пользоваться. Неправильно противопоставлять цели и средства и доктринерски вопить, что-де благая цель требует благих лишь средств, это значило бы не видеть диалектики цели и средств. По мере своего воплощения цель может становиться средством и вообще: «повсюду причудливое сплетение посредствующих целей и целеподобных средств», а конечные абсолютные цели – вне этого материального мира с его изменчивостью и текучестью. Устрялов распространяет гегелевскую диалектику не только на цели, но и на средства, они тоже должны учитывать реальность, дабы не коверкать жизнь и не нести лишние страдания людям. Тех политиков, которые верят в политическое абсолютное зло, наряду с политическим абсолютным добром, Устрялов презрительно именует манихеями: очевидно, имеются в виду белые патриоты, видящие в большевиках «силу сатанинскую», а в себе самих «спасителей отечества». Устрялов напоминает, что в мире политики нет абсолютного добра и абсолютного зла, здесь, в сфере низменной, текучей, материальной добро и зло перемешаны. Большевики – противники Церкви и Империи, с точки зрения русского патриота – это зло, но большевики принесли и добро – сохранили великодержавное российское государство, без которого немыслимо историческое бытие России. Белые, или, по крайней мере, самое консервативное их крыло, строили свою идеологию на православных и государственных ценностях – это благо, но закончили они сговором с врагами России, кое-где даже согласием «поделиться» с Западом русскими территориями – это зло. Такова диалектика политического добра и зла, одно легко перетекает в другое, патриоты становятся врагами своей Родины, космополиты – ярыми патриотами, желающие спасти Веру готовы разрушить государство, которое – корень бытия народа, а значит и его Веры, желающие уничтожить Веру перерождаются и приходят к ее пускай и неохотному и половинчатому, но признанию.

Теоретическая основа этого «оппортунизма», то есть политической диалектики Устрялова – конечно, та же гегелевская диалектическая теория национального духа. Дух народа дышит, где хочет, и его парадоксальные пути плохо согласуются с политическими доктринами, создаваемыми кабинетными теоретиками. Он – «Исторический Разум, живущий в нации, в государстве, врачующий их же недуги их же собственными орудиями и силами». Диалектика в этом смысле есть смирение перед неисповедимостью путей национального духа для нашего догматического рассудка, признание действительного как разумного, и в то же время не преклонение перед этим действительным, не бездумная, романтическая его идеализация.

Итак, диалектику Устрялова не стоит понимать лишь как политическую гибкость и парадоксальность, умение тонко чувствовать политическую обстановку и учитывать ее малейшие изменения (хотя и это верно, недаром же Устрялова называют русским Макиавелли). Устрялова вообще-то, впрочем, как и Макиавелли, не интересует реальная политика ради реальной политики. Диалектика, реальная политика – все это теряет значение вне высокой, являющейся предметом всех устремлений сверхзадачи – сохранения государства. Теория государства и есть истинный фундамент национал-большевизма, от которого зависят и все остальные его учения, а государственничество – альфа и омега национал-большевизма. И тут наблюдается органичное срастание метода и теории, учение о государстве у Устрялова внутренне диалектично, а диалектика у Устрялова, как мы видели, подчинена сохранению и процветанию государства.



2.3. Национал-большевистское учение о государстве

Уже в одной из ранних программных своих работ Устрялов формулирует базисное для своей политической теории положение: «человечество настоящей эпохи существует и развивается под знаком государственности. Народная личность, «национальная идея», как и всякая духовная монада, для своего проявления требует определенного единства. Единое целостное начало должно скреплять собою то сложное многообразие, каким представляется историческая жизнь того или другого «народа». И вот государство и явилось таким объединяющим, оформляющим, скрепляющим началом». Позднее Устрялов сформулирует его еще острее: «Для патриота эта общая верховная цель формулируется старым римским изречением: «благо государства – высший закон». Принцип государственного блага освящает собою все средства, которые избирает политическое искусство для его осуществления». Надо сказать, что это – нетипичная позиция для русского мыслителя, среди которых больше было вообще-то анархистов и антигосударственников, и «левых» и «правых» (от Бакунина до Толстого), или, по крайней мере, сторонников «либерального ослабления государства». Впрочем, этатизм Устрялова, как мы уже отмечали, не лишен предшественников в русской традиции: сам он указывает на Пестеля и Герцена, на поздних славянофилов Данилевского и Леонтьева, мы же укажем на его непосредственных учителей Струве, Новгородцева, Е.Н. Трубецкого. Однако еще ближе Устрялову Гегель, именно от его понимания государства – как высшей формы проявления национального духа – Устрялов и отталкивается: «государства – те же организмы, одаренные душой и телом, духовными и физическими качествами. Государство – высший организм на земле и не совсем неправ был Гегель, называя его «земным богом». (здесь нет никакого «отхода от православия», напомним, Гегель называл богом «исторический дух», отсюда истинный смысл этой фразы Устрялова: государство – земное воплощение исторического национального духа).

Устрялов стремится реабилитировать понятие империализм, которое в политическом лексиконе, начиная с XIX века, стало восприниматься сугубо негативно. Империя есть высшая форма государственного развития, она охватывает собой множество народов, имея таким образом в качестве субстанции культурно многообразный субстрат, она наилучшим образом защищает входящие в нее народы. Плох не империализм как таковой, а такой империализм, который по-варварски относится к народам периферии империи, вместо культурного взаимообогащающего диалога и сотрудничества практикуя насилие и грабеж (впоследствие в поздний период творчества Устрялов будет на этом основании противопоставлять советское великодержавие, которое совмещает в себе принцип единого сильного государства и братский союз народов, и западное великодержавие, которое собственно и называют империализм и которое основано на западоцентризме, ксенофобии, презрении к неевропейским народам и грубом попрании их интересов). Сам же по себе империализм, понятый именно как великодержавие, стремление к созданию больших, многонародных государств вполне отвечает духу времени (Устрялов при этом отмечает, что ХХ век есть век империализма, каждая нация, чувствующая в себе творческие силы, создает свой, оригинальный «империализм» – английский, германский, американский, турецкий, наконец, российский). Более того, империализм совершенно естественен, так как связан с неотъемлемыми, сущностными чертами государства: «перед каждым государством встает практический императив: стремись к расширению, будь могучим, если хочешь быть великим! Здесь не только голос биологически естественного и ценного инстинкта, здесь веление нравственного разума, завет и требование исторического духа». Нас не должно удивлять утверждение о нравственном и культурном императиве империализма; для Устрялова великая империя органически и необходимо связана с великой культурой…

Всемирная история и международная политика и формируются столкновением различных «империализмов», которое по сути есть конкуренция национальных идей. Одни империи рождаются, другие умирают, малые государства переходят от одной сферы влияния к другой, давно уже утеряв самостоятельное значение… Устрялова чарует эта картина борьбы, смертей и рождений, крови и страданий, из которых вырастают цветы культуры, дикая красота живой жизни, стоящей вне наших схем, столкновение и переплетение стилей, культур. Он видит в изменениях политического ландшафта «печать высшей мудрости», «приговор исторического духа» – и здесь мы чувствуем влияние на Устрялова не только Гегеля, но и немецкого романтика и эстета Фридриха Ницше, а также его русского «собрата по духу», тоже эстета, но только православного, К. Леонтьева.

http://www.situation.ru/app/j_art_528.htm
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 8970
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Александр Волынский 21 апр 2016, 18:07

Я лично не поддерживаю устряловский этатизм и империализм, но специально взял положительное изложение основ национал-большевизма.
Сталинизм это устряловщина, только не благородно-дворянская, а ежовско-бериевская.
Следуя Макиавелли, Устрялов предлагает свое понимание лозунга «цель оправдывает средства», который лицемерные либеральные политики поносят как верх цинизма, но которым сами вынуждены, пускай и исподтишка, пользоваться. Неправильно противопоставлять цели и средства и доктринерски вопить, что-де благая цель требует благих лишь средств, это значило бы не видеть диалектики цели и средств.

Лицемерные либеральные политики хотябы поносят цинизм, а вот сталинисты считают его вполне нормальным, во благо России, конечно.
Я нисколько не осуждаю русских патриотов за то, что они считают любые средства хорошими, но почему надо это дерьмо выдавать за единственно возможную мораль? Если сталинисты правы и Россия действительно готова на любые мерзости и подлости ради своего Величия, то я не могу не быть русофобом ибо Россия должна вызывать у всего мира ужас и омерзение.
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 8970
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Сергей Андреев 2.0 25 май 2016, 18:39

Есть две России, одна молится Христу, а другая кидает фиам к одряхлевшему идолу "бога"- императора, который примеряет на себя то фуражку политрука, то ханскую шапку, то еще чего.
Сергей Андреев 2.0

 
Сообщений: 93
Зарегистрирован: 29 дек 2014, 16:05

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Александр Волынский 25 май 2016, 19:25

Есть две России, одна молится Христу, а другая кидает фиам к одряхлевшему идолу "бога"- императора

Я думаю, что молитва Христу это не больше чем реакция на ужас русского бытия, вроде истошного крика жертвы своим мучителям -"креста на вас нет!".
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 8970
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Сергей Андреев 2.0 25 май 2016, 19:37

Александр Волынский
это тут не причем , просто из Византии мы кроме Православия заимствовали болезнь римской государственности , которая так и не был искоренена, а потом аукнулась в Устряловых, Брусиловых и прочих перебежчиках к красным из соображений, что "гений ымперии" выбрал большевиков, а значит им надо служить. Ну и сейчас эта идея походу окончательно победила.
Сергей Андреев 2.0

 
Сообщений: 93
Зарегистрирован: 29 дек 2014, 16:05

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Александр Волынский 25 май 2016, 20:58

просто из Византии мы кроме Православия заимствовали болезнь римской государственности

Христианство изначально противопоставляло себя Кесарю, хотя и не отрицало его власть. Католицизм и Византийское православие полностью подчинили церковь интересам князей мира сего, даже если эти князья назывались епископами. Но в идеале Империя должна была быть христианской, то есть главным интересом князей и епископов должна была быть церковь, а не собственная власть в церкви и над церковью.
Красная Империя тоже пыталась защищать некие глобальные ценности, но главная моя мысль в том, что цель вовсе не оправдывает средства. Нельзя защищать христианство разгулом лжи, насилия, жадности. Нельзя устанавливать коммунизм методами империализма. Нельзя защищать свободу насаждая рабство.
Сам Устрялов тоже это понимал
Однажды во время Пасхи Устрялова посетило такое сомнение в его историческом оптимизме, и он записывает в статье, помеченной «Светлое Воскресенье», следующее предостережение: «Если Россия выйдет из него (кризиса) страною безмузыкальной цивилизации только, если она утратит в нем своего Бога, свою душу живу - это будет не чем иным, как особою лишь формой ее исторической смерти, которой так боялся Леонтьев»
אור לגויים свет народам
Аватара пользователя
Александр Волынский

 
Сообщений: 8970
Зарегистрирован: 30 мар 2010, 22:06
Откуда: Афула, долина Армагеддона, Израиль

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Сергей Андреев 2.0 26 май 2016, 13:36

Александр Волынский
Я тут скопирую сам себя:
"Церковь противостояла империи , когда та творила беспредел, Максим Исповедник бросил вызов императору- монофелиту, а вовсе не принял его ересь в угоду империи , православные противостояли иконоборцам, за которыми стояла власть, Федор Студит выступил против незаконного брака императора и его попыток склонить Церковь к его освящению, флорентийскую унию Церковь также не признавала, не говоря уже о постоянном противостоянии попыткам императоров впихнуть римский культ сакральной империи в Православие. В России истинно православные отказывались признавать декларацию ерисарха Сергия, прогнувшегося под совок. И таких примеров масса. "
Грубо говоря все принявшие ересь в угоду кесарю по сути вне Церкви, собственно как и просто принявшие ересь.

Ну у Устрялова были видимо просветления, когда он осознавал, что творит , но вообщем и целом он как был циничным последователем культа империи , так им и умер.
Сергей Андреев 2.0

 
Сообщений: 93
Зарегистрирован: 29 дек 2014, 16:05

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Алексей Ильинов 31 май 2016, 18:50

Тогда застрелите Платона (которого, кстати, и Православная Церковь почитает: http://www.pravoslavie.ru/87645.html). Для начала. Предайте его проклятию, сожгите все его книги и разбейте все его статуи.

Сергей, к сожалению, наивен. Даже «истинно-православные христиане» ГЕНЕТИЧЕСКИ несут в себе «империализм» и «монархизм» (вот, например: http://www.ispovednik-portal.com/stati/ ... -chast-iii).

Другой ближайший помощник Митр. Иосифа священномученик епископ Сергий (Дружинин) говорил допрашивавшим его НКВДшникам:
«Преосв. Дмитрий (Любимов) внушал мне мысль «стоять в правоте Православной Церкви», отвергал Сов. власть, как власть безбожную, сатанинскую, с которой необходимо Православной Церкви бороться, и придерживался тех же взглядов, что и свящ. Ф. Андреев в вопросе о законной власти, т.е. считал, что понятия «Православие и Русь» неотделимы, и законной властью может быть только Царская власть…
Истинное Православие может существовать только при монархе.
Только он один может восстановить мир и любовь, только монархический строй может восстановить порядок в разоренной России и дать возможность Церкви процветать на погибель всех гонителей Православной Церкви. Своих убеждений я не скрывал и старался в этом духе воспитывать верующих…
Государя я считал и считаю Помазанником Божьим, который всегда был с нами, с нами молился и вместе с нами вел борьбу с хулителями Церкви. За его убийство, за убийство наследников я ненавижу большевиков и считаю их извергами рода человеческого. За кровь Помазанника Божьего большевики ответят…»


Вы же в курсе, что именно в их среде почитался... Адольф Гитлер как «спаситель-избавитель»? Парадоксально, но была в революционной России и секта (старообрядческого или протестантского (?) толка, если не ошибаюсь), которая Ленина почитала и чуть ли «святым» его не объявила. А как понимать почитание Наполеона Бонапарта некоторыми «оппозиционными» сектами и даже церковными деятелями в самом начале XIX века?

А Николай Устрялов исходил из вполне конкретных исторических реалий и исторической же логики. Российская Империя распалась (и не большевики, кстати, её развалили, а самые, что ни есть, «либералы-февралисты», ибо именно они «процесс запустили»), бушует братоубийственная гражданская война, гибнут миллионы людей — от войны, от голода и от болезней, Антанта (а до того и Германия) оккупирует часть территорий. Всё, конец, Апокалипсис, «окаянные дни», НО... Ленин, чьи заслуги как лидера-государственника признала даже белая эмиграция (включая, кстати, членов семьи Романовых), начинает постепенно, действуя крайне жестоко, укрощать революционный хаос и худо-бедно, но как-то налаживать нормальную жизнь и страну, где сплошь хаос и анархия, собирать по кускам. А ИНАЧЕ и нельзя было. ИНАЧЕ — это нескончаемые грабежи, нескончаемое насилие и кровь, кровь и ещё раз кровь. Нужна была, увы, ВЧК, которая, с одной стороны, расстреливала «контру», но именно она же жестоко карала насильников, грабителей и убийц, которые «благоденствовали» на улицах городов России, нападая и на «буржуев», и на «пролетариев». А ещё вспомните Глеба Жеглова и Володю Шарапова, славных бойцов столичного МУР-а. Правильно ли они действовали в условиях послевоенной разрухи и разгула бандитизма? У нас в Воронеже было нечто подобное после войны — бандиты с оружием, которого было неимоверно много в городе, разрушенном гитлеровцами. Были у них и пистолеты, и автоматы, и даже гранаты. Но так воронежская милиция вместе с НКВД нещадно боролась с ними. И весьма успешно.
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5391
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Алексей Ильинов 31 май 2016, 19:14

А что «красные»... «Красные» были самыми, что ни на есть, РАДИКАЛАМИ-ЗАПАДНИКАМИ. Читал кто-нибудь эпохальные сборники «Вехи» и «Из глубины»? О чём там? Да неужто о Чингисхане, Батые и Тамерлане? Ленин кого обожал больше всего? Татаро-Монголию? Рассмешили. Германию и Соединённые Штаты Америки! Карла фон Клаузевица, как пишет Ричард Пайпс в трёхтомнике «Русская революция», Владимир Ильич прочитал с превеликим интересом.
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5391
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

Re: Диалектика национал-большевизма

Сообщение Алексей Ильинов 31 май 2016, 19:27

Сталинизм это устряловщина, только не благородно-дворянская, а ежовско-бериевская.


*ЧЕКИСТЫ-ДВОРЯНЕ*

Как известно, дорвавшиеся до власти в октябре 1917 года взбесившиеся хамы всячески притесняли интеллект и цвет нации в лице дворянского сословия. Доказательство тому — многочисленные рукопожатные семейные истории о том, как дедушку «не приняли в вуз из-за дворянского происхождения» (понятно, что дедушка врать не может).

Что ж, попробуем измерить алгеброй гармонию, численно оценив степень притеснения большевиками лиц дворянского происхождения.

Возьмём известный справочник: Петров Н.В., Скоркин К.В. Кто руководил НКВД, 1934–1941. М., 1999.

«В исследовании нами учитывались наркомы внутренних дел СССР и их заместители, начальники управлений и отделов центрального аппарата НКВД, наркомы внутренних дел всех союзных и автономных республик (исключение составила Нахичеванская АССР), начальники УНКВД краёв и областей, входивших в состав РСФСР, УССР, Белорусской ССР и Казахской ССР. Не учитывались руководители НКВД тех автономных областей РСФСР, которые не изменяли в рассматриваемый период административный статус, а также руководители НКВД областей в составе Киргизской, Таджикской, Туркменской и Узбекской ССР. В то же время начальники УНКВД тех автономных областей РСФСР, чей статус повысился до автономных республик, нами учтены»

Всего в справочнике 571 человек. Из них как минимум 9 дворян или 1,58%:

Благонравов Георгий Иванович. Родился в семье чиновника
Бокий Глеб Иванович. Старинный дворянский род, сын действительного статского советника
Кишкин Владимир Александрович
Красовский Николай Викторович. Родился в семье дворянина, капитана царской армии. Отец служил в белой армии в 1918–1919, затем в РККА 1919–1924.
Меркулов Всеволод Николаевич. Отец был капитаном царской армии, потомственным дворянином, мать — княжеских кровей, из уважаемого грузинского рода.
Пилляр Роман Александрович (Ромуальд фон Пильхау). Барон
Прокофьев Георгий Евгеньевич. Родился в Киеве в семье мелкого чиновника. Дворянин.
Пузицкий Сергей Васильевич. 1895 года рождения, уроженец г. Ломжа (Польша), сын директора 2-й Московской гимназии, русский, дворянин.
Сперанский Василий Михайлович

В Российской Империи по переписи 1897 года было учтено 125640021 человек, в том числе 1220169 потомственных и 630119 личных дворян. То есть, дворяне составляли 1,47%.

Поскольку в результате революционных событий и Гражданской войны значительная часть дворянства эмигрировала, в населении СССР 1920–1930-х гг. их доля была ещё ниже.

Таким образом получается, что процент дворян в высшем руководстве НКВД существенно превышал процент дворян в населении.

Источник: http://pyhalov.livejournal.com/261039.html
"Vielleicht wird das Dritte Reich ein germanisch-slawisches Reich des noch seiner Entdeckung harrenden östlichen Christentums sein" (Erich Müller-Gangloff)
Аватара пользователя
Алексей Ильинов

 
Сообщений: 5391
Зарегистрирован: 24 ноя 2009, 14:43

След.

Вернуться в Tabula Rasa


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1